Закон свободы. По следам Х Всемирного Русского Народного Собора

Владимир Максименко

В апреле 2006 года в Москве состоялся Х Всемирный Русский Народный Собор, главным делом которого стало принятие «Декларации о правах и достоинстве человека». Значение этого документа, составители которого говорят от имени «самобытной русской цивилизации», состоит в том, что он раздвигает рамки дискуссии о критериях всеобщности концепции прав человека, утвердившейся на Западе.
Два постулата «Декларации о правах и достоинстве человека» имеют фундаментальное значение: утверждение принципа множественности цивилизаций как характеристики мирового сообщества и утверждение принципа религиозного происхождения любой культуры как «имеющей своим Первоисточником Бога». Эти постулаты — главный вклад Декларации Всемирного Русского Народного Собора в современную дискуссию о правах и свободах человека.
С конца ХХ века напряженность дискуссии по поводу «прав человека» возрастает. Этот процесс идет параллельно с осмыслением необходимости реформы Организации Объединенных Наций как наиболее универсальной международной организации нашего времени. Появление таких документов, как «Каирская декларация прав человека в исламе», принятая в 1990 году, Декларация II Всемирной конференции по правам человека, организованной в 1993 году странами Азии и Латинской Америки, наконец, «Декларация о правах и достоинстве человека» Всемирного Русского Народного Собора 2006 года, – свидетельство того, что признание «достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их» (из преамбулы Всеобщей декларации прав человека 1948 года) требует ныне более убедительного подтверждения, нежели в биполярном мире прошлого века.

ХХХ
Отправной пункт Декларации Всемирного Русского Народного Собора — разрыв с идеологией «общечеловеческой цивилизации», исходя из очевидного факта реально существующей множественности цивилизаций и культур.
Многообразие культурно-исторических типов в мире разрушает идеологему «мирового сообщества» как некого единообразия. До тех пор, пока мы соглашаемся с принуждением к единообразию, от лица «мирового сообщества» будут говорить исключительно идеологи Запада. Стоит перестать быть конформистами в мировоззрении, как идеологическое единообразие мира, где народам отведены всего две роли — the West and the Rest («Запад и остальные»), «развитые» и «развивающиеся», — исчезает. На их месте обнаруживается множественность народов, культур, цивилизаций, систем властвования; множественность, не сводимая к единству иначе, как в тоталитарных проектах.
Сегодня следует, наконец, признать: ни одна из цивилизаций, сложившихся за пределами Западной Европы и Северной Америки (китайская, индийская, арабская, иранская, русская), как бы ни пленялись Западом те или иные группы интеллигенции, никогда не шла «по дорожке Запада» до точки своей исторической смерти — растворения в инокультурном европейском (романо-германском) типе. Это ничуть не исключало и не исключает интенсивного взаимодействия и творческого взаимообогащения культур.

ХХХ
Краеугольным камнем русской цивилизации в ряду культурно-исторических типов современного мира является пронесенная через десять столетий религиозная вера русского человека «во единого Господа Бога Иисуса Христа» и Его Церковь.
Культура происходит из религии и коренится в ней — это аксиома. Даже культура безрелигиозного («постхристианского») западного мира в истоках своих религиозна. Передача знания за горизонт жизни хотя бы одного поколения требует, чтобы человек был укоренен в реальности “вещей невидимых”, верил в существование Незримого, дающего высшую санкцию поступкам человека. “Истинная культура есть связь человека с Творцом и со всем миром, — писал в середине ХХ века архиепископ Иоанн Сан-Францисский (в миру князь Дмитрий Алексеевич Шаховской). – И эта связь называется религией (подчеркнуто мною. – В.М.)”.
Именно религиозные первооснования культуры позволяют ей быть ненаследственной памятью человеческих коллективов, внебиологическим механизмом передачи знания о тех правилах, или том Завете (Testament), следуя которому, человек только и сохраняет видовые свойства человека разумного и общественного. Эти правила – во всех культурах всех времен — суть совокупность запретов и предписаний; «культурен» тот, кто им следует.
Во всех цивилизациях «завет» («заповедь») как совокупность запрещенного и предписанного образует ядро социальности. Измена «завещанному», «заповеданному» равнозначна выпадению из культуры (для одного человека), прекращению существования народа (для человеческой общности).

ХХХ
Русской Церкви как сообществу верующих во Христа приходится сегодня вести борьбу за «права и свободы» своих членов сразу на двух направлениях.
Во-первых, Церковь выступает с оборонительных позиций принципа свободы совести против агрессивно-наступательной идеологии «секулярного» мира. В заявлении пресс-службы Московской Патриархии 18 мая 2006 года в связи с выходом в массовый прокат фильма «Код да Винчи» (этот фильм, как и книга, по которой он снят, — «откровенно кощунственное надругательство над основами православной веры») отмечалось, что верующие «наравне со всеми должны пользоваться гарантией соблюдения своих прав», что для Церкви недопустимо «отстраняться от необходимости защищать свободу совести представителей собственной многомиллионной паствы».
Во-вторых, Христова Церковь хранит идеал обожения, преображения человека. Как верит и учит Церковь, Бог стал человеком, чтобы человек – по своей свободной воле — стал богом. Это ЗАКОН СВОБОДЫ, данный человечеству две тысячи лет назад и имеющий не юридическую, но религиозную санкцию, — устремленность человека к своему Первообразу. «Это основа христианства, — говорит архиепископ Иоанн Сан-Францисски. — Гражданская, социально-государственная свобода имеет в своем основании эту веру в высокое предназначение человека». Помимо этой веры не могло бы возникнуть и производное от нее представление о гражданских, политических, социальных свободах.
Законы духовной жизни в разные эпохи и у разных народов едины, они имеют нечто общее, объединяющее всех людей. «Вечный нравственный закон», говорится в Декларации Всемирного Русского Народного Собора, имеет «твердую основу, не зависящую от культуры, национальности, жизненных обстоятельств», ибо эта основа дана человеку его Творцом. Соответственно, различение «двух свобод», о которых ведет речь Декларация (свободы-«ценности», присущей человеку как «образу Божьему» от рождения, и свободы-«достоинства», обретаемой человеком тогда, когда он живет в соответствии с замыслом Бога о себе), составляет фундамент православного учения о свободе.
Две свободы человека – это свобода в Боге и свобода от Бога. Единственно возможной – одновременно нравственной и «прагматичной» — позицией христианина является стремление к утверждению первой свободы при ограничении второй.
В той степени, в какой современная юридическая (безрелигиозная) концепция прав человека не просто «допускает», но начинает насаждать свободу от Бога, она становится угрозой для культуры.

ХХХ
Сегодня в российском обществе укрепляется новое понимание преемственной связи русской православной культуры с двухтысячелетней МИРОВОЙ традицией апостольского христианства. В своей «вселенскости», разомкнутости на мир русская традиция глубоко современна. С этих позиций ведется и наш спор с Европой о правах и свободах человека.
Исторически современная западная демократия с ее идеологией «естественных» прав и юридическим принципом «свободы совести» – дитя революции. Точнее — продукт «великих» революций XVI — ХIХ веков, разрушавших алтари и троны и глубоко менявших лицо западно-христианского мира.
То обстоятельство, что русская цивилизация не знала свойственного новоевропейскому Западу разрыва между гражданским и государственным, повседневным и религиозным, обнаруживает себя в ХХI веке как преимущество. Русскую традицию сформировали нравственное «самостоянье» личности, свободно предстоящей Богу, и соборный дух – «собранность» общества вокруг духовного центра национального бытия.
И точно так же русской традиции свойственно обостренное сознание того, что мировое сообщество – это вовсе не альянс государств Северной Атлантики или Европейского Союза. Это – планетарная общность «всех членов человеческой семьи», в соответствии с буквой Всеобщей декларации прав человека. В этом понимании юридические права гражданина, религиозно-нравственное достоинство личности и свободное самоопределение народа образуют одно неразрывное целое.

Комментарий


  • гайкин виктор пишет:

    Арсеньевские вести

    № 31 (802) от 30 июля 2008

    ПОЛИТИКА

    Порок в законе или антидемография
    Гайкин Виктор
    Три года назад сенсацией в России стало появление на выставках картины, изображавшей двух целующихся милиционеров (педиков). Некоторые публицисты негодовали, называя эту «живопись» пропагандой гомосексуализма, другие возмущались запретом на вывоз произведения искусства на художественные выставки за рубеж (ограничение свободы творчества).

    Не очень внятно, но резко выражался Андрей Караулов “Момент истины”. За этими «деревьями» большинство «не заме-тили леса»: давно известно, что люди искусства (художники, поэты…) «шестым чувством» видят и отражают в своих произведениях новые тенденции в развитии страны, общества…
    Случай с картиной — яркое подтверждение способности творческих личностей «фотографировать» не очень заметные обычным гражданам феномены – в данном случае сращивание силовых структур с гомосексуальным сообществом.
    Многие телезрители помнят рассказ бывшего чекиста Любимова о том, как он вербовал сотрудника иностранного посольства: «Мы окружили его (иностранца) танцорами балета Большого театра» (тоесть педерастами). Если люди с нетрадиционной ориентацией танцоры, то опасность существует главным образом в рамках данного коллектива для нормальных артистов, у которых не будет перспективы. Если такие аномальные стаи функционируют в органах – это опасность для всего общества.
    Я живу в доме, где среди прочих жильцов есть и сотрудники «органов» явно гомосексуальной ориентации. Неоднократно замечал, как пожилой педераст заходил в лифт в сопровождении двух молодых ребят. Где они занимаются содомией — у своих собратьев или на конспиративных квартирах?
    Во дворе соседней дачи собираются педики, делающие непристойно-зазывные жесты прохожим мужского пола. Случайно выяснилось, что это сотрудники отдела внутренних дел на морском транспорте, где у моего соседа работает родственник. По мнению знакомого социолога, занимающегося аномальными сообществами, отдел внутренних дел на морском транспорте является своеобразным центром гомосексуальной активности во Владивостоке.
    Этот отдел работает в контакте с гомосексуальной мафией. По словам соседа по даче (бывшего чекиста), при необходимости он сможет воспользоваться «услугами» педиков-боевиков, чтобы, как он выразился, «завалить» неудобного ему гражданина. Во главе мафиозного гомосообщества стоит крестный отец, так он сам себя называет (в прошлом один из руководителей правоохранительной системы края).
    Гомосексуальное «землячество» в органах начинает формироваться еще в многочисленных Институтах милиции. Процент педиков среди курсантов этих заведений составляет около 25%, что в три раза выше их средней доли в мужской половине человеческой популяции.
    «Родной дом» для педиков – электрички, где они пополняют ряды гомосообщества новыми членами. Координируют действия по расширению стаи педики-менты из ж/д отдела милиции, сопровождающие электричку, или сотрудник ФСБ.
    Штатный состав милицейского патруля (два правоохранителя) очень удобен для гомосексуалистов в форме. Патруль педерастов – это не случайно созданный профессиональный дуэт ментов, а квазисупружеская гомосексуальная пара: один – женственный, тонкий (пассивный педик), другой более брутальный (активный).
    Занимаясь изучением гомосексуальной субкультуры, мы как-то спросили у такого «тандема», как они рекрутируют в стаю новичков? «Очень просто» — ответил с многозначительной ухмылкой педик в форме: «Забираем его в ж/д отделение, а там…».
    Крышуют педиков в органах педики в прокуратуре. Несколько лет назад гомосексуалист занимал должность одного из заместителей прокурора края. За определенные (сексуальные) услуги он мог закрывать (не возбуждать) уголовные дела. Педики-начальники способствуют принятию на работу в прокуратуру и продвижению по службе своих молодых «соплеменников». Молодые «соплемен-ники» поставляют своим старшим товарищам кандидатов в любовники. Согласно «Ежедневному журналу»(04.05.08) гомосексуалистом был убитый прокурор Саратовской области Григорьев.
    Стыковка с педиками необходима органам, главная цель которых сегодня — не борьба с преступностью, а контроль над страной (обществом).
    Союз с силовиками жизненно необходим педикам, поскольку резко усиливает возможность экспансии аномального сообщества. Особи с отклонениями в развитии, третируемые обществом, объективно вступают с ним в конфликт, что приводит к стремлению увеличить свою «нишу» — численность стаи.
    Существование в рамках силовой структуры (непрозрачной и неподконтрольной) позволяет им вовлекать в свои сообщества людей, зачастую не имеющих генетически детерминированной склонности к педерастии. Не надо забывать, что при советской власти сформировались целые поколения людей, главной социальнопсихологической доминантой которых было послушание. Кроме того существует много людей просто со слабой психикой, которые не смогут противостоять дегенератам в погонах.
    Сообщества гомосексуалистов носят структурированный характер. По нашим наблюдениям, даже те стаи, которые формально существуют вне органов, на самом деле органами плотно контролируются и используются в своих целях. Поскольку и педики нужны «органам», и «органы» — педикам, их взаимная тяга объективна, их сотрудничество будет расти в ущерб обществу.
    Депутат Госдумы Н. Нарочницкая в одной из своих статей писала об ощущении, что существует международная координация и руководство сообществом нетрадиционной ориентации. Это абсолютно правильное наблюдение. Россияне, выезжающие за рубеж, удивляются, как быстро на российских педиков «выходят» их иностранные собратья. Аналогично, по наблюдениям очевидцев, гомосексуалисты — члены команд иностранных военных кораблей, посещающих Владивосток, моментально по какой-то невидимой наводке встречаются с соплеменниками во Владивостоке.
    В западном направлении цепочка, связывающая Владивостокскую гомодиаспору с зарубежными гомоцентрами начинается с ОВД на морском транспорте. Интересно, что и ОВД на морском транспорте, и ж/д отдел милиции не подчиняются Приморскому краевому УВД, а через его голову выходят на подчинение находящемуся в Хабаровске Дальневосточному транспортному управлению, которое в свою очередь подчиняется напрямую Москве.
    Очень вероятно, что подчинение транспортных отделов и управлений министерству внутренних дел – это декорация. На самом деле они, скорее всего, являются структурным элементом ФСБ. Только так, кстати, можно объяснить налаженную связь российской гомодиаспоры с зарубежными гомоцентрами. Связь с зарубежными гомоцентрами в восточном направлении осуществляет ОВД на морском транспорте, через зарубежные рейсы судов.
    Через ФСБ и ОВД на морском транспорте зарубежные гомоцентры осуществляют гомосексуальную экспансию в России – увеличение численности, влияния аномалов в политике и экономике.
    Канули в лету времена, когда советские чекисты использовали компромат на иностранных гомосексуалистов для их вербовки. На Западе нетрадиционная ориентация где-то с 80-х годов перестала считаться чем-то предосудительным. Шумные гейпарады, клубы, однополые браки – повседневная реальность в Европе. Педерасты стали мэрами нескольких европейских столиц.
    В России уголовной ответственности за гомосексуализм уже нет, но отношение к геям как к аномалам осталось. И теперь «джеймсбонды» будут использовать нестандартную ориентацию россиян (их статус отверженных) для превращения в агентов влияния и прямых агентов западных спецслужб.
    Милиционерки из ОВД на морском транспорте, сопровождающие круизные лайнеры в качестве паспортисток продают японским бизнесменам, сексуслуги русских официанток. На первый взгляд – невинная проделка (на фоне продажи людей на органы). Но не все так просто. В Японии, в отличие от России, нет такого декоративно-монументального разведцентра («Аквариум»). Прагматичные японцы рассредоточили свои разведслужбы, замаскировав их под фирмы и фирмочки. Бизнесмен-японец, которому милиционерки предлагают «девочек», вполне может быть офицером японской разведки. Шантаж милиционерок-сутенерок, дорожащих своей работой в ОВД на морском транспорте — стопроцентная гарантия их согласия работать на японских «бизнесменов» (спецслужбы).
    После нескольких моих статей слежка за мной стала сопровождаться провокациями.
    Вызывает удивление многочисленность менточекистов во Владивостоке, их дурная, извращенная фантазия и возможности ее реализации. Одна из любимых провокаций органов — подсадка детей (в электричке, автобусах…). Надо думать, это провокация на педофилию.
    Дело даже не в том законны ли такие провокации. По моим наблюдениям для этого используются дети из детдомов, а это растление малолетних. Известно, что в детдомах дети практически беззащитны и противостоять растлителям из органов не могут. Некоторые из подсаживаемых детей были индифферентны, но у других я видел на лице печать порока.
    Миллионы людей видели телепередачу о сексуальном маньяке, которого «раскручивал» тюремный психолог, пытаясь выйти к истокам асоциального поведения. Оказалось, что когда маньяк в детстве был в детдоме, у них «на практике» была курсантка института милиции, которая заставляла беззащитного пацана лизать у нее между ног, что сформировало у него отвращение к женщинам.
    Представьте себе, что за океаном некая Моника заставляет детей лизать у себя между ног. Что ей за это будет? Правильно. Злые американские судьи лет на тридцать лишат ее возможности расстегивать ширинку у любимого Билла. А будет ли наказана при таких обстоятельствах российская Моника в погонах? Это фантастика, потому что у нее отец работает в ОСБ (отдел собственной безопасности органов), а муж — в ФСБ.
    Североамериканские индейцы (до прихода европейцев) жили на одном месте по нескольку лет. После того как они загаживали прилегающую территорию, делая ее непригодной для проживания, племя снималось с места и переселялось в другой район. Жить сегодняшним днем – закон примитивных сообществ (племя, стая). Силовики, как разновидность примитивных сообществ, будут вести себя так же, «загаживая» свою «среду обитания», коей для них является население России.
    В результате, на территорию с немногочисленным населением, у которого ослабленный иммунитет и растущий процент гомосексуалистов, придут более развитые, окружающие Россию народы (европейцы, турки, монголы, китайцы и др.), которые и с племенем правоохранителей, а заодно и со всем аборигенным населением (россияне) поступят так же как европейцы поступили с североамериканскими индейцами – загонят в резервации. Таким будет закономерный финал грядущего правления в России менточекистов.
    Гайкин Виктор, кандидат истор.наук,старший научный сотрудник Института истории ДВО РАН.

Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх