Кто Вы, господин президент?

Теги:

Александр Фролов

(Обама Барак. «Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты», С-Пб: ИД «Азбука-классика», 2008, 415 с.)

Среди обилия литературы, посвященной новому американскому президенту, хотелось бы выделить его собственную книгу «Дерзость надежды» – широкий очерк о тех проблемах, с которыми он как политик сталкивается и которые его волнуют. Эта книга написана не президентом, а сенатором Обамой. Но в ней он выражает свои убеждения, формулирует свои ценности и основные идеи относительно перспектив развития американского общества и места Америки в мире, которые возникли у него не вчера, а сформировались на основе его жизненного и политического опыта. Их он будет проводить в жизнь уже в качестве президента Соединенных Штатов Америки в той мере, насколько позволит обстановка. В силу этого в США эта книга быстро стала национальным бестселлером.

Став единственной мировой сверхдержавой Америка столкнулась с проблемой: способна ли она нести это бремя? Так или иначе, но в США зреют зерна перемен, растет потребность в новых мыслях, идеях и действиях. Кто он этот человек, призванный «изменить Америку и весь мир»? Судя по тексту, за строками кроется человек заинтересованный, искренний, деятельный и… сомневающийся. Неспроста Обаму часто называют «американским Горбачевым». Но Горбачев – это человек, которого в России считают дезинтегратором великой страны. Уготована ли Обаме подобная роль, или же он сумеет придать Америке новый импульс к развитию? Сейчас Б. Обама находится под воздействием двух крайне тяжелых факторов. Первый – война, которую США не закончили вести в Ираке и разворачивают в Афганистане, ставшем своего рода «лебединой песней» для СССР. Второй фактор – это мировой финансовый кризис, крайне болезненно сказывающийся на жизни миллионов простых американцев, которые возвели Б. Обаму на небосвод политической жизни, поверив в его способность менять мир.

Композиционно книга состоит из вступления, 9 глав (эссе) по важнейшим проблемам Америки и мира – «Республиканцы и демократы», «Ценности», «Наша Конституция», «Политика», «Возможности», «Вера», «Раса», «Мир за пределами наших границ», «Семья» – и заключения. Во введении автор говорит о том, что побудило его взяться за перо. То, что наболело. При этом подобно М.С.Горбачеву он до конца не знает не только, что у него получится, но и подчас – с какой стороны подойти к проблемам. «Не ждите от меня ценных указаний, – обращается он к читателю, – я и сам точно не знаю, с чего именно нужно начинать» (с.14).

Для Обамы переломным моментом в жизни стала попытка баллотироваться в сенат США, когда он, малоизвестный политик, стал глубоко и серьезно общаться с разными слоями населения. Часто просто подходил к людям на улице, заговаривал, и они обычно задавали ему два вопроса: откуда у него такое удивительное имя? И зачем ему вся эта грязь? Иногда друзья устраивали ему встречу со своими знакомыми. И тот факт, что Обама встречался не с огромными аудиториями, а малыми группами людей, делал эти встречи углубленнее, откровеннее. Самому кандидату удавалось глубже понять народ, научиться говорить с ним на одном языке. Мысли, навеянные простыми американцами, стали основой избирательной кампании Б. Обамы, которую он решил основать на конструктивных предложениях, на позитиве (не использовать в рекламных роликах никакого негатива) и отнюдь не на охаивании соперника. Тем не менее, в книге Б. Обама не просто констатирует пусть даже и нелицеприятную действительность, а рассуждает, что он мог бы предпринять для исправления ситуации при альтернативности вариантов и в меняющейся обстановке. И он не дает простых ответов на вопросы, которые сам же и ставит.

Рассматривая в первой главе достоинства и эволюцию развития двухпартийной системы в США, автор не считает межпартийные противоречия непреодолимыми. Более того, в компромиссе он видит основу успеха в управлении государственными делами. Президентов, представлявших различные партии, он старается оценить по заслугам. Сам Б.Обама, говоря о своей политической позиции, пишет, что основы его мировоззрения были заложены матерью, которая до конца своих дней гордо причисляла себя к закоренелым либералам. В особенности ее уверенность подкрепляло движение за гражданские права; при первой же возможности она буквально впихивала в него эти ценности: терпимость, равенство, защиту обездоленных» (с.36).

За последнее время жизнь в Америке стала многограннее, она часто стирает грани между консерваторами и либералами, и заслуга Б. Клинтона, отмечает Обама, состояла в том, что тот дал понять обществу: «двух этих категорий не хватает для решения наших проблем» (с.41).

Во второй главе – «Ценности» – автор критикует налоговую политику Дж. Буша, которая, на его взгляд, являлась послаблением для богатых людей и была сомнительной с точки зрения морали (с.56). Обаму пугает тот огромный разрыв, который образуется между самыми богатыми и самыми бедными американцами. Если, например, в 1980 г. среднестатистический исполнительный директор получал в 42 раза больше, чем среднестатистический рабочий, то в 2005 г. это соотношение достигло 262 к 1. И это при том, что наиболее высокооплачиваемые руководители допустили серьезные провалы в росте доходов своих компаний. Фактически Б. Обама выступает за прогрессивное налогообложение и социальную ответственность капитала.

Свобода и толерантность – еще два столпа американского общества, но не менее важны для американцев энергия, дисциплина, умеренность и трудолюбие. «Наша система самоуправления и экономика свободного рынка зависят от каждого отдельного американца, придерживающегося этих ценностей, – считает Б.Обама. – Легитимность нашей власти и наша экономика зависят от того, до какой степени эти ценности уважаются; вот почему равные возможности и недискриминация скорее дополняют нашу свободу, чем покушаются на нее» (с.65). Но вот чего следует опасаться, отмечает он, так это потери моральных ориентиров. Но говорить о моральном обществе можно только имея морально ориентированных лидеров – подлинных, умеющих быть самими собой, искренних, без лишних слов.

Глубокое уважение к Конституции США у молодого политика заложил легендарный сенатор Р. Берд, который однажды в своем вступительном слове перед новым составом сената порекомендовал всем читать и перечитывать этот основополагающий документ и быть «верным духу республики». Именно после личной встречи с Р. Бердом Б. Обама раскопал старые учебники по конституционному праву, перечитал Конституцию и поразился тому, что эти документы за два века ничуть не устарели. И еще он понял, насколько сложен Закон и насколько возможны его толкования: «Ведь, в конце концов, закон – это лишь слова, написанные на бумаге, а слова могут быть слишком общими, неясными, зависеть от контекста и понимания точно так же, как в стихотворении, рассказе или обещании… Значение слов может размазываться, а то и разрушаться прямо на ваших глазах» (с.88).

Это углубленное понимание Закона дало ему умение давать отпор консерваторам, обвинявшим либералов в манипулировании смыслами для достижения определенных целей. Законодательный процесс обретает огромное значение в деле развития государства, а Конституция не может не рассматриваться в контексте постоянно изменяющегося мира. Существуют механизмы улучшения работы конгресса – палаты представителей и сената. Работа конгресса должна преследовать цель общественного единения, а не раздоров. И надо помнить завет А. Линкольна, который повторял фразу: «Если дом разделится сам в себе, не сможет устоять дом тот» (с.112).

В главе «Политика» Б. Обама признается, что политическая борьба научила его своим методам, без которых нельзя добиться результата. С другой стороны, его опыт показывает, что деньги далеко не все и не всегда решают в ней. Самому ему в этом плане везло, когда результатов удавалось достичь с минимальными затратами. Но без денег оказываешься верным кандидатом на выбывание.

В Америке через власть не делают деньги, для политиков власть – не средство обогащения. Большинство сенаторов богаты и так. Дело, считает  Обама, в поддержании определенного статуса и сохранении власти, в устрашении противников и преодолении страха. В политической борьбе важна и целеустремленная команда, знающая нюансы и подводные течения, способная предвидеть развитие ситуации.

Б. Обама уверен, что в США политики стали заложниками своих крупных спонсоров, на них оказывают давление заинтересованные в них группы (с.132). Однако за последние годы в политической борьбе произошли изменения. Если лет сорок назад довлеющей силой был партийный аппарат, то теперь ею становятся СМИ. Поэтому Б. Обама хорошо понимает, насколько быстро пресса возвела его на пьедестал, настолько стремительно она может его и сбросить. Он также научился осторожности в высказываниях и знает, что «в обстановке, когда любое неосторожное замечание может наделать больше вреда, чем годы непродуманной политики, мне не стоит удивляться, что на Капитолийском холме каждая шутка тщательно продумывается, ирония вызывает подозрение, непосредственность выходит из моды, а горячность относится к категории особо опасных явлений» (с.141).

Характеризуя возможности Соединенных Штатов в современном мире, где конкуренция значительно выросла, автор признает, что господство США не безгранично. Глобализация, считает он, несет Америке не только преимущества, но и вызовы. Она дала американским потребителям много пользы, расширив доступ к огромному количеству товаров, а, с другой стороны, значительно усилила нестабильность миллионов из них. В этой связи Б. Обама приводит два примера – города Гейлсберг (Иллинойс) с практически парализованной жизнью из-за вывоза производств за рубеж и всеми вытекающими отсюда последствиями, и преуспевающей компании Google с ее всемирной паутиной, сделавшей ее владельцев баснословно богатыми людьми.

В США идет процесс размежевания американцев – работающих на мировую экономику и  собственно американскую – не в пользу последних, и «со всем этим надо что-то делать». Политика ничегонеделания и попустительства глобализации приведет к немедленному коллапсу экономики США. Американский ВВП пока еще больше, чем у Китая и Индии вместе взятых. Но в перспективе ничегонеделание создаст другую Америку, «непохожую на ту, в которой мы выросли» (с.168). Признавая в качестве величайшего достижения американскую систему организации общества, поощряющую непрерывное обновление, он считает допустимым определенное вторжение правительства в магию рыночного механизма – налогообложение, законодательство, судебные процессы, тарифы, меры по охране труда, расходы на адресную помощь – в той степени, насколько оно не повредит частному предпринимательству и экономическому росту (с.170). Особенно незаменима роль вмешательства в трудные времена, ведь, например, смогло же правительство разработать общественный договор между бизнесом и рабочими Америки. Тем более что всегда приходится делать выбор между вялой управляемой правительством экономикой и хаотичным, беспощадным капитализмом.

Б. Обама видит основу будущего развития Америки, во-первых, в образовании, которое должно быть массовым, доступным и качественным. Однако при этом он определяет две трудносочетаемые цели – необходимость высокой оплаты труда учителей и доступность образования – и пытается совместить их. Профессиональной подготовке учителей должно уделяться огромное внимание, поскольку хороший учитель определяет успеваемость ученика. И зарплата учителя должна составлять 100 тыс. долл. в год.

Что же касается второй цели, то здесь необходима помощь родителям в оплате обучения – гранты, ссуды под низкие проценты, освобождение сберегательных счетов на образование от налогов или же полный вывод обучения из-под налогообложения и т.д. (с.186). Во-вторых, он считает необходимым, по крайней мере, удвоить вложения в фундаментальную науку. И, наконец, третье важное направление развития США – это освобождение от нефтегазовой зависимости, в частности, от  стран Ближнего Востока, которая подрывает будущее Америки, ее национальную безопасность. Для этого нужно работать над созданием возобновляемых, более чистых источников энергии. Б. Обама предлагает один процент дохода нефтяных компаний направлять на исследования в области альтернативных источников энергии, как это, например, делается в Бразилии (с.191). От вложений в эти три базисные направления нельзя ждать немедленной отдачи, по вопросам их реализации можно спорить, но ставить их под сомнение недопустимо, считает Обама.

Он признает важность мер по смягчению негативных последствий глобализации, которую продуманной политикой можно затормозить, но остановить – нельзя. Традиционный индивидуализм, когда каждый отвечает за себя, – не выход из положения, не рецепт для стабильного экономического роста или сильного среднего класса, поэтому социальные программы должны разумно внедряться. В частности, им предлагается улучшение эффективности действующих программ «Медикэр» и «Медикэйд» (с.208).

В главе «Вера» автор рассуждает над одной из наболевших тем американского общества – проблемой абортов и признается, что для себя еще не пришел к окончательному выводу, зарождается ли человек с момента зачатия или же плод в утробе матери считается частью ее тела. Определяя свою позицию по абортам, Б. Обама признает, что отнюдь не многим женщинам легко принять «разрывающее душу» решение прервать беременность. Однако, принимая решение запретить аборты, американское общество вынудит женщин к небезопасным способам прерывания беременности, что уже имело место в американской истории. В силу этого Б. Обама считает, что в первую очередь надо работать над сокращением  стремления женщин сделать аборт (с.223) посредством просвещения или использованием противозачаточных средств, использованием усыновлений и других способов, имеющих общественную поддержку, сократить количество нежелательных беременностей (с.250).

Говоря о своих убеждениях, он признается, что воспитывался не в религиозной семье. Его мать не давала религиозных наставлений, но считала знание великих мировых религий неотъемлемой частью любого всестороннего образования. Религия – это выражение человеческой культуры. В их доме Библия, Коран, Бхагаватгита стояли на полке рядом с книгами по древнегреческой, скандинавской и африканской мифологиям. Не проявляя набожности, мать во всех отношениях была духовно пробужденным человеком, обладала непоколебимой природной способностью к доброте, милосердию и любви и очень часто действовала под влиянием этой способности, порою во вред себе (с.230).

Отчим Б. Обамы воспитывался как мусульманин, однако к тому времени, когда встретил его мать, был убежденным атеистом. Повзрослевший Б. Обама на  каком-то этапе жизни пришел к убеждению, что, не связав себя однозначно к каким-то конкретным религиозным обществом, он всегда будет оставаться в стороне, свободным, но одиноким, как его мать. Он понял, что надо принять Христа как раз потому, что у тебя есть грехи, которые надо смыть, потому что ты человек и нуждаешься в союзнике на твоем трудном пути, дабы сравнять горы и долины, а искривленные пути сделать прямыми (с.233). Принятие такого решения отнюдь не сняло как по волшебству накопившиеся у него вопросы. «Но, стоя на коленях под тем крестом в чикагском Саутсайде, – пишет он, – я почувствовал, как дух Божий зовет меня. Я подчинился Его воле и посвятил себя открытию Его истины» (с.234).

Значительное место автор уделяет проблеме взаимоотношений либерализма и религии. Либерализм учит быть терпимым к вере других, если только эта вера не наносит вреда или не нарушает права верить иначе. Религии вынуждены взаимодействовать, поскольку любая публичная религия не практикуется в изоляции. Однако когда движимые религиозной верой предъявляют политические претензии, требуют от обширной части общества поддержать правильность их взглядов, либералы начинают беспокоиться (с.239). Проблема эта для Америки актуальна, принимая во внимание увеличивающееся разнообразие ее населения и опасность сектантства. «Кем бы мы ни были раньше, – пишет Б. Обама, – сейчас мы уже не просто христианская нация; мы также и иудейская нация, исламская нация, буддистская нация, индуистская нация и нация неверующих» (с.245).

Б. Обама сомневается в недопустимости однополых браков, и эти его сомнения «не делает его плохим христианином». Они делают его человеком, ограниченным в понимании Божьего замысла и, таким образом, склонным к греху. Но сомнения не означают нетвердость в своей вере. Есть вещи, в которых он абсолютно уверен: необходимость бороться с жестокостью во всех ее проявлениях, ценность любви и благотворительности, смирение и милосердие (с.252).

Америка – многонациональная страна, и поэтому Б. Обама в главе «Раса» рассуждает о том, какова ее перспектива в этом качестве. В чем-то его семья сходна со всей Америкой, поскольку в ней сплелись люди разных рас и народов, а для него встреча семьи на Рождество напоминает собрание Генеральной Ассамблеи ООН (с.260).  «Я убежден, – пишет он, – что одним из исключительных отличий Америки всегда была ее способность принимать вновь приехавших, сплавлять нацию из самых разных людей, прибывших к нашим берегам». Однако он не уверен, что битва за равенство рас в Америке закончилась, и страна достигла «пострасовой политики». Б. Обама не хочет детализировать тот длинный список мелких оскорблений, которые за 45 лет ему как афроамериканцу довелось испытать. Последние годы в стране заметна мощная внутренняя динамика, связанная с тем, что латиноамериканцы, насчитывающие 42 миллиона жителей США, являются наиболее  быстро увеличивающейся демографической группой. Ситуация такова, что Америке предстоит сделать радикальный разрыв с прошлым, избавиться от психологических кандалов рабства и дискриминации (с.271), а развитие демографической ситуации в США не будет укладывается в черно-белую парадигму.

Б. Обама признает, что, несмотря на предпринимаемые усилия последних четырех десятилетий, до сих пор в США упорно сохраняется разрыв между уровнем жизни черных, латиноамериканцев и белых рабочих. В определенной степени решить это можно за счет усиления законов  по борьбе с дискриминацией в таких базовых сферах, как трудовая занятость, жилье и образование. При этом он видит те проблемы, которые тормозят развитие черной нации: черные люди слишком много смотрят телевизор (средняя черная семья смотрит его 11 часов в день), слишком много употребляют ядов (много курят и едят «фаст фуд») и, самое главное, не уделяют должного внимания образованию. Семьи черных быстрее разрушаются (с.274). Но если автор не знает, как избавить черных от их пагубных пристрастий, то, во всяком случае, он определенно видит, как улучшить ситуацию в стране в целом. Необходимо предпринять действия, препятствующие ухудшению условий жизни городских бедняков, а также решать проблемы рабочих, находящихся на территории страны без необходимых для этого документов (с.280). Внимание также необходимо уделить воспитательной работе, поскольку жители трущоб находятся в плену собственной саморазрушительной манеры поведения. И эта манера не врожденная (с.286). С другой стороны, Америка в его представлении – не бездонная бочка, иммиграцию нужно контролировать, поскольку она сбивает зарплаты американцам. Идея, в его понимании, заключается в том, чтобы предприятия прибегали к найму иностранных рабочих только тогда, когда есть нехватка местной рабочей силы (с.298).

В своем внешнеполитическом эссе – «Мир за пределами наших границ» – Б. Обама вспоминает свою жизнь в Индонезии, где наряду с радостями детства он созерцал экономические и морально-политические проблемы,  сковывавшие эту страну. Так, в Индонезии почти все импортируемые и экспортируемые товары, от нефти до пшеницы и автомобилей, проходили через компании, контролируемые президентом, его семьей или членами правящей хунты (с.306). Хотя антиамериканские настроения были не распространены, режим Сухарто был жестко репрессивным. Его демократизация произвела странную метаморфозу: по стране распространились антиамериканские настроения, а в 2003 г. опрос среди индонезийцев показал, что об Усаме бен Ладене у них лучшее мнение, нежели о Дж. Буше (с.309).

Еще одна проблема, касающаяся американской внешней политики, состоит в навязывании Америкой своих ценностей всюду в мире. Б. Обама ссылается на отцов-основателей, которые предостерегали от попыток экспорта американского образа жизни, упоминая Дж. Адамса, который говорил, что «не следует искать за своими пределами чудовищ, чтобы их уничтожать», а также «становиться мировым диктатором». Ситуация размывала такой подход, поскольку «Америка никогда не проводила систематической колонизации, как европейские страны, но она избавилась от всех комплексов, не дававших вмешиваться в дела стран, которые она считала важными» (с.314). Такой подход определил ее позицию и в отношении Лиги Наций, которая «ущемляла суверенитет Америки неразумным ограничением ее способности навязывать свою волю во всем мире». Ныне приходит понимание, что одна лишь военная сила не может обеспечить долгосрочное процветание и безопасность (с.317).

Участие в войнах наносит Америке удар с другой стороны – раскалывает общество. Самой  большой жертвой вьетнамской войны стало доверие американского народа к своему правительству, а американцев – друг к другу. Р. Рейган славился своей четкой позицией в отношении коммунизма, но был слеп в отношении других мировых несчастий. Раскрытие дела «Иран-контрас» просто лишило Б. Обаму дара речи. События сентября 2001 г. вызвали небывалый патриотический подъем в стране: сенат и палата представителей практически единогласно наделили президента необходимыми полномочиями, а молодые люди по всей Америке решили служить своей стране. Практически через месяц правительство талибов было изгнано из Кабула. Но дальше нужны были новые шаги, объявление внешнеполитического курса на двадцать первое столетие. Этого не последовало (с.326). Администрация начала информационное наступление для поддержки своей позиции, скрыла донесения разведки, сильно завысила финансовые расходы и необходимое количество личного состава, стала пугать призраком грибовидных облаков.

Б. Обама считает, что исходящая от С. Хусейна угроза не была близкой. «Избрав поспешную одностороннюю военную акцию, – пишет он, – вместо жестких дипломатических мер, принудительных проверок и целевых санкций, Америка упускала возможность создания широкой базы поддержки своего политического курса… Я знаю, что вторжение в Ирак без ясных причин лишь раздует пламя на Ближнем Востоке, вызовет худшие, а не лучшие порывы в арабском мире и облегчит Аль-Каиде вербовку новых членов» (с.329).

Обама считает необходимым начать работу с ООН по всем вопросам, а не только тогда, когда от нее требуется ратификация принятого в Вашингтоне решения. Недопустима и другая крайность – изоляционизм. Он не сделает Америку безопасней. Ее можно сделать более безопасной, если помочь сделать мир более безопасным. По сравнению с серединой XX века или периодом «холодной войны» мир изменился. Главная угроза исходит от международного терроризма, который необычайно мобилен. Эта угроза не позволяет Америке сворачивать свою активность всюду в мире (иногда придется поневоле играть роль шерифа во всем мире), но заставляет действовать применительно к новой задаче. «Террористические сети способны распространять свои доктрины в мгновение ока, – пишет он, – они могут нащупывать самые слабые звенья в мировой экономической системе» (с.341).

Что необходимо для отражения угрозы? Для начала надо привести оборонные расходы и организационную структуру вооруженных сил к новой реальности. Разработать систему их использования. Научиться побеждать в глобальной борьбе идей. Самим соблюдать все правила поведения, которые предписываем другим. Сориентировать свой политический курс на то, чтобы способствовать уменьшению сфер нестабильности, нищеты и насилия по всему миру и заинтересовать большее число людей в том мировом порядке, который «так хорошо нам служит». Финансирование крупных доростоящих проектов должно быть полезно не высокооплачиваемым консультантам, а простым гражданам. Укрепить силы ООН: чем лучше эти миротворческие силы будут справляться с предотвращением гражданских войн и столкновений на национальной почве, тем меньше США придется выступать полицейскими в регионах, «где мы бы хотели иметь стабильность» (с.358). Б. Обама выражает надежду, что судьбы мира все-таки будут решаться не на поле боя.

В разделе «Семья» автор рассуждает об этой главной ценности любого общества. Исследования показали, что в среднем у пар, состоящих в браке, лучше здоровье, выше достаток и они более счастливы. Поэтому государственная политика должна быть направлена на укрепление института семьи. Считая, что вопросы секса, вступления в брак и рождения детей должны оставаться сугубо личными, Б. Обама, тем не менее, делает акцент на воспитательной работе. Сознавая, что феминизм не способствует укреплению семьи, он, однако, не видит и вариантов возвращения к достаточно широко бытовавшей ранее в Америке схеме: одна семья – один кормилец. Дело в том, что за последние 30 лет средний заработок американского мужчины возрос на 1 процент с учетом инфляции, а цены на все – от жилья до медицинского обслуживания и образования – росли постоянно. Иметь маму домохозяйкой автоматически означает жить в менее безопасном районе. Тем не менее, политики могут сделать так, чтобы изменить положение родителей, и те могли бы больше времени оставаться дома, уделяя внимание детям и их воспитанию, сделать более гибким подход к отпускам по семейным обстоятельствам. Это может быть изменение графика работы без снижения производительности труда. Это может быть изменение школьного графика, домашнее обучение. Как крайняя мере – переезд в район, где жить дешевле. Но в любом случае семья сама должна выбрать схему, что для нее лучше (с.383).

В заключение Б. Обама формулирует свое жизненное кредо, опять же ссылаясь на слова Бенджамина Франклина: «Я бы предпочел, чтобы обо мне сказали «Он прожил с пользой», чем «Он умер богатым». Автору приносит удовлетворение быть полезным своей семье и избравшим его людям, оставить после себя наследство, «которое сделает жизнь наших детей более полной надежд, чем наши» (с.400).

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх