Нефтяной рынок: конкуренция обостряется

Александр Б. Крылов

В августе 2007 г. состоялась российская экспедиция к Северному полюсу. По словам  руководителя экспедиции, заместителя спикера Государственной думы Артура Чилингарова, ее цель состояла в том, чтобы продемонстрировать всему миру, что «Арктика всегда была и останется русской». Наглядным свидетельством серьезности намерений Москвы стало установление флага России на дне океана на глубине 4500 метров под Северным полюсом. Этим символическим актом Россия как бы застолбила за собой свой сектор Арктики.
Другие  арктические страны — США, Канада, Дания и Норвегия отказались признавать права России на самый большой и перспективный из пяти секторов Арктики. По мнению представителей этих стран, времена колониальных захватов давно прошли и в современном мире нельзя, как прежде, «плавать по миру и устанавливать свои флаги, захватывая территорию».
Естественно, что установление российского флага на арктическом дне имело сугубо символическое значение. Оно ясно продемонстрировало всему миру претензии России, вслед за которыми должны последовать шаги по официальному закреплению ее юридических прав на российский сектор Арктики. Добиться этого можно только в рамках Конвенции ООН по морскому праву, в соответствии с которым определяется принадлежность океанического шельфа в Арктике. Точная протяженность арктического шельфа до сих пор не установлена. Согласно Конвенции по морскому праву, если шельф выходит за принятые пределы в 200 миль, то экономическая зона устанавливается по границе шельфа. Естественно, что каждая из арктических стран имеет собственное мнение о том, где проходит граница шельфа.
В 2002 г. Россия уже обращалась в Комиссию ООН, регулирующую морское законодательство, с просьбой признать за собой право на 45% территории Северного Ледовитого океана. Это заявление было отклонено, так как Москва не смогла подтвердить свои претензии результатами научных исследований. При этом Комиссия ООН не отвергла российскую заявку в принципе, а порекомендовала провести дополнительные исследования. После этого перед российскими исследователями Арктики была поставлена задача: найти научные доказательства того, что российский шельф простирается вплоть до Северного полюса, то есть существенно дальше двухсотмильной зоны. Решить эту задачу была призвана экспедиция в Арктику, имевшая целью собрать научные доказательства о реальной протяженности российского шельфа (хребта Ломоносова и хребта Менделеева), который, по российским данным, простирается  значительно дальше двухсотмильной зоны.
Российская экспедиция в Арктику началась всего через пару недель после того, как Канада объявила о своих планах построить в Арктике глубоководный порт и о намерении патрулировать северные воды, которые она считает своими. Руководство этой страны оценило действия России резко негативно — «как намеренный акт агрессии, затрагивающий наши интересы и интересы всех цивилизованных стран». Премьер-министр Канады Стивен Харпер заявил, что «Канаде необходимо радикально увеличить расходы на оборону арктических территорий, а кроме того, наладить более тесное сотрудничество с союзниками — Вашингтоном, Копенгагеном и Осло».
Схожую реакцию на российские действия в Арктике продемонстрировали Дания, Норвегия и США. Они также отказались признавать права России на ее арктический сектор и теперь намерены отстаивать свои претензии на владение Арктикой всеми доступными средствами. Причины столь негативной реакции очевидны: на арктическом дне имеются богатые месторождения газа, алмазов, золота, марганца, никеля и платины. И самое главное, именно здесь сохранилась последняя нетронутая нефтяная кладовая планеты: по оценкам специалистов, нефти здесь вдвое больше, чем в Саудовской Аравии.
Очевидно, что в случае начала разработки нефтяных богатств Арктики нефтяной рынок планеты ждут большие перемены. Ряд экспертов уже выразил уверенность в том, что это приведет к резкому падению цен на энергоносители. Подобная перспектива может осложнить положение всех стран-нефтеэкспортеров. И особенно России, так как с той экономикой, которая существует в ней сегодня, последствия падения цен на нефть могут быть самыми катастрофическими, и тут уж не помогут никакие Резервные, Стабилизационные и тому подобные фонды. Самые большие пессимисты полагают, что в этом случае Россия может повторить судьбу Советского Союза, поскольку она в значительно большей степени, чем СССР конца 1980-х годов, зависит от экспорта нефтяного сырья. Но могут ли цены на сырую нефть упасть вновь – будь то в ближайшем или отдаленном будущем? Чтобы ответить на этот вопрос необходимо напомнить о том, как менялись спрос и цены на нефть в течение последних десятилетий.
До начала 1970-х мировая торговля нефтью контролировалась несколькими транснациональными корпорациями (ТНК), большая часть которых базировалась в США. Тогда цена нефти определялась не рынком, а произвольно устанавливалась американскими нефтяными компаниями и была очень низкой (3-4 долл. за баррель). В начале 1970-х годов мусульманские страны-экспортеры совершили настоящую революцию на нефтяном рынке. Большинство этих стран национализировали нефтяную отрасль и начали устанавливать цены на нефть в одностороннем порядке. На арабо-израильскую войну 1973 г. они ответили введением нефтяного бойкота государств Запада, поддерживавших Израиль. В результате последовавшей паники на нефтяном рынке цена подскочила в несколько раз – до 12 долл. за баррель в 1974 г. С тех пор мировая цена на нефть во многом определяется политикой Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК).
Следующее повышение цен на нефть произошло на рубеже 1970-1980-х годов, когда в результате исламской революции в Иране вновь возникла паника на нефтяном рынке. На этот раз цена на баррель подскочила до 40 долл. за баррель. Через несколько лет ее резко сбили, но все равно цена осталась куда более высокой, чем до скачка 1973 года. С тех пор это стало правилом: даже если после очередного взлета рынок откатывается назад, цена на нефть уже не возвращается к исходному уровню, а остается намного выше.
Приход к власти в России В.В. Путина совпал с началом очередного роста нефтяных цен. В отличие от прошлых лет это не результат паники на рынке, а тенденция, рожденная особенностями формирования глобального нефтяного рынка в течение последнего десятилетия. Появились новые крупные потребители, чьи нефтяные аппетиты стабильно растут. По уровню потребления нефти на второе место в мире вышел Китай, обогнав Японию. Хотя значительная часть потребностей Поднебесной удовлетворяется пока за счет собственной добычи, для энергично растущей экономики КНР своей нефти явно недостаточно.
Другим крупнейшим потребителем нефти стала Индия, чей уровень потребления практически сравнялся с крупнейшим потребителем среди европейских стран – Германией. Постоянно увеличивается потребление нефти в Бразилии, в других быстро развивающихся странах Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. В результате роста внутреннего спроса вчерашние экспортеры нефти превращаются в ее импортеров (так произошло с членом ОПЕК Индонезией).
Нет никаких оснований полагать, что рост потребления новыми потребителями нефти прекратится. Наоборот, скорее всего, он будет продолжаться, и развитие энергосберегающих технологий вряд ли повлияет на ситуацию, по крайней мере, в ближайшем будущем. Для стран-экспортеров нефти такая ситуация безусловно выгодна, у них появилась большая свобода рук. В этих условиях громко провозглашенный Западом лозунг диверсификации источников энергопоставок представляется несколько странным: в отличие от прошлого, в условиях постоянно растущего спроса на нефть и газ на мировом рынке политику диверсификации проводят не импортеры, а экспортеры энергоресурсов.
Зависимость от производителей энергоресурсов несовместима с однополярным миром и несет реальную угрозу статусу США как единственной сверхдержавы. В этих условиях Вашингтон стремится снизить масштабы импорта нефти, повысить уровень ее добычи внутри страны и в максимально сжатые сроки перейти на энергосберегающие технологии и альтернативные источники энергии. Может ли это иметь существенное влияние на мировые цены на нефть? Вряд ли. Уже много лет добыча нефти в США падает. Согласно имеющимся прогнозам, если не остановить рост потребления, то доказанных запасов собственной нефти Соединенным Штатам хватит в лучшем случае лет на десять. Происходит падение уровня добычи нефти и в Великобритании; она остается крупнейшим (после Норвегии) европейским производителем нефти, но имеет все шансы уже превратиться в скором времени в ее импортера.
Еще один важный фактор дальнейшего роста цены на нефть — истощение легко доступных и давно освоенных ее месторождений. Добыча нефти все более перемещается в отдаленные и труднодоступные районы с тяжелыми климатическими условиями и в прибрежные шельфовые зоны, что ведет к ее удорожанию. Это в полной мере относится к арктической нефти, спор о принадлежности которой, по сути, только начинается. При этом переход человечества на альтернативные источники энергии продолжает оставаться делом очень отдаленного будущего.
Рост зависимости США от импортной нефти виден из ухудшения взаимоотношений Вашингтона с Саудовской Аравией и Венесуэлой. Даже в случае успеха попыток обеспечить альтернативные поставки нефти в Америку из Африки, Центральной Азии и Арктики это не решит проблемы сохранения Pax Americana. Поэтому США так упорно цепляются за регион «Большого Ближнего Востока», на долю которого приходится 62% доказанных мировых запасов нефти и более 40% газа. Опасные геополитические эксперименты США в этом регионе еще долго будут оставаться причиной роста цен на энергоносители.
Очевидно, что факторы, определяющие рост цен на нефть на мировом рынке, имеют долговременный характер, и нет никаких оснований полагать, что арктическая нефть сможет изменить ситуацию на рынке коренным образом. Но это ни в какой мере не дает российскому правительству основания продолжать и дальше держать экономику страны на «нефтяной игле». Будущее России может обеспечить не наращивание уровня добычи энергоресурсов, в том числе в Арктике, а лишь не зависящая от экспорта сырья, основанная на новых технологиях, сбалансированная и конкурентоспособная экономика. Нельзя сказать, что нынешнее российское правительство ничего не делает в этом направлении. В то же время очевидно, что чрезвычайно благоприятная для нашей страны ситуация на нефтяном рынке дает возможность проводить модернизацию российской экономики куда более активно и последовательно.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх