Чего ждать будущему руководству России от Хилари Клинтон: внешнеполитическая программа основного кандидата в президенты США

Дмитрий Минин

Будущему руководству России, которое сформируется по итогам зимне-весенней избирательной кампании, как бы ни выглядела его конфигурация, на внешнеполитической арене придется не только продолжить решение унаследованных проблем, но и столкнуться с рядом новых серьезных вызовов.
Главный из них – предстоящая параллельная смена американской администрации. Чего нам ждать от нового хозяина (или хозяйки?) Белого дома – продолжающегося скатывания в спираль конфронтации или появления окна возможностей для снятия если не всех, то хотя бы некоторых противоречий в российско-американских отношениях?
Частичный ответ на этот вопрос можно попытаться дать на основе анализа внешнеполитических платформ главных кандидатов в президенты США, из которых наибольший интерес, безусловно, представляет супруга бывшего президента-повесы Билла Клинтона – Хилари, убедительно лидирующая по всем опросам и внутри своей Демократической партии, и в стране в целом.
Как и подобает политическим «тяжеловесам», она обнародовала свои детальные взгляды на международные проблемы одной из последних среди участников президентской гонки в появившейся в ноябрьско-декабрьском номере «Foreign Affairs» cтатье «Безопасность и возможности для двадцать первого века». Очевидно, что данное выступление не является лишь индивидуальным выражением мнения энергичной женщины, а представляет собой плод тщательных разработок обслуживающих ее «мозговых фабрик» и известных американских стратегов, тяготеющих к Демократической партии. Среди них ведущая роль принадлежит «Центру за американский прогресс», возглавляемому бывшим руководителем штаба Б.Клинтона Джоном Подеста. В близкой связке с этим фондом работают «Столетие» и Национальный демократический институт, которыми, по существу, управляет бывший госсекретарь Мадлен Олбрайт. В самое последнее время, после некоторых колебаний, к советникам Хилари присоединился президент, пожалуй, наиболее авторитетного на сегодняшний день из подобных учреждений Америки Института Брукингса, бывший первый заместитель госсекретаря Строуб Тэлботт. Влияние последнего наиболее заметно сказывается в рассуждениях Хилари Родхэм (девичья фамилия) Клинтон.
Итак, основной кандидат в президенты, как водится, сначала подвергает беспощадной критике внешнеполитический курс Дж.Буша, заявляя, что трагедия последних лет состоит в том, что Америка под его руководством растратила уважение и доверие даже в глазах ближайших союзников и друзей. Она упрекает его за то, что он ввязался в войну в Ираке, отказавшись позволить инспекторам ООН завершить там свою работу, и отвлек тем самым необходимые военные и финансовые ресурсы от борьбы против Аль-Каиды и строительства «исламской демократии» в Афганистане. Что важно для нас, Х.Клинтон критикует действующую администрацию за беспрецедентный курс  унилатерализма, проявившийся в отказе ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, пренебрежении своими обязательствами по ядерному нераспространению. Выход США из Киотского протокола и отказ участвовать в любых международных усилиях по решению проблем климатических изменений, по ее мнению, также повредили позициям страны в мире.
Выход из положения состоит в восстановлении Америкой своей репутации и подобающего места в мире, естественно, под управлением Хилари Клинтон. Следующему американскому президенту, как она считает, придется взвалить на свои плечи немалую ношу: «…  впервые в истории унаследовать сразу две войны, долгосрочную кампанию борьбы против глобальных террористических сетей, растущую напряженность в отношениях со стремящимся обзавестись ядерным оружием Ираном. Соединенные Штаты столкнутся с обретающей уверенность Россией, чья будущая ориентация неясна, и стремительно развивающимся Китаем, которые должны быть интегрированы в международную систему. Более того, новой администрации придется столкнуться с непредсказуемой и опасной ситуацией на Ближнем Востоке, которая угрожает Израилю и может привести к краху мировой экономики из-за срыва нефтяных поставок. Наконец, следующий президент должен будет иметь дело  с надвигающейся долгосрочной угрозой климатических изменений и новой волной глобальных эпидемий».
Далее Х.Клинтон излагает принципы, с помощью которых намерена решать все эти нелегкие проблемы. Среди них она, в частности, указывает на отказ от идеологизации внешней политики, умение убеждать, а не запугивать партнеров. Разумеется, это не означает полного перехода на мирные рельсы. Есть время для силы, а есть время для дипломатии, — вторит она Экклезиасту. В целом  американская внешняя политика, согласно этим принципам, должна отдавать предпочтение мультилатерализму, оставляя унилатерализм только для тех случаев, когда это абсолютно необходимо для  обеспечения безопасности страны или избежания трагедий. Чтобы  было совсем понятно, она говорит о том, что легкое использование силы вместо дипломатических действий подрывает ценность известного принципа «ношения большой дубинки вместо ее использования» ( намек на известное высказывание президента Теодора Рузвельта –«говори мягко, но носи с собой большую дубинку»). Обращает на себя внимание и такой принцип, как готовность «поддержания контактов даже с противниками». Администрация Буша, считает она, не делала этого, очевидно, не веря в собственную способность отстаивать американские интересы путем переговоров.
Но особого внимания заслуживают практические шаги на международной арене, которые Х.Клинтон намерена предпринять в том случае, если станет президентом. Причем важно не только их содержание, но и отводимое им место, что позволяет делать выводы о приоритетах ее возможного мандата. Если отбросить неизбежную риторику, то в сухом остатке пространных заявлений Хилари более или менее четко вырисовывается следующая внешнеполитическая программа (разбивка по пунктам в текстовой последовательности оригинала и выделение некоторых смысловых единиц наши).
1. Первым шагом к восстановлению глобального лидерства США должно стать окончание войны в Ираке. Она обещает уже в начальные 60 дней своей администрации разработать реальный план возвращения американских войск на родину. Восстановлению стабильности в регионе может способствовать новая дипломатическая инициатива по вовлечению мирового сообщества в обеспечение будущего Ирака. В соответствии с ней планируется создать региональную стабилизационную группу в составе США и их ключевых союзников, других глобальных держав, а также всех государств, граничащих с Ираком. Взаимодействуя со вновь назначенным спецпредставителем ООН по Ираку, эта группа должна будет разработать и воплотить стратегию по стабилизации страны и созданию предпосылок для «невмешательства Ирана, Саудовской Аравии, Сирии и Турции в гражданскую войну в ней».
2. Перемещение войск из Ирака не должно привести к ослаблению борьбы США против терроризма. Американским спецподразделениям будет отдан приказ по проведению точечных операций против Аль-Каиды в Ираке и других террористических организаций в регионе. Будет также рассмотрен вопрос об оставлении части сил в курдских районах северного Ирака для защиты установленной там «хрупкой демократии», но при ясном понимании того, что  проблема Курдской рабочей партии решится, а турецкая граница не будет нарушаться.
3. Уход из Ирака позволит США играть конструктивную роль в возобновленном ближневосточном мирном процессе. Базовые принципы окончательного урегулирования отношений между палестинцами и израильтянами определены еще в 2000 г.
(т.н. план Б.Клинтона — прим. автора): создание независимого палестинского государства в секторе Газа и на ЗБИ в обмен на признание права Израиля на существование, установление дипломатических отношений с ним всеми арабскими государствами и т.д. Независимо от того, удастся ли США помочь достичь окончательного соглашения между сторонами, сам факт их последовательного участия в этом процессе позволит снизить уровень насилия в регионе и восстановить доверие к американцам.
4. Для дальнейшего участия вооруженных сил США в борьбе с угрозами 21 века необходимо провести их усиление и модернизацию, с тем чтобы ведение ими локальных войн не происходило за счет других потребностей, прежде всего долгосрочного стратегического сдерживания и общей боеготовности. Администрация Буша не проводила военные инновации в правильном направлении,  «с одержимостью сосредоточившись на дорогих и непроверенных технологиях в области ПРО».
5. В реальной борьбе с глобальным терроризмом  следует понимать не только методы его носителей, но и их мотивы. Необходимо разработать всеобъемлющую стратегию противодействия как самим террористам, так и фундаментальным факторам, питающим их экстремизм, сосредоточившись на образовании, разведке и правоохранительной деятельности. В целом эта сфера требует значительного улучшения деятельности тайных служб, которые должны больше работать «в поле, а не за канцелярскими столами». Необходимо принять меры по восстановлению морального состояния разведывательного сообщества, увеличению числа сотрудников и аналитиков, владеющих арабским и другими ключевыми языками, повышению уровня разведанализа. Следует придать максимальную эффективность и международному сотрудничеству в этой области.
6. Больше внимания требуется уделять оказавшемуся «забытым фронтом в войне с террором» Афганистану, наращивая там военные усилия. Нельзя позволить талибам вернуться к власти в Афганистане, поскольку вместе с ними вернется и Аль-Каида. Беспрепятственная торговля героином в стране является источником финансирования этих сил, что позволяет им атаковать американских солдат. Наркоторговля должна быть пресечена за счет стимулирования возделывания макозамещающих культур и других широкомасштабных социально-экономических программ. Нужно также поддерживать национальное афганское правительство и решать проблемы в зоне племен на границе с Пакистаном. Чтобы добиться успеха, необходимо разработать стратегию, которая будет рассматривать весь регион как единое целое, где кризисы накладываются один на другой и вполне реальна цепная реакция катастроф.
7. В отношениях с Ираном, несмотря на то, что он представляет собой долгосрочную стратегическую угрозу Соединенным Штатам, их союзникам по НАТО и Израилю, уклоняться от диалога не стоит. Если Иран будет готов на деле прекратить осуществление своей военной ядерной программы, отказаться от спонсирования терроризма, поддержать мир на Ближнем Востоке, играть конструктивную роль в стабилизации Ирака, США должны предложить ему тщательно выверенный пакет стимулов. Если нет, то никаких вариантов ответных действий исключать нельзя.  Здесь полезным может оказаться пример Северной Кореи, которая лишь ускоряла свою ядерную программу в ответ на изоляцию, а после возвращения госдепартамента к дипломатическим методам в этом отношении был достигнут заметный прогресс.
8. Борьбе с угрозой распространения ядерного оружия в мире прежде всего будет способствовать резкое сокращение Соединенными Штатами собственного ядерного арсенала. В этих целях Х.Клинтон обещает стремиться к заключению соглашения о существенном и поддающемся проверке сокращении ядерных потенциалов США и России. Кроме того, она намерена добиваться одобрения Сенатом Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний к 2009 году и подкрепить усилия по внесению дополнений в Договор о нераспространении ядерного оружия. Заслуживает поддержки и создание «международного банка ядерного топлива» с гарантированным доступом к нему по разумным ценам. Своей важнейшей задачей в течение первого срока она также видит недопущение попадания ядерного, химического, биологического оружия и материалов для их изготовления в руки террористов, удаление ядерных материалов с наименее защищенных объектов по всему миру и эффективную защиту остающихся
9. Россия относится к странам, не являющимся противниками США, но бросающим им вызов по многим направлениям. Президент В.Путин упрекается, в частности в том, что «сорвал тщательно разработанный план ООН» по предоставлению независимости Косово, пытался использовать энергетические поставки как политическое оружие против соседей России и других государств, а также «испытывал терпение» США и Европы по ряду вопросов нераспространения и сокращения вооружений. Он также «подавил многие свободы, полученные Россией после падения коммунизма, создал новый класс олигархов и активно вмешивался во внутренние дела бывших советских республик». Однако было бы ошибкой видеть в России  лишь угрозу. Путин использовал энергетические богатства России для развития национальной экономики, что позволило повысить уровень жизни многих простых россиян. Америке следует выборочно вовлекать Россию в решение наиболее важных для себя вопросов, таких, как обуздание ядерных амбиций Ирана, обеспечение безопасности ядерных материалов в России и бывших советских республиках, достижение дипломатического решения в Косово. В то же время Москве  должно быть дано понять, что отношение к ней США как к истинному партнеру зависит от того, будет ли она укреплять демократию или вернется к авторитаризму и вмешательству в дела других стран региона.
10. Связи с Китаем будут являться наиболее важными в системе двусторонних отношений США со странами мира в наступившем столетии. Китай и США фундаментально отличаются друг от друга по основным ценностям и политическим  системам. Однако, несмотря на глубокие разногласия по таким вопросам, как торговля, права человека, религиозные свободы, условия труда, положение в Тибете,  многое указывает на то, что США и Китай могут и должны взаимодополнять друг друга. Это, например, проявилось при решении северокорейской ядерной проблемы. На этой основе следует строить и режим безопасности в Северо-Восточной Азии в целом. Китайцы, наконец, начали понимать, что их ускоренное экономическое развитие обходится чрезвычайно дорого  в плане экологии. Соединенным Штатам вместе с ними, а также Японией, следует разработать совместную программу по внедрению новых, экологически чистых источников энергии и борьбе с климатическими изменениями. Необходимо убедить Китай присоединиться к глобальным институтам и придерживаться международных правил в тех областях, где интересы двух стран совпадают, а также стремиться к снижению разногласий. Хотя США должны быть готовыми оказать противодействие Китаю, когда его поведение противоречит американским жизненным интересам, необходимо укреплять основу для совместного будущего.
11. Наряду с налаживанием взаимодействия с соперниками необходимо закреплять отношения с союзниками. Америке следует восстановить традиционные отношения доверия с Европой. Расхождения, даже между ближайшими друзьями, неизбежны, но нельзя забывать, что по большинству глобальных вопросов у американцев нет нигде более надежных союзников, чем в Европе. Следующая администрация получит шанс сблизиться через Атлантику с новым поколением лидеров во Франции, Германии и Великобритании.
12. В Азии особое значение имеет Индия- и как нарождающаяся великая держава, и как наиболее населенная демократия мира. Этой стране необходимо предоставить более заметную роль в региональных и международных институтах, таких, как ООН. Следует найти дополнительные пути для сотрудничества Австралии, Индии, Японии и США по вопросам взаимной заинтересованности, включая борьбу с терроризмом, контроль над глобальными климатическими изменениями, защиту энергетических поставок и мировое экономическое развитие.
13. Следует вернуться к энергичному развитию сотрудничества с критичным для интересов США регионом Латинской Америки, которым «администрация Буша пренебрегала». Соединенные Штаты должны поддержать крупнейшие развивающиеся демократии в регионе — Бразилию и Мексику, углублять экономическое и стратегическое сотрудничество с Аргентиной и Чили. Должно быть продолжено взаимодействие с союзниками в Колумбии, Центральной Америке и Карибском бассейне в борьбе  с наркотрафиком, преступностью и подрывной деятельностью.
14. В Африке также следует оказывать всяческую поддержку странам, вставшим на путь демократии  и вместе с ними укреплять региональные институты, такие, как Африканский Союз, который должен развить силовые способности для быстрого прекращения массовой резни, подобной той, что происходит в Дарфуре. Американские интересы в Африке являются не только гуманитарными, но и стратегическими. Они включают в себя противодействие попыткам Аль-Каиды обзавестись «безопасными гаванями» в несостоявшихся государствах Африканского Рога, а также возрастающее соперничество с другими глобальными игроками, включая Китай, за природные ресурсы Африки.
15. В области энергетической и экологической мировой безопасности Х.Клинтон обещает сделать борьбу с глобальным потеплением одной из своих приоритетных задач. Соединенные Штаты должны вернуться за стол международных переговоров по проблеме климатических изменений и сыграть роль лидера, необходимую для достижения глобального обязывающего соглашения. Следует установить формальные связи Международного энергетического агентства с Китаем и Индией с конечной целью создания  «энергетической восьмерки» по образцу и подобию «группы восьми». «E-8» состояла бы из стран, выбрасывающих в атмосферу больше всего углекислоты, и проводила  ежегодные саммиты по международным экологическим и ресурсным вопросам.
16. Права человека вновь должны стать краеугольным камнем внешней политики США и основным элементом американской концепции демократии. При этом особое значение имеют права женщин, к которым во многих странах относятся как к гражданам второго сорта, хотя в ряде из них они избраны главами государств. Решению этой проблемы может способствовать лидерство Соединенных Штатов, в том числе включение ими вопросов защиты женских прав в повестку дня своих двусторонних отношений с рядом стран, и международные программы помощи.
Таким образом, при том, что данные пункты, безусловно, не исчерпывают всех вопросов мировой повестки дня и к тому же могут быть скорректированы, особенно в условиях получения провозглашающим их кандидатом в президенты реальной власти, в них, как представляется, содержится достаточно элементов, чтобы сделать некоторые выводы.
Прежде всего, обращают на себя внимание продекларированные отказ от идеологизации внешней политики и готовность вести диалог со всеми, даже самыми трудными, партнерами, что в случае, если Х. Клинтон будет действительно придерживаться этих принципов, открывает возможности  для серьезного разговора с ней по самому широкому кругу проблем. Не стоит, однако, обольщаться по поводу ее готовности руководствоваться на международной арене мультилатерализмом, а не унилатерализмом. В американском политическом лексиконе эти понятия совсем не тождественны нашим представлениям о многополярности и однополярности. Идея глобального лидерства США незыблема для всех участников президентской гонки, о чем в своем тексте недвусмысленно заявляет и главный демократический кандидат. Вопрос только в том, осуществлять ли его  в одиночку («унилатерализм») или в сотрудничестве с другими державами («мультилатерализм»). И все же переход к последнему был бы шагом в сторону более равноправного мироустройства.
Уход из Ирака и создание своего рода пула заинтересованных государств для решения проблем, которые после этого возникнут,- шаги, конечно, серьезные. Однако при этом предусматривается и сохранение возможности проведения точечных операций на территории Ирака и оставление части войск  в его северных курдских районах. К тому же перед  иракскими курдами ставится весьма непростое для них условие размещения американцев –«решить проблему Курдской рабочей партии». Легко предвидеть, что в результате такого решения может возникнуть новый очаг братоубийственной резни. С трудом верится, что данный подход позволит демократам быстро избавиться от тяжелого наследия Ирака.
Явный пессимизм прослеживается  в подходе Х.Клинтон к ближневосточному урегулированию. Видимо, опыт администрации ее супруга дает ей основания сомневаться в том, что запоздалые усилия К.Райс на этом направлении приведут к какому-то реальному результату.
По Афганистану интересен ее бескомпромиссный настрой против возвращения талибов к власти и на борьбу с производством там наркотиков. Ощущается также понимание того, что основным источником нестабильности в регионе Южной Азии становится Пакистан.
Не отказываясь от жесткого подхода к Ирану в том случае, если он не изменит своих позиций, фаворитка избирательной кампании в США одновременно проявляет готовность к активному диалогу с этой страной. Примечательно, что при этом она ссылается на удачный пример Северной Кореи, который нынешняя администрация старается игнорировать.
Заслуживают самого пристального внимания взгляды Х.Клинтон на военные и разоруженческие проблемы. Так, избегая однозначно высказываться по проблемам размещения американской ПРО в Европе, она все же критикует действующую власть за одержимую сосредоточенность на «дорогих и непроверенных технологиях в области ПРО». Зная при этом, что против планов размещения  третьего позиционного района ПРО США в Европе высказываются ее ведущие советники С.Тэлботт, а также основной эксперт по ракетно-ядерной проблематике «Центра за американский прогресс» Джозеф Циринционе, можно сделать осторожные выводы о возможных коррективах данной программы в случае прихода к власти указанной команды.
Вполне определенно заявляет Х.Клинтон  свою поддержку  планам сокращения ядерных вооружений и укрепления режима контроля над ними, в том числе в отношении соответствующих американских обязательств.
На первый взгляд обескураживает российский раздел ее программы, выдержанный, вопреки декларированной приверженности деидеологизации, в духе самых затертых пропагандистских клише. Но тут важнее другое — расположенность к «выборочному решению вместе с Россией наиболее важных для США проблем». Следует учитывать, что формирование новой руководящей структуры в России закончится раньше, чем в Америке, и многие навеянные предвыборной ажитацией упреки в наш адрес отомрут сами собой. В тоже время точек взаимного соприкосновения с позицией Х.Клинтон по конкретным вопросам, например, по Афганистану, проблемам разоружения, ПРО, просматривается не так уж и мало. Пожалуй, особняком стоит проблема Косово, от подхода американки к которой веет духом непримиримости. Что ж поделать, если Ирак – это «наследственная война Бушей», то Косово – это «наследственная война четы Клинтон».
Гораздо более комплиментарно рассуждает Х.Клинтон об отношениях с Китаем, который рассматривает как наиболее важного партнера США, хотя и констатирует при этом наличие с ним фундаментальных различий.  Вместе с тем чувствуется ее понимание того, что связи между двумя экономическими гигантами скорее всего будут развиваться по образцу дружбы — соперничества, в частности, на Африканском континенте, обострение борьбы за природные ресурсы которого с другими глобальными игроками, включая Китай,  она предвидит.
Весьма уверенно говорит она о восстановлении доверия с европейскими союзниками. Похоже, в штабе Х.Клинтон не ждут никаких осложнений в трансатлантическом партнерстве, рассчитывая на дальнейшее углубление взаимопонимания с весьма кстати пришедшими к власти во Франции и Германии дружественными Америке политиками.
Судя по программе, от нее можно ожидать наращивания усилий по сближению США с Индией и сколачиванию глобального союза этих стран с Австралией и Японией, прежде всего как своего рода противовеса стремительно усиливающемуся Китаю  и региональным структурам с его и российским участием, таким, как ШОС.
В результате возможной реализации рассматриваемой платформы, видимо, осложнится положение Уго Чавеса в Венесуэле и левых сил в Латинской Америке в целом, поскольку Х.Клинтон провозглашает решительный возврат на этот соседний с США континент с целью поддержки там демократии.
Довольно любопытной, хотя и не вполне еще проработанной представляется ее идея о формировании своего рода «энергетической восьмерки» по образцу «G-8». Россия могла бы определить свое отношение к данному проекту в зависимости от его предполагаемых задач и состава.
Небезинтересны и акценты, расставляемые Х.Клинтон в трактовке защиты прав человека, которую она провозглашает краеугольным камнем американской внешней политики. Особое внимание она уделяет несоблюдению прав женщин в мире, что в общем- то недалеко от нашего традиционного понимания этой темы как вопроса прежде всего социального, а не выборочно- спекулятивного. Такой подход может открыть возможности для взаимодействия с предполагаемым американским президентом  в сфере, которая до сих пор в основном разделяла Россию и Америку.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх