Курдский вопрос и урегулирование иракского кризиса

Ольга Жигалина

Курдский вопрос -  составная часть национального вопроса в Турции, и суть его состоит в игнорировании властями национальных прав курдов, в стремлении к их насильственной ассимиляции. В результате этой политики курды оказались в числе самых экономически отсталых и бесправных народов Турецкой Республики. Попытки турецких  властей отрицать актуальность решения курдского вопроса на демократических принципах стали питательной средой курдского национального движения, включающего множество курдских политических партий. Одна из них — Рабочая партия Курдистана (РПК), созданная в 1978 году.  Лидер РПК А.Оджалан находится в настоящее время в турецкой тюрьме. С 2004 г. партия возобновила вооруженную борьбу за национальные права турецких курдов.1 Решение курдского вопроса РПК видит в формировании в Турецком Курдистане полунезависимого автономного образования и превращении унитарного турецкого государства в федерацию. Конечной же задачей РПК является создание курдского государства, состоящего из всех частей этнического Курдистана.
Неоднократные попытки Турции решить курдскую проблему силовым методом не приводили к желаемому результату. Стратегический прорыв турецкой армии вглубь Ирака вызывал официальный протест иракского правительства.2 В Анкаре, со своей стороны, считают, что поддержка Соединенными Штатами иракских курдов, стремящихся к независимости Иракского Курдистана, способствует усилению автономистских настроений турецких курдов.
Региональное правительство Курдского автономного района (КАР) Ирака настаивает на реализации ст.140 иракской конституции, предусматривающей проведение 31 декабря 2007 года референдума по проблеме Киркука с целью присоединения этого нефтеносного района к Курдскому автономному району (КАР). Турция выступает решительно против такого поворота событий. Кроме того, турецкие военные оказывают давление на багдадский режим, добиваясь от него усиления вооруженной борьбы с РПК и поддерживают те политические силы в Северном Ираке, которые разделяют их позицию по курдской проблеме.
Часть турецких политиков полагает, что  курдский вопрос можно решить, покончив с курдским движением в Ираке и Турции экономическими методами. Предполагается, что тогда такие этнические и религиозные группы, как арабы, езиды, ассирийцы, сунниты, алевиты (но не курды) и др., не будут требовать автономии или собственной государственности.
Экономическое развитие слаборазвитой юго-восточной части Турции, действительно, может ослабить поддержку курдами активность военизированных курдских группировок. Поэтому, например, турецкие военные проявляют интерес к строительству плотины Ылысу на реке Тигр, полагая, что она уничтожит пути, используемые бойцами РПК. Строительство плотины приведет к уничтожению 15 курдских городов и 50 сел общей площадью свыше 300 кв. км.3 По мнению командования турецкой армии, это поможет ликвидировать курдское движение в Турции. Более того, захватив контроль над верховьями Тигра на турецкой территории, Анкара сможет также контролировать ситуацию и в Иракском Курдистане.4
Сегодня Турция позиционирует себя как региональная сверхдержава. Соответственно, турецкое руководство ведет бескомпромиссную борьбу с теми проявлениями курдского национализма, которые способны привести к дезинтеграции не только турецкого общества, но и распаду государства. Оно выступает категорически против возникновения каких-либо независимых территориальных образований в Иракском или Турецком Курдистане. Этим во многом объясняется и стремление Турции не допустить включение нефтеносного района Киркука в состав Курдского автономного района (КАР).
Стратегический партнер Турции, Соединенные Штаты, придерживаются иной позиции по курдскому вопросу. Хотя Турция и США относят РПК к террористическим организациям, эта партия, в отличие от других организаций подобного рода, не только имеет контакты с американцами, но и сотрудничает с ними в борьбе с радикальными исламистами в зоне турецко-иранской границы.    Как подчеркивает Кондолиза Райс, на стыке Турецкого и Иракского Курдистана у США «имеются жизненно важные интересы». Турецкие правящие круги со своей стороны серьезно расходятся с Вашингтоном там, где он  поощряет сепаратистские устремления иракских курдов.
Пентагон серьезно опасается того, что турки перекроют с севера канал поддержки американской армии, дислоцирующейся в Ираке. 70% всех военных грузов, доставляемых в Ирак по воздуху, следуют через Турцию. Американские базы снабжаются водой и другими продуктами, доставляемых на трейлерах, которые пересекают иракскую границу и следуют по территории Курдского автономного района Ирака. Транспортные американские самолеты С-17, переправляющие в Ирак грузы для нужд оккупационной армии, активно используют авиабазу Инджирлик в южной Турции, а турецкий порт Искендерун на Средиземноморье эксплуатируется Соединенными Штатами для поддержания коалиционных войск и в Ираке, и в Афганистане. Кроме того, США имеют огромную выгоду от продажи Турции самолетов, торпед и пр. Они тратят немалые деньги на военное обучение турецких солдат и тренировочные программы, на реформирование турецкой армии под европейские стандарты.5
Интересы США в Западной Азии, таким образом, диктуют им необходимость поддержания хороших отношений и с Турцией, и с курдами.
После оглашения премьер-министром Турции Р.Т.Эрдоганом стратегии страны на 2007 г., согласно которой Турция будет препятствовать созданию курдского государства в Ираке, искоренять функционеров Рабочей партии Курдистана (РПК) и бороться против включения Киркука в состав Иракского Курдистана, турецко-американские противоречия в регионе стали вполне очевидными. Вставшие во главе турецкого правительства представители происламской Партии справедливости и развития (ПСР) добились признания Вашингтоном приоритета его отношений с Турцией, а не с Курдистаном, с одной стороны, а с другой – они показали, насколько их региональная политика влияет на ситуацию в Ираке и, в частности, в Иракском Курдистане. Сегодня стремление турецкого руководства проводить в Западной Азии независимую внешнюю политику в интересах Турецкой Республики налицо. Недовольство в связи с этим американской политикой в Ираке привело к возникновению в Турции антиамериканских настроений, существенно возросших к осени 2007 года.
И все-таки, несмотря на наличие политических разногласий между Турцией и США, их политика в регионе строится на балансе интересов двух государств. Так, Турция продолжает активно развивать торгово-экономические отношения с Ираком, включая Иракский Курдистан. Она обеспечивает КАР нефтепродуктами (там нет ни одного нефтеперерабатывающего завода); снабжает электричеством его западную часть. Ежегодный товарооборот через турецко-иракскую границу составляет 10 млрд. долларов. 80% инвестиций в Иракском Курдистане, где в настоящее время работают от 200 до 300 турецких кампаний, 6 обеспечивает турецкий капитал.  Большие доходы от экспорта в Ирак, а также вовлечение в торговые связи Юго-Востока Турции, района компактного проживания курдов, весьма привлекательны для турецких деловых и политических кругов.
При этом Анкара заинтересована в сдерживании курдского национализма не только в Ираке и Турции, но также в Сирии и Иране. Залог успеха такой политики она видит в создании «ограниченного курдского национализма». Вашингтон, напротив, полагает, что экономическое развитие Иракского Курдистана усиливает курдский национализм и помогает продвижению курдской автономии к независимости.
К осени 2007 года стало ясно, что объявленная Дж. Бушем в начале года «новая» ближневосточная стратегия США явно пробуксовывает. Ситуация вокруг Исламской республики Иран (ИРИ) не способствует продолжению планируемого Вашингтоном процесса «демократизации» этой страны, несмотря на опору, которую американцы имеют в лице иранских курдов. США настаивают на сокращении деловых связей ИРИ с Турцией, которая намеревается вложить 3,5 млрд. долларов в иранское месторождение газа Южный Парс, разработку которого планируется начать  в 2008 г.7 США настаивают и на ограничении турецко-сирийских отношений (Сирия остается для Вашингтона частью «оси зла»).
Несговорчивость Анкары американские политики пытались преодолеть путем проведения в Конгрессе проекта резолюции о признании геноцида армян Османской империей в начале ХХ в., однако это вызвало бурю возмущения в Турции. Из США был отозван турецкий посол. Турецкие политики обвинили курдские организации в США (Курдский национальный конгресс Северной Америки, Вашингтонский Курдский Институт, Американский курдский информационный канал) в связях с РПК. А некоторые турецкие журналисты выразили мнение, что после голосования антитурецкой резолюции в американском Конгрессе Турция «будет гораздо меньше прислушиваться к любым инструкциям Соединенных Штатов».

***
Анкаре требовалось протестировать ближневосточную политику США вообще и «курдскую» политику в особенности. После того, как в октябре 2007 г. боевики РПК уничтожили 13 турецких солдат, турецкая армия совершила вылазку в направлении турецко-иракской границы. Турецкие военные заявили о готовности плана вторжения в Северный Ирак. Базы РПК расположены в Кандильских горах на территории Ирака, контролируемой курдскими организациями – Демократической партией Курдистана (ДПК) и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК). Турция потребовала от них и Регионального правительства Курдистана, а также от США принять меры против РПК, угрожая осуществить в противном случае вторжение в курдские районы Северного Ирака.8 А турецкий парламент принял резолюцию, подтверждающую законность ведения Турцией, в случае необходимости, полномасштабных военных действий против РПК на территории оккупированного американцами Ирака.
Военный демарш Турции в зоне турецко-иракской границы был чреват дестабилизацией ситуации в относительно спокойном Иракском Курдистане, где присутствие американского воинского контингента ограничено. Иракские курды не желали конфликтовать ни с турками, ни с турецкими курдами, поскольку разрыв экономических отношений с Турцией нанес бы ощутимый удар по экономическому развитию КАР. Поэтому представители иракских курдов потребовали, чтобы в Северный Ирак были введены американские войска для их защиты, если курдские деревни в зоне иракско-турецкой границы будут обстреливаться турецкими ракетами и артиллерией.
Несмотря на требования Багдада ограничить подписание Курдским автономным районом международных экономических контрактов, руководство КАР заявило, что оно продолжит укрепление связей с американскими деловыми кругами в сфере нефтедобычи. 8 сентября 2007 г. представители КАР подписали соглашение с филиалом нефтяной кампании Далласа и Impulse Energy Corp. о разработке нефтяного месторождения в районе Дохука.9 В Эрбиле также потребовали от США гарантий того, что те в случае турецкой агрессии выполнят свои обязательства по защите иракских курдов.
Президент КАР и лидер ДПК М. Барзани выступил за мирное политическое урегулирование иракского кризиса, призвав Анкару к прямому диалогу с руководителями РПК и руководством КАР с целью поиска компромисса. Через свое представительство в Турецком Курдистане М.Барзани установил контакт с лидерами РПК, чтобы склонить их к прекращению огня против турецкой армии и освобождению захваченных боевиками РПК восьми турецких солдат. Позиция М.Барзани заключается в том, что курдский вопрос не может быть решен с помощью силы, а Турция стремится воспрепятствовать не столько возникновению независимого Иракского Курдистана, сколько образованию большого государства всех курдов.
В результате боевики РПК обещали прекратить военные действия, если турецкая армия перестанет обстреливать их позиции, и заявили, что РПК готова к диалогу и «присоединится к политическому процессу, если Турция предоставит ей такую возможность». 10
Вместе с тем, невзирая на взятые иракскими курдами обязательства по охране границы с Турцией, боевики РПК продолжали совершать вылазки в иракские города. Несмотря на громкие заявления американских и турецких представителей о том, что пути доставки денег боевикам РПК будут перекрыты,  снабжение их баз продолжалось. Повстанцы заявили, что в случае начала против них агрессии, они ударят по нефтедобывающим объектам Турции. 11
Турецкие трубопроводы и трубопроводы из Азербайджана, идущие по территории восточной Турции, образую энергетический мост между Востоком и Западом. Этим, то есть боязнью поставить под удар транспортировку углеводородов, во многом объясняется стремление Вашингтона и Багдада побудить Турцию, имеющую вторую по численности и вооружению армию в НАТО, отказалаться от военных операций в Западной Азии.
В результате октябрьско-ноябрьского (2007) кризиса  Турция ввела ограниченное экономическое эмбарго в отношении Иракского Курдистана; турецкая военная операция актуализировала проблему курдских беженцев и способствовала усилению антикурдских настроений арабского населения Киркука, выражающих надежду на то, что их освободит армия Махди (сторонников иракского шиитского шейха ас-Садра). Действия Анкары обострили также противоречия Эрбиля и Багдада по вопросу нефтедобычи в Курдском автономном районе и активизировали шиитскую фракцию иракского парламента, возглавляемую ориентированным на Тегеран премьер-министром Нури аль-Малики.
***
Турецкое руководство, для которого характерно полное неприятие курдского национализма, категорически отказалось идти на прямые переговоры с курдами. Анкара потребовала от Вашингтона и Багдада, причисляющих РПК к террористическим организациям, усилить поддержку борьбы Турции  с терроризмом. Вашингтон, в свою очередь, выступил против односторонних действий Турции против РПК, заявив, что эту борьбу следует вести совместно с Ираком и США. При этом в Вашингтоне явно не спешили предпринимать против РПК решительные действия. В некоторых СМИ были даже высказаны предположения, что РПК выступает с согласия Вашингтона, ведь ее боевики использовали вооружение американского производства (американцы же утверждают, что оружие было боевиками РПК украдено).12
Дж. Буш заявил, что американское руководство серьезно рассматривает планы борьбы с повстанцами не только дипломатическими мерами. На практике это выражается в более активном привлечении курдских пешмерга (военные подразделения иракских курдов, тренируемые американскими инструкторами) к охране иракско-турецкой границы.13
В Эрбиле считают, что удары с воздуха по базам РПК только усилят националистические настроения миллионов турецких курдов.  Как заявил представитель Регионального правительства Курдистана в Вашингтоне Кубат Талабани, «если США начнут бомбить базы РПК на севере Ирака, то завтра Турция будет объята пламенем». По его словам, пешмерга уже создали пояс безопасности, преграждающий боевикам РПК спускаться с гор и проникать в города Иракского Курдистана.14  В то же время видные курдские политики, в том числе заместитель премьер-министра Бахрам Салех, недавно посетивший Вашингтон, высказывают опасения по поводу того, что требование к Региональному правительству Курдистана бороться с РПК чревато прямым конфликтом между иракскими и турецкими   курдами. Региональное правительство ограничилось закрытием в Иракском Курдистане штаба Курдской партии демократического решения (Kurdish Democratic Solution Party), имевшей близкие связи с РПК.
Новый очаг нестабильности в Западной Азии привел к росту цен на нефть. Американские военно-политические круги оценивают последствия вероятного вторжения Турции в Северный Ирак как очень серьезные. В свою очередь турецкие генералы не раз предупреждали о неизбежности обострения турецко-американских отношений ввиду безразличия Вашингтона к борьбе с повстанцами, скрывающимися в Ираке.  На данном этапе администрации Дж. Буша удалось добиться приостановки плана вторжения турецкой армии в Северный Ирак.
В Вашингтоне не все уверены в том, что если Турция, из-за одобрения Конгрессом США резолюции о геноциде армян, отрежет американскую армию от транзита через турецкую территорию, то Пентагон сумеет разработать новые обходные маршруты.  Во всяком случае, 9 членов американского Конгресса отозвали свое одобрение резолюции о геноциде, а Дж. Буш подчеркнул значимость Турции в глобальной борьбе с терроризмом.
Видные представители администрации США предложили турецким властям «сфокусироваться на обоюдных долговременных интересах». Нельзя исключать, что это означает более активное участие Турции в американской программе «Большого Ближнего Востока — ББВ». Одним из аспектов этой программы является усиление экономических и торговых отношений со странами региона путем создания Ограниченных индустриальных зон — ОИЗ (Qualifying Industrial Zones) между Турцией и Израилем, Израилем и Иорданией, Израилем и Палестиной, Иорданией и Палестиной, а также между всеми этими странами и Турцией.15 Предполагается, что в обмен на сотрудничество с Израилем изделия, производимые этими ближневосточными странами в рамках ОИЗ, будут безпошлинно экспортироваться через Израиль в США и другие страны NAFTA. Вашингтон стремится связать экономическое развитие Турции сетью деловых контрактов с Израилем. Так,  между двумя странами были подписаны соглашения об участии Израиля в приватизации ряда турецких кампаний (Tekel, Petkim, Turkish Air Lines, Turkcell).   Две последние кампании участвуют в развитии ационных систем Турции. Израиль также участвует в Южно-анатолийском проекте (ЮАП), предусматривающем строительство гидросистемы на реке Тигр, и др. В Вашингтоне надеются, что существенное расширение  экономических и военных отношений Турции с Израилем станет решающим фактором молчаливого согласия турок с американской политикой в Ираке. Одновременно это увеличивает шансы иракских курдов к обретению независимости, ослабляет связи Турции с Сирией, Иорданией и Ираном и в то же время может усилить ее участие в восстановлении Ирака.16
Кроме всего прочего, привязка турецкой экономики к израильской, по мнению некоторых американских авторов, открывает Турции возможность поддержки большинства американских еврейских организаций и неоконсервативных кругов США.17  А Соединенным Штатам это позволяет опосредованно закрепить свои экономические позиции в Турецком и Иракском Курдистане.
Однако Турция, как известно, от полномасштабного участия в американской программе ББВ отказалась (это включает отказ от военных операций в Ираке, согласно решению турецкого парламента от 1 марта 2003 г.). Турецкое руководство согласилось лишь с экономической частью проекта ББВ, что связано со стремлением Анкары сохранить высокий статус Турции как региональной державы.
С 2004 г. турецкие кампании инвестируют в международные нефтяные и газовые предприятия, работающие в Иракском Курдистане. Еще в 2004 г.  М. Гулбенкиян, внук известного нефтяного магната XIX -начала XX вв., объявил, что Heritage Oil Corporation, председателем и исполнительным директором которой он является, образовала совместное предприятие с иракской Eagle Group, создавшей в свою очередь  K Petroleum Company. Последняя якобы имеет в Eagle Group 45%, доля турецких инвесторов — 15%.  При этом турецкое участие в K Pеtroleum Company должно было быть одобрено ДПК, ПСК, Региональным правительством Курдистана и Вашингтоном. Иракские курды рассчитывают, что участие Турции в нефтяном предприятии Гулбенкияна, а также развитии нефтяной и газовой индустрии  в Иракском Курдиста не и арабской части Ирака смягчит позицию  Анкары по вопросу дальнейшей автономизации Иракского Курдистана. В декабре 2004 г. было объявлено, что Региональное правительство Курдистана подписало первые послевоенные контракты с турецкими и канадскими фирмами. Турецкая Avrasya Company получила контракт на разработку нефтяных полей Khurmala Dome в Иракском Курдистане.18 В то же время согласие Анкары на участие турецких инвесторов в нефтяном предприятии Гулбенкияна обусловлено надеждой на то, что такое укрепление экономических связей будет способствовать сдерживанию курдов в их стремлении к «широкой автономии» (т.е. самостоятельному государству).
В октябре 2004 г. турецкая торговая палата (Turkish’s Union of Chambers and Commodities) заявила о расширении торговых и политических отношений с Иракским Курдистаном. Была открыта прямая авиалиния Стамбул — Эрбиль.    При этом  некоторые представители деловых и общественных кругов Турции заявили, что в возникновении курдского государства у границ Турции прямо заинтересованы турецкие предприниматели.
В то же время Вашингтон продолжает оказывать на Анкару давление, настаивая на выполнении ряда требований в случае участия Турции в программе ББВ. Так, в июле 2005 г., во время  визита Эрдогана в Вашингтон и Нью-Йорк, ему было предложено усилить экономические связи Турции с Ираком и Иракским Курдистаном; расширить связи в области торговли и безопасности с Израилем; свернуть отношения с Сирией и Ираном — и это невзирая на сдержанность  турок в отношении политики США в Ираке, которая, по мнению ряда авторов,  рано или поздно приведет к образованию курдского государства.19
Так или иначе, в 2005-2006 гг. Турция действительно существенно расширила свои экономические и торговые отношения с Ираком, в том числе с Иракским Курдистаном. Иракские курды делают все, чтобы расположить турок к деловому сотрудничеству, полагая, что этим выстраивают экономическую основу будущего курдского государства.
Иракский кризис пришелся на период наивысшего обострения турецко-американских противоречий по курдскому вопросу. Вашингтон попытался обратить турецкую военную операцию на иракской границе против самой Турции. Начались протестные выступления против планов Анкары в отношении Ирака. Акции протеста состоялись в США и в Канаде;  участники акций требовали от Турции прекратить провокационные военные действия в отношении Иракского Курдистана.
Одновременно для переговоров с руководством Курдского автономного района в Эрбиль в ноябре 2007 года были направлены высокопоставленные американские представители. Они встретились с М.Барзани, подтвердив последовательность курса США на сохранение территориальной целостности Ирака и еще раз попытались заручиться поддержкой курдов в деле переустройства Ирака с целью превращения его «в федеративное,   демократическое, единое и процветающее» государство. Заместителю государственного секретаря США Р.Армитиджу удалось договориться с иракскими курдами о том, что они не станут провозглашать независимость после парламентских выборов в январе 2008 г.
Ноябрьские (2007) переговоры в Эрбиле проходили в момент обострения проблемы Киркука. Референдум по этому вопросу назначен на 31 декабря 2007 г. Иран потребовал от Ирака его отложить, но в ответ  Багдад обвинил ИРИ во вмешательстве во внутренние дела Ирака. Ситуация может легко стать взрывоопасной: все некурдское население  настроено оппозиционно по отношению к курдам, которые могут попытаться присоединить Киркук  к Курдскому автономному району силой.
В результате переговоров между Дж.Бушем и Т.Эрдоганом сторонам удалось пока что достичь взаимопонимания в отношении того, что РПК — общий враг США и Турции. Дж. Буш обещал усилить политическое и военное сотрудничество с Турцией в борьбе против терроризма.20
В целом демарш Анкары в районе иракской границы осенью 2007 г., как никогда, изолировал повстанческое движение турецких курдов. РПК еще раз обратилась к властям Иракского Курдистана с просьбой не сотрудничать с Анкарой, ибо стратегическая цель турок – не допустить процесса консолидации иракских курдов, не дать им провозгласить независимость и овладеть Киркуком. Турция пока не выводит свою 100-тысячную армию из зоны конфликта, и это предупреждение Эрбилю не форсировать процессы, ведущие к независимости Курдского автономного района на севере Ирака.  В связи с этим заметим, что, хотя соседние Иран и Сирия выступают против создания курдского государства, все же независимость Иракского Курдистана для них — меньшее зло, нежели военное вторжение Турции в Северный Ирак.


1. Вертяев К.В.Курдский вопрос в политике Турции (конец ХХ-начало ХХI века). М.,2007,с.184.
2. Дружеловский С.Б. Влияние иракского кризиса на урегулирование курдской проблемы в Турецкой Республике.- В сб. Курдский вопрос в Западной Азии в начале ХХI века. М., 2006, с.145.
3. Hasankeyf und seine zukunft. Wien, 2007. Н.З.Мосаки. Проблема проекта Ылысу в турецко-иракско-сирийских отношениях.- http://www. Iimes.ru/rus/stat/2007/10-07-07.htm
4. Turkish Bombs? Trouble For America.- http://kurdistanobserver.servehttp.com/Oct-2007/17-10-07-tky-bombs-troubles-for-us
5. US military: No Sign Yet of Turkish Offensive.- http://kurdistanobsrtver.servehttp.com/Oct-2007/13-10-07-us-says-no—sign-yet-tky-of
6. Turkish Emperor Warns Threatens Kurds and Americans -http://kurdistanobserver.servehttp.com/Oct-2007/14-10-07-tky-says-cut-ties-if-armeni…
7. U.S.’sBurns urges Turkey To Trim Its Buisiness Ties With Iran.-http:// kurdistanobserver.servehttp.com/Sep-2007/19-9-07-us-tells-tky-to-stop-dealing-…
8. Turkey, Iraq Deal Fails To Boost Hopes Over PKK Flight.-http://kurdistanobserver.com/Oct-20077/1-10-07-opinion-zaman-irg-tky-deal…
9. Kurds Demands U.S. Defense.- http://kurdistanobserver.com/Oct-2007/19-10-07-kurds-demand-us-defense
10. PKK Offer Turkey Conditional Ceasefire.http://kurdistanovserver.servehttp.com/Oct-2007/22-10-07-pdk-offers-ceasefire.html
11. Kurdish querrillas Say May Hit Turk Pipelines If Attacked — http://kurdistanobserver.servehttp.com/Oct-1007/19-10-07-pkk-says-will-hit-oil-pipeli
12. U.S. Officials Began Lobbying To Defuse Turkish Threats. http://kurdistanobserver.servehttp. com/Oct-2007/14-10-07-us-lobbying-defuse-tky-th…
13 Эту идею уже пытались осуществить в 90-е годы ХХв., когда турецкое правительство договаривалось с иракскими курдами о строительстве на границе фортов для задержания боевиков РПК. См. Дружеловский С.Б. Указ соч., с. 143.
14. The US is Pressing Southern Kurdistan to Murder Kurds on Behalf of Turkish Turkey!-http://kurdistanobserver.servehttp.com/Oct-2007-10-07-us-perssin-krg-on-kk-html
15. Подробнее см. R.Olson. The Kurdish Question in Turkish-Iranian Relations from World War I to 1998. Kentucky, 1998,pp.166-169.
16. R.Olson. D?tente or Collision? The Desintegration of Iraq and Future Relations between Turkey and Iran.- Journal of South Asian and Middle Eastern Studies, vol.XXX,No.2, Winter 2007,p. 29.
17. Ibid.,p.35.
18. Ibid.,p.33.
19. Ibid.
20. Turkish Treats and American Dilemma.- http// institutkurde.org/en Kurdistan Observer 02.10.2007.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх