«Пятидневная война» и пресса Великобритании

Дарья Ванчикова


Август 2008 года не оказался «пустым сезоном» для британских СМИ, как это обычно бывает в конце лета, и причиной тому стали военные действия, начавшиеся 7 августа в Южной Осетии.
Первые оценки конфликта на Южном Кавказе появились 8 августа в редакционной статье The Financial Times под названием «Грузия: Россия напрашивается» (“Russia is asking for trouble in Georgia”). Конфликт, как говорилось в статье, жестоко ударит по отношениям России, ЕС и США, а также нарушит спокойствие всего Кавказского региона. Авторы статьи утверждали, что остановить это «безумие» может только Москва. «…Создается впечатление, что своими действиями Россия целенаправленно добивается дестабилизации соседнего государства», — писала The Financial Times. -… Вступать в борьбу с Москвой Саакашвили не хочет. Однако и Путин, и лично им отобранный преемник Дмитрий Медведев, судя по всему, стремятся доказать две вещи: во-первых, что Грузия слишком нестабильна, чтобы быть членом НАТО; во-вторых, что они сами могут определять судьбу бывшего советского пространства».
Большинство публикаций, появившихся в эти дни в других английских СМИ,  были созвучны выступлению The Financial Times. Эдвард Лукас (Edward Lucas), один из главных «ястребов» британской журналистики, автор книги «Новая холодная война», (“The New Cold War”), в статье «Как Грузия попала в расставленную врагами ловушку» (“How Georgia fell into its enemies’ trap”) 9 августа на страницах The Times открыто обвиняет Россию в том, что та «втянула» Грузию в войну: «Их [российский. – Д.В.] сценарий был прост: сначала провоцируем, да так, что это невозможно вынести; потом ждем ответа; а после него отвечаем сами — многократно превосходящей военной силой и дипломатическим унижением». Сторону, противостоящую «российской агрессии», Э.Лукас характеризовал так: «Грузия — это процветающее гражданское общество, это активная оппозиция, это государство, которое страстно желает оказаться в рядах Европейского Союза и НАТО».
Лукасу вторил Дэвид Кларк (David Clark), бывший советник правительства Великобритании, председатель Фонда “Россия” (Russia Foundation) в статье «Запад не может больше безучастно наблюдать за тем, как бесчинствует бандит-Россия» (“The West can no longer stand idle while the Russian bully wreaks havoc”), опубликованной в The Guardian 11 августа. По его словам, «Кремль на самом деле преследует цели не гуманитарного, а геополитического характера. Он пытается восстановить сферу влияния, которую считает ‘правом России по рождению’, утерянным ею в связи с распадом Советского Союза».  Занятно прозвучала оценка Д. Кларком Михаила Саакашвили: он «не совсем такой образцовый демократ, как казалось сначала», но «все же не Милошевич».
В те же дни появилась в британской прессе и более резкая оценка грузинских властей. 10 августа The Observer опубликовала статью редактора отдела Кавказа в лондонском Институте журналистики военного и мирного времени (Institute for War and Peace Reporting) Томаса де Ваала (Thomas de Waal)  «Горячность и риск: лидер Грузии зашел слишком далеко» (“Georgia’s volatile risk-taker has gone over the brink”). Автор статьи вспоминает жертв конфликта и считает, что «президента Михаила Саакашвили сами эти люди волнуют значительно меньше, чем то, чтобы они жили именно на грузинской территории. Если бы было по-другому, в ночь с 7 на 8 августа он не начал бы массированный артиллерийский обстрел города Цхинвали». Заодно Де Ваал высказал убеждение, что «Москве осетины ничуть не дороже грузин, которых она забрасывает бомбами: Южную Осетию она считает пешкой в игре», однако отмечает, что «провокация [со стороны Тбилиси. – Д.В. ] была, … но если президент Грузии посчитал, что он в состоянии выиграть эту войну или что эта война нужна Западу, то он просчитался».
Выступили среди британских журналистов и защитники российской позиции. В их числе — обозреватель идеологически близкой к либерал-демократам газеты The Independent Мэри Дежевски (Mary Dejevsky), которая в статье «Россия — злодейка? Кого пытается одурачить Запад?» (“Russia the bad guys? Who are the West trying to kid?”) назвала «пародией» заявления западных СМИ о «российской агрессии» и удивляется, почему иностранцы старательно переиначивают намерения Москвы. «Нам пора воспринимать постсоветских лидеров России как ответственных взрослых людей, представляющих законный национальный интерес, а не предполагать худшее, руководствуясь стереотипами».
В то же время, большинство обозревателей британских печатных СМИ настойчиво проводили мысль о попытке Кремля с помощью войны в Грузии восстановить сферу влияния России на постсоветском пространстве. При этом основная ответственность за действия российских военных возлагалась комментаторами на В. Путина, а не на Д. Медведева. В том, кто именно является главным объектом внимания британских журналистов, можно убедиться по одним заголовкам заголовки: «Путин делает ставку на двойственную позицию США» (Vladimir Putin capitalises on US ambivalence»), Джерард Бейкер (Gerard Baker), «The Times» 12 августа; «Почему кукловод Путин опасен как никогда» (“Why puppetmaster Putin is more dangerous than ever”), Оуэн Мэттьюс (Owen Matthews), “The Daily Mail”, 12 августа; «Буш упрекает Россию? Путин, должно быть, смеется до упаду» (“Bush rebuking Russia? Putin must be splitting his sides”), Саймон Дженкинс (Simon Jenkins), “The Guardian”, 13 августа.
Связали британские аналитики войну в Южной Осетии и с борьбой России за контроль поставок в Европу энергоносителей, добываемых на постсоветском пространстве. Как писала 10 августа The Times в редакционной статье «Локальные войны имеют опасную тенденцию разрастаться» (“Small wars have a nasty habit of getting bigger”), «учитывая хватку России в области энергетических поставок, притом, что Грузия играет роль канала нефти, свободного от российского влияния, это [российско-грузинский конфликт. – Д.В.] может иметь серьезные последствия для глобальной экономики». Врочем, с этим согласны не все. Джонатан Стил (Jonathan Steele), обозреватель The Guardian, автор статьи «Это не война за нефтепровод, а покушение на российское влияние» (“This is no pipeline war but an assault on Russian influence”), опубликованной 11 августа, убежден, что, несмотря на стратегическое значение нефтепровода Баку – Тбилиси — Джейхан, главной причиной развязывания конфликта стали усилия США по сокращению российского влияния в Кавказском регионе, в чем определенная роль отведена и М. Саакашвили.
Главным же вопросом, взволновавшим британские печатные СМИ в связи с российско-грузинским конфликтом, стали оценки возможности влияния событий на Кавказе на дальнейшее развитие системы международных отношений в целом.
Югоосетинскую войну начали сравнивать с локальными  кризисами, послужившими в ХХ веке поводами к началу мировых войн. Уильям Рис-Могг (William Rees-Mogg), редактор газеты The Times в 1967-1981 гг. и один из ее старейших обозревателей, 11 августа в статье «Мир избежал нового Сараево» (“Georgia: another Sarajevo moment avoided”) сравнил грузинский кризис августа 2008 года с сербским кризисом июля 1914 года, приведшим к Первой мировой войне: в обоих кризисах центральную роль играл «российский фактор», сталкивались интересы националистов, и все были охвачены страхом. По мнению У.Рис-Могга, то, что Грузия не является членом НАТО, спасло мир от третьей мировой войны, а действия Грузии еще больше отдалили ее от перспективы членства в Альянсе: «В мире, где царит неуверенность, ведущие державы не могут идти на риск, связанный с локальными конфликтами, поскольку те способны перерасти в большие войны».
Саймон Дженкинс (Simon Jenkins) в статье «Пока мы сражаемся с ветряными мельницами, над Землей нависла угроза мировой войны» (“We tilt at windmills as world war looms ”), опубликованной в The Sunday Times 24 августа привёл другое сравнение: «В мире прослеживаются тревожные параллели с 1930-ми годами. И опять раздаются тревожные звонки, по мере того, как мир вновь приближается к депрессии. Кризис кредитования и провал международных торговых переговоров под эгидой ВТО заставляют нации сосредоточиваться на внутренних делах. Тем временем Россия — держава, проигравшая последнюю войну [имеется в виду поражение в «холодной войне» - Д.В.] — разминает мускулы и находится в отличной форме».
Британские аналитики все чаще спорят о перспективах развертывания «новой холодной войны». Кто-то, как корреспондент The Times Чарльз Бремнер (Charles Bremner), склонен видеть причину такой угрозы в пропагандистской машине России. В статье от 15 августа «Кремль вспоминает лексикон «холодной войны», чтобы приписать США роль злодея» (Kremlin dusts off Cold War lexicon to make US villain in Georgia) Ч.Бремер писал, что в борьбе за общественное мнение Кремль сегодня снова использует риторику времен «холодной войны», видя в каждом конфликте «злодейскую руку» США.
Редакция The Observer в статье «Контролировать новую Россию можно только в рамках нового мышления» (“Controlling the new Russia requires new thinking”) виновника возникновения новой напряженности видит в Америке: «В связи с этим кризисом США вновь исполнились решимости изолировать Россию. Для этого они продвигают планы по принятию Грузии и Украины в НАТО и размещению систем ПРО в Польше и Чехии… Теперь все это выглядит как чистой воды игра на обострение в стиле ‘холодной войны’». Однако чаше раздаются призывы к обеим сторонам отказаться от эскалации напряженности в отношениях. Как писала The Independent в редакционной статье от 28 августа под заголовком «Обеим сторонам следует отказаться от риторики ‘холодной войны’» (“Both sides should cool the Cold War rhetoric”), «сейчас настало время для тех, кто сохранил холодную голову, начать искать выход из тупика. Будущее двух маленьких областей на Южном Кавказе не должно стать поводом для начала нового эпохального конфликта между Востоком и Западом».
После признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии 26 августа СМИ Великобритании стали выражать еще большую обеспокоенность планами Москвы. Является ли этот шаг следствием экспансионистской политики Кремля в ближнем зарубежье, какая судьба ожидает Крым, Приднестровье, Нарву и др., и каковы будут последствия признания сепаратистских республик для территориальной целостности самой России – этими вопросами стали задаваться все ведущие обозреватели, аналитики и политические деятели. The Guardian в редакционной статье под названием «Прецедент Принципа» (“The Princip precedent”) выражает точку зрения большинства, суть которой в том, что «отрицание принципа территориальной целостности Грузии имеет последствия, и притом очень значительные, для региона в целом. Это подрывает суверенность каждого из соседей России, у многих из которых есть аналогичные сепаратистские анклавы. Это ослабляет собственные границы Российской Федерации. На севере Кавказского горного хребта есть десятки сепаратистских интересов, для которых вчерашнее решение может стать опасным прецедентом».
Притом, что мало кто из журналистов Соединенного Королевства сомневается в возможности повторения абхазского и осетинского сценариев в других соседних с Россией государствах, некоторые все же не считают, что действия Москвы создадут напряженную ситуацию на Северном Кавказе, внутри самой России. Вот что пишет Чарльз Кловер (Charles Clover) в статье «Решительные действия России развеивают страх перед “эффектом домино”» (“Russian resolve counters fears of domino effect ”): «Некоторые эксперты отмечают, что главный урок, вынесенный народами Кавказа из конфликта в Грузии, состоит не в том, что принцип самоопределения наций универсален, или не в том, что Россия отступила от своей заявленной цели по сохранению своей территориальной целостности, а в том, что у России достаточно силы и воли, чтобы добиваться своего» (The Financial Times, 29/08/08) .
Военные действия России в Грузии и последующее одностороннее признание независимости Абхазии и Южной Осетии поставили перед Западом вопрос о том, каким должен быть его ответ на шаги, предпринимаемые Москвой. Свою позицию по этому вопросу высказал на страницах The Sunday Times 17 августа Дэвид Кэмерон (David Cameron), лидер партии британских консерваторов. В статье под заголовком «Мы должны заставить Москву заплатить за этот удар по демократии» (“We must make Moscow pay for this blow against democracy”) он предложил демократическим странам сплотиться и выступить в защиту Грузии: «Россия хочет международного признания и уважения. Мы должны четко дать понять, что путь, выбранный ею, ведет к изоляции и презрению. Мы должны приостановить членство России в ‘большой восьмерке’ и отложить переговоры о партнерстве с Европейским Союзом». Ко всему прочему, лидер консерваторов высказался за ужесточение визового режима для въезда граждан России в Великобританию: «Российские армии не могут вступать в другие страны, в то время как российские покупатели продолжают наводнять магазины Selfridges».
Министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд (David Miliband) в своей статье «Россия не извлечет выгоды из своей агрессии» (“Russia will not benefit from its aggression”), опубликованной 19 августа в The Times, также предпочел выдержать жесткую линию, хотя не столь категорично: «В отношении России я выступаю за диалог, основанный на твердой позиции, – предлагаю сделать блага международной системы, необходимые Кремлю в экономической и политической сферах, рычагом воздействия на Россию, принуждения ее вести себя ответственно… Я не поддерживаю идею исключить Россию из G8: это разовьет у россиян синдром жертвы нападок, подогреет российский реваншизм и позволит российской стороне позиционировать себя как защитника реформ в интересах тех, кто на данный момент не входит в G8».
Позднее, 29 августа в газете The Guardian в статье «Украина, Россия и стабильность в Европе» (“Ukraine, Russia and European stability”) Милибэнд высказался о перспективах взаимоотношений России и Евросоюза: «Мы должны занять позицию сотрудничества, совмещенного с твердостью. Это означает, что мы должны укреплять наших союзников, изменить баланс в энергетических взаимоотношениях с Россией, защищать права международных институтов и возобновить усилия по урегулированию “неразрешенных конфликтов”». Ключом к развитию отношений России и Европы Милибэнд считает Украину, имеющую прочные связи с Россией и стремящуюся к вступлению в ЕС. Милибэнд подчеркивает также, что важно не спонсировать «новую холодную войну», а обозначить четкие границы мира.
31 августа, накануне экстренного саммита Евросоюза по проблеме грузино-югоосетинского конфликта, The Observer опубликовал статью Гордона Брауна, премьер-министра Великобритании под заголовком: «Что мы противопоставим неприкрытой агрессии России» («This is how we will stand up to Russia’s naked aggression”). «Мой призыв к России прост: хотите быть желанным и полноправным членом таких организаций, как G8, ОЭСР и ВТО, – смиритесь с тем, что правам сопутствуют и обязательства. Мы заинтересованы в конструктивном партнерстве с Россией в рамках G8 и других организаций, но избирательный подход к выполнению установленных правил недопустим», — писал Браун, подчеркивая необходимость укреплять трансатлантические отношения, группу G7, переоценить отношения НАТО с Россией и оказать поддержку как Грузии, так и другим потенциальным объектам российской агрессии. Отметил Гордон Браун и необходимость диверсификации поставок энергоресурсов во избежание будущей энергозависмости Великобритании от той же России.
Как можно заметить, несмотря на жесткую риторику по адресу Москвы, безоговорочную поддержку грузинского режима, слова о «российской агрессии» и необходимости дать ей отпор,  первые лица лейбористского правительства Великобритании, в отличие от лидера консервативной оппозиции, не намерены отказываться от  конструктивного сотрудничества с Москвой. Ключевым понятием для них является «взаимозависимость», обеспечивающая рычаги воздействия обеим сторонам.
Сегодня кто-то, как Бронуэн Мэддокс  (Bronwen Maddox) из The Times, считает решения, принятые Евросоюзом 1 сентября, «вялыми». По его словам, в этом проявилась неспособность Брюсселя привести к единому знаменателю сторонников жесткой реакции на российское вторжение в Грузию и тех, кто призывает не провоцировать Россию. Кто-то, например редакция “The Guardian” в статье «Тревога сплотила» (“United in anxiety ”) от 2 сентября, наоборот приветствует проявленное представителями Евросоюза единодушие. «Желание избежать конфронтации не всегда является проявлением слабости», — отмечают авторы статьи. А кто-то, как Мэри Дежевски в The Independent, обвиняет новых членов ЕС, страны Центральной и Восточной Европы, в саботаже дипломатических инициатив ЕС по налаживанию диалога с Москвой.
В целом, стоит отметить, что при общем критическом настрое в отношении России, подачу информации британскими СМИ нельзя назвать «однобокой» или нерепрезентативной.  Высказаться смогли все участники конфликта на Южном Кавказе. На страницах The Financial Times Сергей Лавров и Дмитрий Медведев отстаивали свою позицию наравне с Михаилом Саакашвили. Притом что большинство газет и журналов Великобритании называли Россию «провокатором» и были убеждены в экспансионистских намерениях Кремля, действия Грузии в большинстве публикаций также подвергались резкой критике. А разговоры о начале «новой холодной войны» были вытеснены призывами к установлению взаимопонимания и сотрудничества России и Запада, к соблюдению правил игры на международном поле всеми участниками.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх