Предисловие

Наталия Нарочницкая

Выработка национальной исторической стратегии России XXI века происходит на фоне крупных геополитических сдвигов и качественно меняющих мир экономических тенденций. Очевидный передел мира кроме преемственной борьбы за  выходы к стратегическим морям и проливам очевидно нацелен на  контроль над планетарными источниками энергии и на политический и экономический отрыв от России бывших частей исторического государства Российского по всему периметру ее границ.
В этих условиях необходимо верно оценить тенденции мирового развития, произвести оценку факторов, критических для собственного национального будущего, и потенциала, способного утвердить место России в мировой политике.
После многовекового возрастания роли и столетнего доминирования Запада в мировых процессах, динамизм мирового развития перемещается в Азию. Азиатские гиганты — Китай и Индия демонстрируют стабильный рост, развитие, модернизацию, поступательный подъем на качественно новые ступени. Судоржные и бессильные попытки западных аналитических центров выработать стратегию «сдерживания», очевидная тревога на Западе проистекают не только из-за впечатляющих количественных показателей динамики азиатских локомотивов. Эти нации, являющиеся одновременно самобытными цивилизациями с людским потенциалом в два с половиной миллиарда человек опровергают тезис, будто модернизация и экономическое развитие возможны только при тотальной вестернизации, а это уже означает банкротство всего мирового либерального проекта «глобального управления».
В этих условиях суверенитет России над ее природными ресурсами (территория Российской Федерации — самая богатая в мире кладовая полезных ископаемых) и прямая заинтересованность в освоении российского Зауралья энергозависимых Китая и Индии, а также других мощных экономик Азии дает нашей стране исторический шанс, который не должен быть упущен.
Основой для такой исторической перспективы является разработка ресурсной и энергетической стратегии России как инструмента ее собственного развития и как фактора мировой политики с упором на масштабные инициативы в Азии и на Дальнем Востоке. На повестке дня — национальный  комплексный проект социально-экономического развития востока России от Урала до Тихого океана. Здесь, на Востоке, сосредоточена подавляющая часть ресурсов российской территории. Здесь мы можем в полной мере использовать выгоды континентального соседства с крупнейшими государствами Азии -  наиболее динамично развивающимися рыночными экономиками современного мира.
Стратегический курс на развитие Восточной Сибири и Дальнего Востока, формирование новых, устремленных в будущее проектов глобального значения и масштаба придаст России дополнительный вес в отношениях с Западом. Такая стратегия особенно уместна в связи с началом председательства России в «большой восьмерке». Именно она продемонстрирует нашим западным партнерами будущую парадигму оценки исторического потенциала, в которой Россия сразу оказывается равновеликой всему совокупному Западу.
Если мы произведем объективную экономическую оценку совокупного природного потенциала России и станем, наконец, учитывать запасы российских недр в подсчетах национального богатства, наша страна в той же Группе восьми (G-8)  перейдет с одной из самых нижних ступенек на самую высокую.
Однако, назревшая переоценка и, что важнее, новая самооценка реального потенциала России в мировом хозяйстве, требует избавления от иллюзий интеграции нашей страны с «мировым цивилизованным сообществом».
Планы подчинения государств режиму «global governance» и «универсальным демократическим стандартам», вовлечение ресурсного потенциала России в решение собственных задач определяет сегодня деятельность ведущих западных учреждений стратегического планирования. Запад уже давно не располагает обязательным набором факторов, необходимых для устойчивого развития в ХXI веке: ресурсная самодостаточность; военная мощь, исключающая посягательство на национальные ресурсы; высокий образовательный уровень населения и полный цикл научных исследований; отсутствие перенаселения и внушительная территория; относительно невысокий уровень потребления; позитивный потенциал в свете не подвластных человеку изменений климата (потепления).
В настоящее время в мире существует только одна такая страна, соединяющая полный набор факторов устойчивого развития – Россия. Даже после всех экспериментов ХХ века она сохраняет способность к самостоятельному развитию как равновеликая Западу духовная, культурная и геополитическая сила. Спокойное и неафишируемое освобождение от идеологических клише «нового мышления» необходимо для перехода в стратегическом планировании к собственному историческому проекту, не враждебному Западу, но независимому от его ценностного, политического и экономического диктата.
«Поворот к Востоку» не имеет антизападного аспекта. Многовекторная политика России – традиционна и соответствует ее географическому евразийскому положению. Наличие у России такой стратегической модели не только определяет сферу собственной незаменимости, но и даст ей стабильные партнерские отношения на долгосрочную перспективу со всеми государствами мира в обоих полушариях планеты. Наибольшая активность России на западном направлении в течение предыдущих веков была естественной, ибо именно Европа тогда была центром, где свершались события и экономические прорывы всемирного значения, на Западе располагались как главные угрозы для России, так и главный потенциал сотрудничества. В ХХI веке мир меняется и важно не опоздать с его оценкой. Напомним, что З.Бжезинский свою великую шахматную партию разыгрывал именно на евразийской доске.
Перспективный «Восточный национальный проект»  имеет исключительно важное значение и с другой точки зрения – он способен остановить стремительную депопуляцию России,  выправить (хотя бы частично) возросший за последние 10-15 лет демографический дисбаланс между доуральской и зауральской частями страны. В оценках западных мозговых центров именно депопуляция России и нарастание этнического неравновесия рассматривается в качестве критического слабого места России. Именно это делает громадную и незаселенную российскую территорию – кладовую мировых ресурсов объектом усиливающегося геополитического давления. Если эта многолетняя угрожающая тенденция не будет обращена вспять, эту территорию будет трудно удержать особенно на фоне тщательно провоцируемых конфликтов.
Масштабный проект энергетического освоения Сибири и Дальнего Востока способен стимулировать возникновение динамичных очагов жизнедеятельности и импульса к демографическому росту и миграции. Для этого «восточные проекты» должны не ограничиваться добычей и транспортировкой углеводородов азиатским партнерам – Китаю, Японии, Индии. Эти проекты должны быть выстроены на основе комплексного анализа будущего «развития и размещения производительных сил», включать переработку и производство конечных продуктов,  создание в перспективе полноценных экономических центров, скрепляющих страну и стимулирующих и обеспечивающих региональное развитие Сибири и Дальнего Востока.
В современном контексте и на фоне очевидного проектирования Западом геополитического кольца вокруг России, в том числе за счет территорий исторического государства Российского, чисто экономические инициативы, какими бы грандиозными они ни были,  не способны выполнить исторической задачи.
Необходимо историческое действие на уровне геоэкономики. Соединение масштабных экономических и финансовых проектов исторического значения со столь же программными политическими инициативами для потенциальных партнеров единственно могут создать устойчивую геополитическую конфигурацию, благоприятную для России, образовать вместо создаваемого пояса отчуждения — пояс притяжения, а значит пояс безопасности вокруг России.
Индия и Китай демонстрируют стабильные развитие и модернизацию, обещающие устойчивый и масштабный рост энергопотребления и заинтересованность в энергопоставках России и развития ее восточных регионов. В отличие от Европы, где Запад ограждает себя мощными наднациональными институтами (ЕС) и военно-стратегическими механизмами (НАТО), Азия и Дальний Восток относительно открыты для исторического и экономического проектирования.
Заинтересованность азиатских партнеров и соседей России в создании  энергетической базы Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, возможность увязать с этим инновационную стратегию  — соединение высоких технологий России с возможностями недорогих технопарков в Китае и Индии для последующего совместного выхода на мировой рынок высокотехнологической продукции  – все это создает условия не только для повышения роли России в мировом нефтегазовом пасьянсе и стимула ее собственного развития, но и для восстановления ее влияния на решение мировых проблем.
Восточный проект способен создать совершенно новую конъюнктуру для укрепления уже существующих институциональных связей с Шанхайской организацией сотрудничества и отношений с государствами Средней Азии, где Киргизия, Узбекистан на собственном драматическом опыте осознают, что означает для них оказаться инструментом западной игры против России.
«Восточный проект», с инициативой которого выступила корпорация российских нефтегазопромышленников, органично увязанный по периметру российских границ с политической и исторической инициативой и вовлекающий соседей и их политический класс в масштабную долгосрочную и амбициозную перспективу, способен не только превратить энергетические и ресурсные возможности России в инструмент развития собственной страны, но и консолидировать геополитическое пространство вокруг России, предотвратить втягивание бывших частей исторического государства Российского в новые конфигурации.
Комплексный ресурсный проект, охватывающий самые различные аспекты социального, экономического, демографического развития Восточной Сибири и Дальнего Востока, — это подлинно национальный проект — мощный фактор консолидации российского общества на рубеже перехода в 2007/2008 годах от одного политического цикла к другому.
Как верно отметил председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Ю.К. Шафраник, сегодня на российском Востоке речь идет не только об увеличении добычи углеводородов и строительстве новых экспортных трубопроводов. Речь идет о нашем общем будущем (и о будущем государств — соседей России в Евразии).�
Пока тезис, гласящий, что «природные ресурсы планеты должны принадлежать всему человечеству, а пользование ими должно быть под глобальным контролем», не набрал силу и «демократический прогресс» новой отрасли международного права – экологического права не создал юридического механизма глобального контроля над ресурсами, Россия обязана сосредоточиться на выработке стратегии ресурсной безопасности, сделав ее инструментом развития, демографического восстановления, защиты национальной безопасности.

Комментарий


  • arefIndellari пишет:

    Начало многообещающее. Добавил в закладки, завтра дочитаю :)

Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх