Энергетическая ориентация Китая

Яков Бергер

За годы существования  КНР китайская энергетика, как и вся экономика страны, претерпела значительные изменения. Заметно выросло энергопотребление, повышается эффективность использования энергии, частично оптимизируется энергетический баланс. Основой энергетики остается уголь, но его доля в энергопотреблении сократилась с 95% в 1952 г. до 68,7% в 2008 г. Соответственно выросло использование природного газа, ГЭС, АЭС, энергии ветра и других альтернативных источников. По данным ГСУ КНР, на 2008 г. в структуре первичного потребления энергии на долю нефти и  природного газа приходится 22%, на долю новых и возобновляемых видов энергии – 9%.[1]

Китай располагает крупнейшими в мире гидроэнергетическими ресурсами. Установленная мощность ГЭС  в 2008 г. достигла 172 млн кВт, что ставит страну по этому показателю на 1-е место в мире. Удельный вес гидроэнергетики в первичном потреблении энергии за годы существования КНР вырос с менее чем 1% до 7,4%. Стремительно растет ядерная электроэнергетика. К уже построенным и введенным в эксплуатацию 11 реакторам с установленной мощностью 9,1 млн кВт добавляются еще 24 с суммарной установленной мощностью 25,4 млн кВт. Китай лидирует в использовании солнечной энергии. Мощность ветровых электростанций составляет 12,2 млн кВт  –  4-е место в мире.

Вместе с тем некоторые базовые черты, присущие энергетике, сохраняются. Страна бедна углеводородными энергоносителями. По данным BP Statistical Review of World Energy 2009, в конце 2008 г. на ее долю приходилось 1,2% доказанных мировых запасов нефти, 1,3% – природного газа и 13,9 % угля, что соответственно обеспечивает добычу при ее нынешнем уровне в течение 11,1, 32,3 и 41 года. В расчете на душу населения обеспеченность извлекаемыми запасами нефти составляла на 2000 г. 2,6 т, природного газа – 1074 куб. м, угля – 90 т, что соответствовало 11,1, 4,3 и 55,4% среднемирового уровня.[2]

Доминирующая до настоящего времени экстенсивная модель роста требует растущего расхода энергии. С 2000 по 2008 гг. потребление энергии в мире прирастало на 2 млрд баррелей в год, в т.ч. половина прироста приходилась на Китай. За годы реформ потребление угля в КНР увеличилось в 4,3 раза, нефти – в 4,1 раз, природного газа – в 5,9 раз (рис. 1).

Рис. 1 Рост ВВП и поторебления энергии в 1980-2007гг., % к предыдущему году (пятилетию)
Источники: «Чжунго чжун чан ци фачжань ды чжунъяо вэньти 2006-2020» [Важные проблемы среднесрочного и долгосрочного развития Китая.2006-2020]. Гл. ред. Ван Мэнкуй. Пекин, 2005. С.59, « Чжунго тунцзи няньцзянь 2008»

Приведенная выше диаграмма демонстрирует меняющееся соотношение роста ВВП и потребления энергии за три десятилетия реализации реформистского курса. Если исключить странную ситуацию во второй половине 90-х годов прошлого века (9-ю пятилетку), когда, если верить китайской официальной статистике, ВВП увеличивался весьма высокими темпами, а потребление энергии не только не возрастало, но, напротив, убывало[3], то в  остальное время мы наблюдаем две основные тенденции. В течение 6-й, 7-й и 8-й пятилеток  потребление энергии прирастало все более высокими темпами, в то время как  прирост ВВП циклически менялся: между двумя подъемами имел место довольно существенный спад. С начала нового века темпы увеличения ВВП нарастают на фоне скачков в темпах потребления энергии. Сначала – резкий подъем, вплоть до существенного опережения динамики ВВП, а затем, начиная с 2004–2005 гг.,  темпы роста энергопотребления снижаются.

Тем не менее, в целом  рост удельного веса Китая в мировом потреблении основных энергоносителей существенно опережает увеличение его доли в мировом ВВП. За тридцать лет  реформистского курса (1978–2008 гг.) его доля в мировом потреблении нефти возросла с 2,9 до 9,6%, в потреблении природного газа  ̶  с 1 до 2,6%,  угля – с 17,8 до 42,5%.

Одна из важнейших задач экономической стратегии КНР на  перспективу – существенно сократить потребление энергии в расчете на единицу ВВП. На ее решение ориентирована значительная часть научно-технического потенциала страны, поскольку это должно повысить национальную конкурентоспособность Китая на мировых рынках, ослабить его зависимость от внешних поставок энергии и уменьшить загрязнение окружающей среды.

За период с 1990 г. по  2007 г. в Китае были предприняты значительные усилия по повышению  эффективности использования энергии. Старые производственные мощности с высокими затратами энергии и материалов заменяются новыми, более экономичными. Выводятся из строя физически и морально устаревшие малые электростанции. Удельное потребление энергии на единицу продукции в цементной промышленности и строительстве снизилось более чем на 30%, в выплавке меди – на 64%, в расходовании угля на тепловых электростанциях – на 19%. Сократилось отставание  от передового международного уровня: в расходовании угля на производство электроэнергии – с 28,6% до 20,5%, в медеплавильной промышленности – с 58,5% до 15,6%. Тем не менее, отставание все еще остается значительным.

Если в ближайшее десятилетие среднегодовые темпы прироста ВВП в Китае будут составлять 8%, а потребление энергии будет увеличиваться в среднем за год на 4%, то к 2020 г. его  суммарное годовое энергопотребление достигнет 4,5 млрд т в угольном эквиваленте, или 3,2 млрд баррелей в нефтяном измерении, что почти равно суммарному потреблению энергии в США, Великобритании, Франции, Германии и Италии. Однако в расчете на душу населения Китай лишь достигнет среднемирового уровня,  вдвое уступая Японии и втрое – США.

В начале 2009 г. Министерство национальных ресурсов КНР  опубликовало Всекитайскую программу минеральных ресурсов (2008–2015 гг.). Согласно ее прогнозам, добыча угля в Китае к 2015 г. превысит 3,3 млрд т, нефти – свыше 200 млн т, природного газа – 160 млрд куб. м. Потребление угля в 2020 г. составит более 3,5 млрд т , нефти – 500 млн т. Суммарно за период с 2008 по 2012 гг. будет потреблено угля 43 млрд т, нефти – 6 млрд т.[4]

Соответственно увеличивается зависимость страны от внешних источников энергии. Доля импорта в суммарном потреблении энергии  в 2020 г. возрастет с нынешних 3% до 20%. Чистый импорт энергоносителей превысит 800 млн т в угольном эквиваленте, или 560 млн т в нефтяном измерении, что составит пятую часть всего мирового экспорта энергоносителей.[5]

По прогнозам китайских экспертов, это будет способствовать существенному повышению мировых цен на энергоносители. Цены на нефть к 2020 г. могут достигать $200 за 1 баррель и, как минимум, не опустятся ниже $150 (в неизменных ценах 2008 г.). Не менее чем вдвое, как полагают, вырастут  также цены на уголь, природный газ, сжиженный газ и уран.

Широко распространенное использование угля в качестве источника энергии и для бытовых нужд  наносит огромный ущерб окружающей среде и здоровью населения. По оценкам китайских и зарубежных исследователей, экономические потери от загрязнения атмосферы, включающие и затраты на лечение, составляют от 3 до 7% ВВП. Продукты, образующиеся при сгорании угля, – главный источник загрязнения атмосферы в Китае.

В использовании угля у Китая существуют две главные проблемы. Во-первых, очень низка эффективность сжигания угля, и, во-вторых, доля непосредственного сжигания слишком велика. Путем обогащения угля можно понизить его зольность на 50–80% и удалить до 30–40% серы. А  посредством дальнейшей очистки дымов можно устранить до 90% серы. Однако в 1999 г. в Китае обогащалось только 29% всего добываемого угля (в ФРГ – 95%, Великобритании – 75%, США – 55%), причем подвергается обогащению, главным образом, уголь, идущий на экспорт; уголь же, используемый на энергетические цели, обработку почти не проходит.

Именно эти обстоятельства не в последнюю очередь побуждали разработчиков энергетической стратегии Китая добиваться снижения доли угля в топливно-энергетическом балансе страны. На этом направлении к концу 1990-х годов был достигнут некоторый прогресс. Но затем вследствие удорожания нефти процесс принял обратное направление, и в 2005–2007 гг. доля угля  в балансе потребления вновь стала расти, несмотря на некоторое повышение удельного веса природного газа и возобновляемых источников энергии, а доля нефти – снижаться (рис. 2).

Рис. 2 Структура потребления энергии в 1978-2007гг., %
Источник: составлено по «Чжунго тунцзи няньцзянь 2008»

Это происходит на фоне стабильного или снижающегося потребления угля в развитых странах (рис. 3).

Рис. 3 Потребление угля в Китае и других странах, в 1979-2008гг. (млн т в нефтяном эквиваленте)
Источник
: BP  Statistical Review of World Energy 2009
* Данные по России – за 1985 г.

Общие выбросы в атмосферу двуокиси серы достигают почти 20 млн т, что ставит Китай по этому показателю на первое место в мире. Загрязнение атмосферы служит важнейшей причиной кислотных дождей. Эти дожди, поражающие треть территории страны, существенно понижают продуктивность сельского и лесного хозяйства.

Пекин подвергается нарастающему давлению мирового общественного мнения в связи с поступлением в атмосферу больших количеств углекислого газа, что, как полагают, ведет к возникновению парникового эффекта. По этому показателю Китай обошел США и вышел на 1-е место в мире. Если мир в целом за период с 1978 г. по 2008 г. увеличил выбросы  углекислого газа примерно в полтора раза, то Китай – в 4,6 раза. В то же время основные промышленные страны стараются воспрепятствовать потеплению климата, не увеличивая выбросы (рис. 4).

Рис. 4 Выбросы углекислого газа в КНР и других странах в 1978-2008гг., млн т
Источник
: BP  Statistical Review of World Energy 2009
* Данные по России – за 1985 г.

Выступая в сентябре 2009 г. на сессии Генеральной ассамблеи ООН, посвященной изменению климата, председатель  КНР Ху Цзиньтао пообещал, что Китай к 2020 г. существенно сократит объем выбросов углекислого газа по отношению к объему ВВП. В 11-й пятилетке (2006–2010 гг.) предполагается сократить удельное потребление энергии на 20%. Тем не менее, абсолютные объемы выбросов, скорее всего, не уменьшатся, а, напротив, еще более возрастут.

Увеличивая потребление нефти практически теми же темпами, что и потребление угля, Китай, обойдя Японию, стал вторым в мире потребителем нефти после США. Свои потребности в нефти КНР все в большей мере удовлетворяет за  счет импорта.  По данным китайской таможенной статистики, в 2008 г. было импортировано более 200 млн т нефти.  Ввоз покрывает более половины потребляемой в стране нефти, и в дальнейшем эта пропорция еще более возрастет (рис.5).

Рис.5 Прогноз добычи, потребления и импорта нефти на 2020г., млн.т
Источник: «Цзян Сяоцзюань Чжунго вайцзы цзинцзи» [Экономика иностранного капитала в Китае], Пекин, 2002. С 218

Глобальный финансово-экономический кризис, способствовавший падению мировых цен на нефть, предоставил Китаю благоприятную возможность пополнить свои стратегические и корпоративные нефтяные резервы, снизившиеся за последние годы. А наличие больших валютных резервов позволяет китайским компаниям усилить свои позиции в конкурентной борьбе за  доступ к зарубежным источникам нефти и газа. Здесь можно упомянуть несколько крупных кредитов, предоставленных Китаем российским, бразильским, венесуэльским и казахстанским компаниям для этих целей.

Китай не только соперничает с другими странами-импортерами  нефти и газа, но и стремится установить с ними, в первую очередь с США, определенное взаимодействие и сотрудничество, чтобы обеспечить стабильность поставок и цен. Осуществляются также и совместные проекты по освоению ресурсов третьих стран, позволяющие Китаю заимствовать передовой технологический и управленческий опыт крупнейших зарубежных компаний. Ряд из них действуют и на территории Китая – как в разведке и освоении недр, так и совершенствовании технологий, что позволяет оптимизировать использование минерального топлива и уменьшить загрязнение окружающей среды.

В Китае полагают, что наращивание производства экологически чистых видов энергии может обеспечить высокие темпы экономического роста без существенного увеличения потребления углеводородов. Ставится задача довести к 2020 г. удельный вес возобновляемой и ядерной энергии в первичном потреблении энергии до 15%, а к 2050 г. – до 30%.

Долгие годы в списке из 30 с лишним стран, обладающих ядерной энергетикой, Китай занимал последнее место. В 2007 г. Госсовет КНР принял Программу среднесрочного и долгосрочного развития ядерной энергии (2005–2020 гг.), предусматривающую увеличение установленной мощности АЭС до 40 млн кВт. Но уже весной 2009 г. в китайской печати появились сообщения о подготовке поправок к Программе, намечающих повышение этого ориентира до  75 млн кВт. Это означает, что удельный вес АЭС по установленным мощностям может подняться до 5%, а по выработке электроэнергии – до 8%.

Развитие ядерной энергетики в Китае сталкивается, однако, с рядом трудностей. Важнейшие из них – невозможность обеспечить сооружение всех новых энергоблоков поставками отечественного оборудования и нехватка отечественных ресурсов урана. Кроме того, ключевые технологии этой отрасли находятся в распоряжении  развитых стран Европы и Америки.

В 2005 г. был принят Закон КНР о возобновляемой энергии, что стало важным стимулом для ускоренного становления этой  отрасли. С 1 января 2006 г. он вступил в силу. В дальнейшем был принят еще ряд важных документов. Среди них – опубликованная в 2007 г. Программа среднесрочного и долгосрочного развития возобновляемой энергии, План на 11-ю пятилетку (2008 г.), а также временные правила по управлению средствами, ассигнованными на производство оборудования для использования ветровой и солнечной энергии.

В августе 2009 г. китайские законодатели утвердили пересмотренный вариант Закона о возобновляемой энергии, в котором был учтен опыт, накопленный за трехлетний период его действия. В новой редакции, помимо общих установок, содержатся конкретные положения, определяющие систему финансовой поддержки отрасли, включая гарантированный сбыт всей производимой в ней продукции. С этой целью Закон предписывает соответствующим государственным ведомствам устанавливать годовые показатели закупок производимой в стране возобновляемой энергии. Сетевые компании обязуются приобретать такую продукцию в объемах не ниже установленного минимума. Предусматривается также создание правительственных фондов развития возобновляемой энергии.

Создание нормативной базы и соответствующий курс материального стимулирования, включающий государственные ассигнования на НИОКР и демонстрационные объекты, налоговые скидки, бюджетные дотации, полномасштабную закупку электроэнергии из возобновляемых источников, тендеры на франчайзинг и гибкий механизм ценообразования, – все это в огромной степени способствовало развитию производства возобновляемой энергии. В 2007 г. инвестиции в ее производство составили $1,2 млрд, что выдвигает Китай по этому показателю на 2-е место в мире. Экстренные антикризисные вливания государственных инвестиций в экономику для поддержания и стимулирования роста также предусматривают увеличение вложений в эту отрасль.

В 2008 г. Китай вышел на 1-е место в мире по производству солнечных фотоэлектрических батарей. На его долю  приходится 60% используемых в мире солнечных водонагревателей. Суммарная установленная мощность ветровых электрогенераторов достигла 12,6 млн кВт, более чем вдвое превысив плановый ориентир на 2010 г.

По данным Государственного информационного центра, инвестиции в освоение возобновляемой энергии до 2020 г. превысят 3 трлн юаней. Одним из главных препятствий для широкого внедрения возобновляемой энергии служит ее высокая себестоимость.[6] Ожидается, что по мере расширения масштабов производства себестоимость будет снижаться, а налоговые льготы и ценовые дотации позволят повысить рыночную конкурентоспособность. Ключевой проблемой считается также создание современного оборудования и передовых технологий для производства возобновляемой энергии. Крупные генераторные предприятия с установленной мощностью более 5 млн кВт обязаны повысить долю возобновляемой энергии к 2020 г. не менее чем до 8%.

Основные направления и проблемы развития возобновляемой энергетики:

Использование энергии ветра. В провинциях Цзянсу, Хэбэй, Ганьсу, Автономном районе Внутренняя Монголия создаются базы ветровой энергетики мощностью  свыше 10 млн кВт каждая. По первоначальному варианту плана предполагалось, что в 2010 г. суммарная установленная мощность превысит 20 млн кВт, а в 2020 г. – 30 млн кВт. В конце 2008 г. она составляла 12,2 млн кВт. Китайская промышленность в основном освоила производство агрегатов мощностью до 1,5 мВт. Западные компании, стремясь сохранить свое монопольное положение, отказываются вывозить технологии  по производству установок мощностью более 2,5 мВт и не создают в Китае совместных предприятий.

Использование солнечной энергии. В 2008 г. производство поликристаллического кремния в Китае превысило 6 тыс. т, производство фотоэлектрических элементов – 2 млн кВт, или 15% мирового производства. Китай является мировым лидером по производству и использованию солнечных водонагревателей. Глобальный кризис со второй половины 2008 г. тяжело отразился на этой отрасли: снизилось число заказов, упали цены на поликристаллический кремний. Однако правительственная антикризисная программа, направленная на стимулирование внутреннего спроса, способствует оживлению рынка и преодолению последствий кризиса. В марте 2009 г. Министерство финансов и Министерство жилищного городского и сельского строительства КНР приняли решение о частичном дотировании использования фотоэлектрической энергии в строительной индустрии. Поскольку на долю этой отрасли приходится 40–50% всей потребляемой в стране энергии, переход на возобновляемую энергию равносилен потреблению дополнительных 300–500 млн т угля. Широкомасштабное распространение «зеленого строительства» может стать важным двигателем роста китайской экономики.  В июле 2009 года Министерство финансов, Министерство науки и техники и Государственное энергетическое управление КНР дали старт программе «Золотое солнце», предусматривающей оказание  финансовой, научно-технической и рыночной поддержки фотоэлектрической энергетике. Планируется в течение двух-трех лет финансово содействовать созданию демонстрационных объектов мощностью не менее 500 мВт.

Использование биотоплива. В конце 2007 г. в Китае насчитывалось 87 объектов, использующих биотопливо для производства электроэнергии, с суммарной установленной мощностью 2,2 млн кВт.  Китай располагает большими ресурсами сырья для такого  производства. Развитие его особенно значимо для решения энергетических проблем сельских и окраинных районов.  Однако себестоимость получаемой таким путем энергии пока еще слишком велика и не способна конкурировать в сетях с электроэнергией, получаемой из иных источников.

Китай уделяет большое внимание участию в международном научно-техническом сотрудничестве по развитию возобновляемой энергетики. В  конце 2007 г. Министерством науки и техники и Госкомитетом по развитию и реформам был принят совместный план, который выделял пять приоритетных областей и шесть направлений такого сотрудничества. В числе приоритетных областей были названы соединение производства солнечной энергии с ее использованием в строительстве; производство электроэнергии из биотоплива и биомассы; ветровая энергетика; топливные элементы на водороде и метаноле; комплексное использование подземных источников. Предполагается развивать фундаментальные исследования, создавать демонстрационные объекты, осуществлять курс «выхода за рубеж», способствовать международным обменам и диалогу, готовить высококвалифицированные кадры. С помощью международного сотрудничества Китай рассчитывает стимулировать как заимствование зарубежных передовых технологий, так и отечественные инновации.


[1] «Синьхуа», 2009, 2 октября.

[2] «Чжунго цзинцзи шибао», 2003, 17 ноября.

[3] Об этой ситуации подробнее см. Я.М. Бергер «О достоверности экономического роста Китая и «китайской угрозе», «Проблемы Дальнего Востока» №6, 2002, С. 40–55.

[4] «Вэньхуэй бао», 2009, 8 мая.

[5] «Цзинцзи цанькаобао», 2009, 29 сентября.

[6] Если принять стоимость электроэнергии, которая произведена электростанцией, работающей на угле, за 1, то себестоимость энергии на малых ГЭС составит 1,2, на биомассе; на болотном газе – 1,5; на ветровых электростанциях – 1,7; на фотоэлектрических – до 11–18. «Вого кэцзайшэн нэнъюань ды чэнцзю юй фачжань дуйцэ» [Успехи и курс развития возобновляемой энергии в Китае]. Чжунго Ганьсу Ван. 2009, 13 июля.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх