Права человека и мировая политика: концепции и реальность

Наталия Нарочницкая

Правозащитная проблематика давно и намеренно превращена в западной цивилизации едва ли не в основной аспект жизни общества. Набившие оскомину клише заполняют информационное поле, на котором создаются стереотипы и предубеждения в отношении одних государств и формируются чуть ли непогрешимые образы других стран, выступающих все более самонадеянно в роли менторов. Права человека, демократия и права национальных меньшинств стали инструментами расчленения «неугодных» государств, не подчиняющихся глобальному управлению, поводами для применения силы против суверенных государств, что запрещено Уставом ООН.
Новая парламентская структура Государственной Думы РФ – «Комиссия по изучению практики обеспечения прав человека и основных свобод, контролю за их обеспечением в иностранных государствах» образована в целях расширения возможностей равноправного и полноценного участия России в обсуждении правозащитной проблематики на международной арене, установления обоснованных и недискриминационных международных критериев в этой области, контроля за их добросовестным применением в международной практике.
После распада биполярной системы международных отношений и нарушения баланса сил, который вынуждал даже сильнейшие державы придерживаться классического международного права, правозащитная тематика очень быстро превратилась в мощный инструмент неприкрытого политического давления в международных отношениях. Что касается международных организаций, то ряд из них, ранее вообще невлиятельных, превратились в самопровозглашенных арбитров, раздающих «аттестаты зрелости» на цивилизованность.
Россия, провозгласившая при выходе из-за железного занавеса доктрину «вхождения в мировое цивилизованное сообщество», весьма способствовала тому, что Запад взял на себя роль «указующего перста» в этой области. Мессианизм внешнеполитической идеологии США сегодня почти, как во времена грубого империализма Теодора Рузвельта, открыто оправдывает экспансию. Соединенные Штаты Америки пытаются диктовать другим государствам правила их демократического внутреннего распорядка, грозят санкциями и военным вторжением. Но в результате во всем мире растет ощущение банкротства самих западных ценностей и демократических идеалов в мировой политике, попрания духа и буквы Устава ООН, не говоря уже о растущем отторжении в мире претензии США назначать критерии, судить и карать вопреки международному праву. Тем более, что двойные стандарты и поношения адресованы тем суверенным странам, которые не желают подчиняться диктату.
Очередной доклад Госдепартамента о соблюдении прав человека в мире спровоцировал сильную волну возмущения в очень многих странах. Одним из плачевных для самого Запада и мировой системы итогов стали явная напряженность межцивилизационных отношений в мире, опасное обострение межэтнических и межрелигиозных трений в самом западном обществе.
Деятельность Комиссии ГД призвана не просто фиксировать различные нарушения прав человека в разных странах, но расширить инструментарий и возможности защиты прав человека, прежде всего соотечественников на территории бывшего СССР, системно выявлять как позитивный опыт, так и двойные стандарты зарубежных государств и международных организаций, в том числе правозащитных, в оценке положения в области прав человека в различных странах. Только так можно создать серьезную основу для наступательной деятельности и предупредить превращение правозащитной тематики в инструмент политического давления на государства.
Комиссия считает необходимым обобщающую и аналитическую работу в этой области в сотрудничестве с российскими аналитическими структурами и широким кругом специалистов и практиков. Основными задачами деятельности России в этой области, по мнению Комиссии, являются:
- изучение и сопоставление подходов к интерпретации и практике обеспечения прав человека и основных свобод в различных странах и международных организациях, в том числе правозащитных;
- систематизация как выявленных нарушений прав и свобод человека, так и позитивного законодательного и правоприменительного опыта других стран, проверка добросовестности в оценке положения в области прав человека в разных странах со стороны международных организаций и правительств;
- сопоставление критериев в интерпретации прав человека и их соблюдения в различных культурах и государствах для выработки единых и обоснованных стандартов в области соблюдения прав и основных свобод человека для международной деятельности по защите прав человека;
- сравнительный анализ характера неудовлетворительного положения в области прав человека в зарубежных странах и в России для выявления на широком юридическом и социокультурном поле причин как законотворческого, так и правоприменительного характера несовершенств в области соблюдения прав человека в России.
* * *
Одной из обострившихся проблем в области прав человека стали межэтнические и межконфессиональные конфликты, возникновение целого спектра вопросов, связанных с жизнью национальных меньшинств и превращения в них национальных групп населения в результате драматических перемен на карте Европы в объект дискриминации.
Недавнее заседание Юридической комиссии ПАСЕ (Будапешт, 17 мая 2006 г) выявило диаметрально противоположные подходы государств буквально по всем аспектам этой темы. Совет Европы и его структуры, которые весьма единодушны и строги в принятии осуждающих Россию по любому поводу резолюций, обрушившие на Сербию и сербов обвинения в подавлении прав косовских албанцев, которые не скрывали своих сепаратистских целей, склонны весьма снисходительно относиться к невыполнению даже самых компромиссных положений западноевропейскими странами – членами Совета Европы. Так, доклад о ратификации Рамочной конвенции о защите меньшинств выявил, что часть стран (Франция, Андорра, Монако, Турция) вообще воздерживается от ее подписания, часть, подписав, не желает ее ратифицировать (Бельгия, Греция, Исландия и Люксембург), а некоторые сопровождают ратификацию оговорками (Латвия), которые выхолащивают и без того мягкие обязательства, предписываемые конвенцией. Обмен мнениями выявил отсутствие согласия по самому определению меньшинств, наличие концепций (Франция), вообще отрицающих это понятие и яростное нежелание стран быть упомянутыми в резолюции.
Тем временем именно тема прав национальных меньшинств, уже ставшая драмой русского населения в Прибалтике и важнейшей темой сохранения идентичности 25-ти миллионов русских в СНГ, имеет явную тенденцию к проявлению в Восточной Европе, сулит нелегкие проблемы в будущем Юго-Восточной Европы и Балкан, а также резко обостряется в самой Западной Европе. Окрепшая Россия все более делает предметом своей национальной внешней политики защиту прав человека разделенного русского народа, часть которого в одночасье превратилась в «национальные меньшинства».
Проблема непредставления в полном объеме гражданских и политических прав русскоязычного населения в Прибалтике, усиливающееся ущемление права говорить и думать на русском языке на Украине, проблема выживания и сохранения национальной идентичности разделенного русского народа на территории СНГ, обострение межнациональных отношений и межконфессионального мира в Европе, наконец, использование с помощью двойных стандартов межэтнических противоречий для перекройки европейских границ (Косово) и поощрение терроризма как инструмента для подрыва территориальной целостности государств (Чечня), – все это побуждает к системному изучению всех аспектов и опыта жизни национальных меньшинств.
Для эффективной борьбы с нарушениями прав человека в этой области необходимо знание различных философских основ концепций прав человека в разных цивилизациях, учет и анализ всех существующих международных правовых инструментов, а также исследование конкретного опыта различных стран и примеров двойных стандартов.
Предлагаемый сборник, в создании которого Комиссия принимала непосредственное участие, содержит материалы, намеренная разнохарактерность которых дает представление о широчайшем спектре проблем и аспектов жизни национальных меньшинств. Представляется необходимым ознакомление с юридическими подходами к основным понятиям и с действующими юридическими документами международного характера. На примере исследования философских основ исламской концепции прав человека можно понять, как различны интерпретации категории права человека в различных цивилизациях, представители которых в условиях глобализации живут вместе с европейцами в одних государствах. Западная этнополитология и западноевропейская государственная практика, к сожалению, пока склонны скорее игнорировать эти аспекты, несмотря на угрожающий кризис концепции чисто гражданской нации, масштабы вызова иммигрантов традиционным европейским обществам, очевидную неспособность этих обществ осознать причины своей уязвимости из-за почти марксистской веры во всесилие «идеальных общечеловеческих общественных институтов».
Пример двойных стандартов, использованных для расчленения Сербии, показывает существующие опасности для многонационального государства. Не менее важно ознакомиться и с относительно позитивным опытом многовековой жизни разных народов бок о бок в Европе.
Однако, согласно докладам международных правозащитных организаций, ситуация с правами человека и защитой прав национальных, расовых и религиозных меньшинств, например, в ФРГ после терактов 11 сентября 2001 года в США и принятия закона о борьбе с терроризмом только ухудшилась. С увеличением численности представителей ислама (3,3 млн. человек при общей численности населения в 82 млн.) растут противоречия на этнической и религиозной почве. Согласию в обществе не способствуют и действия отдельных СМИ, глумливо настроенных по отношению к исламу, заметно повышенная активность правоохранительных органов в отношении мусульман.
Форум по борьбе с исламофобией и расизмом в Великобритании отметил устойчивый рост в 2005 году антиисламских выступлений в стране. Из более чем 12 тысяч преступлений на почве ненависти, совершенных за год, 919 составили правонарушения на основе религиозной нетерпимости, что почти в два раз больше, чем в предыдущий период. По данным Института открытого общества Великобритании, около 80% от 1,6 млн. мусульман этой страны в той или иной степени пострадали от дискриминации на почве религиозной неприязни.
Национальная консультативная комиссия по правам человека во Франции зарегистрировала в 2004 году 1556 расистских и антисемитских выступлений по сравнению с 833 случаями в 2003 году. В три раза выросло количество таких инцидентов в школах. Комиссия собрала в 2004 году свидетельства о 595 выступлениях против мигрантов, в то время как в 2003 году таких проявлений было зафиксировано 232.
Согласно исследованию австрийской неправительственной организации ZARA, представители проживающих в Австрии этнических и расовых меньшинств сталкиваются с растущей дискриминацией со стороны правоохранительных органов, что является более серьезной проблемой, чем ставший уже привычным «бытовой расизм».
В Нидерландах отмечается усиливающееся отчуждение мусульманской общины от остальной части общества. Растет число обращений от мусульман, подвергшихся оскорблениям в различной форме. Кампания властей по искоренению исламофобии в духе демократии и либерализма, сталкиваясь с непониманием глубинных причин кризиса европейской цивилизации, дает ограниченные результаты. Согласно опросам, каждый пятый голландец разделяет типовые предубеждения против евреев.
Центр за равные возможности и борьбу с расизмом в Бельгии отмечает, что получил в прошлом году почти тысячу жалоб на ущемления прав при обучении и устройстве на работу. Зарегистрированные в 2005 году в Бельгии выступления на почве религиозной и расовой нетерпимости были направлены, главным образом, против евреев, а также мусульман, преимущественно марокканцев и турок. В Бельгии растет отчуждение и между двумя основными частями коренного населения – жителями протестантской Фландрии и католического франкоговорящего Брабанта.
По данным доклада Европейской комиссии против расизма и нетерпимости, в Швейцарии отмечены факты проявления дискриминации в отношении иммигрантов. В частности, комиссия выразила обеспокоенность по поводу «роста расизма и дискриминации в отношении чернокожих африканцев». Швейцарская федеральная комиссия по борьбе с расизмом отмечает усиление давления со стороны общества на представителей религиозных меньшинств и их представительства.
Госдепартамент США в своем ежегодном докладе о положении с правами человека отмечает устойчивый рост ксенофобии в европейских странах. В то же время в самой Америке растет число насильственных преступлений в отношении этнических меньшинств. Согласно докладу ФБР, опубликованному в октябре 2005 года, в 2004 году из 9.528 жертв преступлений на почве ненависти 53,8% были жертвами расовых предрассудков, причем 67,9% этих жертв — чернокожие американцы. Среди преступников, совершивших преступления на почве ненависти, 60,6% – белые американцы.
В исследовании шведского радио, охватившем 80 тысяч местных мусульман, подчеркивается, что половина исламских организаций Швеции регулярно получали угрозы в различной форме, а треть из них подверглась нападению. Согласно данным шведских спецслужб, каждый год число преступлений на почве ненависти к евреям возрастает на 40%, и большая часть из них связана с нацистской идеологией.
В январе 2003 года в Финляндии принят законопроект о внесении изменений в уголовный кодекс, включающий расистские мотивы в число отягчающих обстоятельств и вводящий ответственность за участие в организациях, пропагандирующих или провоцирующих расовую дискриминацию. Тем не менее, в определенных слоях населения, особенно среди молодежи, отмечается высокий уровень расистских и ксенофобских настроений. Как указывается в докладах правозащитников, одной из причин, удерживающих жертв расовой дискримина-ции от подачи жалоб, является их уверенность в том, что данная мера не принесет никакого результата.

От гуманистического универсализма к глобальному управлению
Европейская цивилизация все более страдает от утраты собственной идентичности, что и делает ее уязвимой, хотя универсализм демократии изначально был обращен ко всему миру и представлялся гуманистическим призывом к взаимопониманию между цивилизациям. Сегодня этот пафос дает, в основном, повод для вмешательства во внутренние дела и подчинения мира глобальному управлению.
Тенденция к универсальному толкованию основных прав и свобод получила импульс после Второй мировой войны в связи с созданием первой универсальной международной организации – ООН. В Уставе ООН впервые получила воплощение сама идея общепризнанных международных стандартов в отношениях не только между государствами, но и между людьми внутри государств; признание и соблюдение этих стандартов вошло в основополагающие принципы международного права. Но Устав ООН увязывает провозглашение и соблюдение прав человека с такими основными принципами международного права, как невмешательство во внутренние дела государств и признание их суверенного равенства. Устав ООН дает согласованный перечень основных прав человека, не давая им содержательного толкования. Очевидно, что это неслучайно, ибо толкование содержания прав слишком зависит от ценностных критериев различных цивилизаций.
Но идея универсализма породила и иной тип организации — Совет Европы, организацию сугубо идеологическую, созданную для трансформации международного права, то есть права между народами, в «мирогражданское», или «мировое право» (World Law). Его сегодняшняя роль доказывает, что в него были собраны до «лучших» времен неудавшиеся универсалистские претензии управлять миром на основе «вечных» стандартов, имеющие корни в космополитических и антихристианских учениях прошлого. Из этого питательного бульона выросла целая культура мышления «граждан мира». Совет Европы явно был создан как стратегический резерв и долгое время практически оставался за пределами орбиты, в которой обращались все серьезные проблемы и аспекты мировой политики. Пока в мире доминировало классическое международное право и существовали влиятельные силы, которые его гарантировали, этот орган не играл роли в международной политике. Но как только идеологическая подготовка сознания позволила подвергнуть сомнению суверенитет государства-нации и продвигать идею глобального управления и «арбитража» наднациональных структур, наступил момент и для Совета Европы.
Наблюдение изнутри за деятельностью Совета Европы и его концептуальной базой не оставляет сомнения, что в нем доминирует не что иное, как крайне-леволиберальное течение философской мысли и почти троцкистский мессианизм насильственного утверждения безрелигиозных и безнациональных стандартов. В программных документах Совета Европы ни разу не употребляется термин «суверенитет».
Именно поэтому давно назрела наступательная тактика и концептуальная работа в области систематизации прав человека. Обобщение исторического опыта подъема, продвижения и последующей деградации духовных критериев в разработке исторических концепций, а также анализ роли культурного контекста в области прав человека позволили бы разработать методологию сравнительного толкования категорий прав человека в зависимости от религиозно-философских основ сознания в различных цивилизациях мира. На сегодня такая методология отсутствует.
Важнейшей концептуальной и методологической вехой должны стать отделение подлинного демократизма в понимании прав человека от либерально-тоталитарного «ценностного нигилизма» и жесткое противодействие двойным стандартам.
Важно также представлять себе историю и классификацию прав человека. В политологии, социологии и науке о политических учениях и правах человека существует деление на три поколения прав человека.
1.Первое поколение прав человека – это гражданские и политические права – равенство полов и национальностей, свобода совести, вероисповедания, слова, собраний и политических объединений, равенство перед законом, неприкосновенность жилища, недопустимость несанкционированного ареста и тому подобное. Эти права утвердились после Французской революции в борьбе против абсолютизма, деспотии, злоупотреблений католической церкви, неравенства сословий перед судом. Эти завоевания имеют бесспорную непреходящую ценность и давно стали всеобщими, они включены в Устав ООН.

2.Второе поколение — это социальные и экономические права. Они утвердились в ХХ веке и нельзя не признавать, что провозглашение их в нашей стране после революции побудило и западные страны идти по этому пути. Это такие права, как право на труд, право на жилище, на равную оплату за равный труд, недискриминация по полу, расе, национальности, возрасту, запрет или ограничение детского труда, нормированный рабочий день, пенсии и медицинская помощь. ХХ век дает мощный импульс к дальнейшему совершенствованию этой категории прав человека.
Эти два поколения прав человека вошли в устав ООН, во Всеобщую декларацию прав человека 1948 года, а также в Международные пакты о правах человека 1966 года. Надо отметить, что согласование содержания пактов заняло 18 лет, что отражает сложность выработки единых подходов и перечня, не говоря уже о критериях для разных цивилизаций, существующих в мире.

3.Наконец, третье поколение прав человека — то, что вынесено на мессианское знамя нынешней «либертарной революции», с которым выступает Совет Европы, — так называемые гуманитарные права, то есть права личности, трактовку которых в чисто либеральных критериях Запад склонен сегодня считать универсальной, независимо от принадлежности личности к разным государствам, цивилизациям и религиозно-философским системам. Очевидно, что основой таких подходов могла выступить только секулярная доктрина, агрессивно и сознательно изымающая четкие представления о добре и зле, о грехе и добродетели, которые возникают из религиозного учения, передаваясь потом из поколения в поколение вне зависимости от осознанного отношения человека к вере.
Именно эта категория прав человека вызывает различное толкование в разных цивилизациях, ибо в них нет единого толкования того, что есть человек! Именно эта категория прав человека может вступать в конфликт с нравственными устоями, которые не поддаются формализации в конституциях, не только в православной России, но и в Европе, где европейские консерваторы обоснованно бьют тревогу по поводу гибели европейской христианской культуры.
Однако, проповедники «либеральной свободы» в Европе и в России нападают на любые ограничения «свободы», представляя это подавлением прав на «информацию», на «выбор», на «свободу творчества», с большевистской ненавистью обрушиваются на христианство, составляющее незаменимый источник развития духовных сил личности.
Нельзя не заметить, что все чаще воинствующе либертарное толкование свободы и прав личности вступает в противоречие с первым поколением прав человека, то есть наступает на саму основу демократии – право на свободу вероисповедания, свободу совести и мнений. Ибо с либертарной точки зрения христианин уже не имеет права даже высказывать суждение, которое есть часть вероучения. Происходит это не где-нибудь, а в Европе!
Даже беглый анализ трех поколений прав человека показывает, что первое из них относится к понятию демократия, второе – к понятию социального государства, кстати, вытекающего из евангельских заповедей «обуть, одеть и накормить ближнего», а третье – к либерализму. Демократия – это категория институциональная, функциональная, категория формы. Еще выдающийся немецкий философ права К.Шмитт подметил, что демократия «не имеет ценностного содержания и есть только форма организации». Она не требует единства мировоззрения и может осуществляться с участием разных идеологий. Только поэтому демократия и стала оптимальным механизмом в плюралистическом обществе без единого идеала.
Опыт применения демократии в ХХ веке демонстрирует массовое и достаточно успешное внедрение демократических конституций и институтов на всех континентах, что позволяет признать ее универсализм.
Но либерализм – это философия, мировоззрение, определяющее ценностное наполнение категорий гуманитарных прав человека. На ранней стадии он восставал против принудительно религиозного государства, в котором бесспорно ложно увязывались — как якобы богоустановленные — сословное неравенство и внеэкономические основы общественной иерархии. Сегодня все заметнее тревожные симптомы вырождения либерализма в либертарианство, которое становится нетерпимым к иным мировоззрениям, к любой традиции. Европа, похоже, пока отказывается признавать, что именно ценностный нигилизм, проповедуемый левыми паневропейскими структурами, делает традиционно христианские западноевропейские общества уязвимыми в отношении влияния мигрантов, принадлежащих к другим цивилизациям.
Ценностный нигилизм – это, в сущности, философия конца истории. В таком случае для Европы заканчивается поиск смысла бытия, порожденный духом, небезразличным к противоположности добра и зла. Остается технократическая цивилизация. Это уже не метафизический «Рим» – незримый центр, где свершается всемирно-историческое действие, это Рим языческий с его паническим страхом перед физическим несовершенством, старением и смертью. Но такой Рим со всем его материальным превосходством – водопроводом, термами, Колизеем и Форумом уже был сметен Аларихом вестготским. Сегодня технократия бессильна перед мигрантами вовсе не потому, что тех много и они иные, а потому, что для нее самой Родина – где ниже налоги, а у самой Европы нет святынь — одни компьютеры и «права», которые мигранты заполнят своими святынями.
Пора привлечь самое пристальное внимание к тому факту, что, несмотря на бесспорные достижения западного мира в области прав человека и в целом высокий уровень культуры взаимоотношений институтов, органов и чиновников с гражданами, положение в этой области в самих странах Европы и США, усвоивших себе роль непререкаемых менторов, далеко от совершенства, а в ряде областей и вовсе находится в глубоком кризисе.
Масштабные межэтнические и межрелигиозные волнения во Франции, порожденные отнюдь не только социальными проблемами, общее явное нарастание напряженности между цивилизациями вместо их, казалось бы, логичной гармонизации в век глобализации, среди прочего происходит и по вине бесцеремонного навязывания крайне либертарной интерпретации человека и его «прав и свобод» всем без исключения религиозно-философским системам, формирующим общественное сознание в государствах разных цивилизаций.
В США налицо глубокий кризис демократии и заметное наступление на права человека и даже на свободу слова, в подавлении которой Вашингтон обвиняет именно те государства, политика которых не подчиняется диктату. Влиятельные неправительственные правозащитные объединения, выступающие с регулярными отчетами о соблюдении прав человека (Human Rights Watch, Amnesty International и ряд других), отмечают растущий масштаб нарушений основополагающих прав и свобод ведущими западными государствами, прежде всего США и странами Евросоюза, в том числе в контексте антитеррористической кампании. Как указывается в докладе Human Rights Watch (HRW) за 2005 год, масштаб проблем связан с нежеланием западных государств считаться с базовыми правозащитными принципами ради борьбы с терроризмом. Следствием такого подхода становятся двойные стандарты в оценке действий других стран, усиление тенденции к подчинению интересов прав человека соображениям политического и экономического характера.
После теракта 11 сентября 2001 года Буш уполномочил Агентство национальной безопасности и другие службы вести электронное наблюдение за американцами, хотя по законам США спецслужбы не имеют права делать это без соответствующей санкции специального суда. В период с 2002 по 2004 год зафиксировано, по меньшей мере, 287 случаев незаконного электронного наблюдения, один из которых примечателен тем, что агент ФБР прослушивал телефон гражданина США на протяжении 5-ти лет без уведомления Министерства юстиции. По утверждению New York Times, технические возможности агентства позволяют прослушивать одновременно до 500 человек внутри страны и до 7 тыс. человек за рубежом.
Под лозунгами противодействия терроризму власти США предприняли целый комплекс мер по ужесточению внутреннего режима. Принятие в США так называемого Патриотического акта (закона о создании инструментов пресечения террористических акций), создание Министерства внутренней безопасности значительно расшири-ли полномочия спецслужб в области слежки за всеми, кто может быть сочтен подозрительным. В частности, значительно упрощен процесс получения санкций на прослушивание разговоров подозреваемого, перехват бумажной и электронной корреспонденции, а также проведение обысков и ведение слежки. Агенты спецслужб получили доступ в архивы библиотек и книжных магазинов, а также право требо-вать у компаний конфиденциальную информацию об их клиентах. 21 декабря 2005 года сенат вновь проголосовал за продление так называемого Патриотического акта, а в настоящее время дебатируется отмена первой поправки к Конституции США – о свободе слова, которая не будет распространяться на государственных служащих! Вспоминается труд А.де Токвиля «Демократия в Америке», где автор, отдав должное рациональности организации общества, отметил: «Я не знаю ни одной страны, где в целом свобода духа и свобода слова были бы так ограничены, как в Америке»..
Вообще, следует заметить, что США, проповедующие свободу, объявляющие другие страны «полицейскими» режимами, сами занимают первое место в мире по количеству заключенных на душу населения. Отнюдь не идеально положение и во Франции, причем в той области, в которой обычно критикуют Россию. Комиссар Совета Европы по правам человека А.Хиль-Роблес в ходе поездки по Франции в сентябре прошлого года охарактеризовал положение дел в месте предварительного заключения иностранцев при Дворце юстиции в Париже словами, что «нигде в своей жизни, кроме как в Молдавии», он не видел «более ужасного места», призвав к его немедленному закрытию.
Согласно данным Министерства юстиции Франции, переполненность местных тюрем в прошлом году составила 112%. Неправительственные организации отмечают антисанитарные условия, случаи неоказания медицинской и другой помощи, распространение наркозависимости среди заключенных, рост числа самоубийств. Данная информация содержится в отчете международной организации по надзору за положением в тюрьмах.
Либеральный проект, навязывающий свое толкование многих гуманитарных прав человека в качестве универсального, с одной стороны, разлагает все самобытные цивилизации, с другой — на деле сворачивает права и свободы в собственных странах, что превращает пафос борьбы за права человека в фарс, в инструмент глобального управления миром. Все аспекты этого проекта нуждаются в специальном анализе, ибо потенциально угрожают демократии.
Очевидно, что впереди у Комиссии очень сложная работа по систематизации нарушений прав человека на Западе и в США, которая столкнется и с яростным сопротивлением, и с объективными трудностями, и с застывшими стереотипами. Однако именно такая работа необходима сейчас не только России, но и Европе.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх