Алжирские перспективы и российская стратегия

Борис Долгов


Расширение экономического и политического сотрудничества с Алжиром представляется одним из главных приоритетов российской политики в бассейне Средиземноморья и в Северной Африке. Программным документом, определяющим отношения между нашими странами на современном этапе, стала «Декларация о стратегическом партнерстве» от 2001 г. Соглашение, предполагающее такого рода партнерство, стало первым, заключенным между Россией и арабской страной.
Новый импульс развитию экономических, политических, военных, научно-технических и культурных связей между Алжиром и Россией дал обмен официальными визитами руководителей двух стран. В марте 2006 г. во время визита президента России В.В.Путина в Алжир был подписан ряд документов: соглашение о торгово-экономических и финансовых отношениях и об урегулировании задолженности Алжира перед РФ по ранее предоставленным кредитам; конвенция об избежании двойного налогообложения; соглашение о поощрении и взаимной защите капиталовложений; соглашение о сотрудничестве между торгово-промышленными палатами двух стран.
Наиболее важным из достигнутых соглашений явилось списание Россией алжирского долга нашей стране в 4,7 млрд. долл., а также подтверждение договоренностей о пакетном соглашении на поставки российских вооружений в Алжир. В свою очередь президент Алжира Абд аль-Азиз Бутефлика в феврале 2007 г. совершил визит в Москву. Во время визита обсуждались вопросы расширения стратегического партнерства между Алжиром и Россией в нефтегазовой сфере, военно-техническом сотрудничестве1, в области космических технологий, железнодорожного транспорта, энергетики, в том числе атомной.
Наиболее динамично развивающейся областью российско-алжирских экономических связей является нефтегазовая. В частности, во время визита А.Бутефлики в Москву проходили переговоры по претворению в жизнь и конкретизации положений протокола о намерениях, подписанного в августе 2006 г. между алжирской государственной нефтегазовой компанией «Сонатрак» и Газпромом. Документ включает пункты о «разведке, добыче, транспортировке углеводородного сырья, развитии газовой инфраструктуры, переработке и продаже природного газа в России, Алжире и третьих странах». Известно, что наряду с компаниями Норвегии, Газпром и Сонатрак являются основными поставщиками природного газа для стран Европейского Союза. А. Бутефлика призвал также «активизировать работу Форума стран-экспортеров газа», следующая сессия которого должна пройти летом 2008 года в Москве. Президент России В.Путин, в свою очередь, подтвердил, что для России «Алжир является ключевым партнером не только в Северной Африке, но также во всем Средиземноморском бассейне».
Алжир, как и Россия, является крупнейшей нефтедобывающей страной, третьей в Африке после Нигерии и Ливии, а также четвертым в мире экспортером природного газа. Наряду с этим Алжир, как и Россия, — самодостаточная страна и настоящая кладовая природных ресурсов. Кроме огромных запасов нефти (1,45 млрд. т) и природного газа (3, 679 трлн. куб. метров) в Алжире находится 90% общих запасов железной руды стран Африки, 12% мировых запасов ртути и ряд других полезных ископаемых.
Можно проследить и определенные параллели в новейшей истории России и Алжира. В конце 80-х гг. Алжир переживал системный кризис, обусловленный рядом причин как внутреннего, так и внешнего характера, в том числе неэффективностью затратной системы планового, государственного регулирования, снижением жизненного уровня населения, провалом политики «социалистической ориентации». Ситуация усугублялась падением цен на углеводородные энергоносители на мировом рынке, что вело к сокращению валютных поступлений в госбюджет, невозможности для государства полностью финансировать социальные программы, создавать новые рабочие места. Это, в свою очередь, провоцировало рост безработицы и усиление социального напряжения.
Стремясь выйти из кризиса алжирское руководство отказалось от курса на «построение национального социализма» и приступило к широкой демократизации в социально-экономической и политической областях. В 1989 г. была принята новая конституция и законодательные акты, в соответствии с которыми вводилась многопартийность, система свободных альтернативных выборов президента, парламента и местных органов власти, создавалась свободная пресса, началась либерализация экономики. В то же время на волне демократизации в алжирском обществе сформировалось массовое исламистское движение, радикализация которого привела в 1992 г. к силовому прерыванию армией парламентских выборов, что предотвратило приход к власти исламистов в лице Исламского фронта спасения (ИФС). Последовавший за этим период фактического правления военных и многолетнее вооруженное противостояние радикальных исламистов с властями с 1992 по 1999 гг., вызвало частичную международную изоляцию Алжира.
Новое руководство Алжира во главе с президентом Абдель Азизом Бутефликой, избранным в 1999 г. и переизбранным на второй срок в 2004 г., сумело с одной стороны, в основном подавить радикальный исламизм, и с другой стороны, инициировать процесс восстановления гражданского согласия. Был принят закон об амнистии исламистам, добровольно прекратившим вооруженную борьбу. Дальнейшая политика Бутефлики, направленная на закрепление демократических преобразований, вывела Алжир из международной изоляции. В настоящее время страна восстановила свои позиции на мировой арене. Алжир является непостоянным членом СБ ООН, проводит активную внешнюю политику, основными направлениями которой являются укрепление отношений со странами ЕС, США, а также с Россией, и усиление политического и экономического влияния в Магрибе, на африканском континенте и в арабском мире.
Алжир также является ассоциированным членом ЕС (с 2012 г. Алжир войдет в «зону свободного обмена» с ЕС, что предполагает отмену таможенных и других ограничений между Алжиром и Евросоюзом) и  активно сотрудничает с НАТО, участвуя в проекте «Средиземноморский диалог НАТО».
Среди ведущих стран ЕС у Алжира традиционно приоритетные отношения существуют с Францией, в которой проживает многочисленная алжирская диаспора (более 1 млн. чел.). Будучи членом Международной организации франкофонской зоны, Алжир в то же время активно развивает отношения с другими странами ЕС, прежде всего с Испанией, Италией и Германией. В первую очередь это касается экономического сотрудничества в нефтегазовой отрасли. В алжирском экспорте углеводородного сырья в Европу в последние годы все большее место занимают поставки природного газа и сжиженного природного газа (СПГ). По двум газопроводам «Трансмед» и «Алжир — Марокко — Испания» осуществляются поставки в европейские регионы соответственно 24,5 и 9,5 млрд. куб. м газа в год. Поставки СПГ идут во Францию (10,2 млрд. куб. м в год), Бельгию (4,5), Испанию (3,8), Италию (1,8). В Алжире работает около 20 крупных западных кампаний. Европейские интересы представляют здесь такие известные гиганты, как Газ де Франс, Этель, Аджип, Репсол, Тоталь, БХП Хамильтон.
Алжирское руководство уделяет большое внимание расширению и улучшению отношений с Соединенными Штатами. В частности, Алжир добивается вступления в международную торгово-экономическую организацию, действующую под эгидой США «Соглашение о свободном торговом обмене» (Free Trade Agreement — FTA). В FTA из арабских стран входят на данный момент только два наиболее привилегированных партнера США — Иордания и Марокко. Военно-политическое сотрудничество между США и Алжиром получило новый импульс после терактов 11 сентября 2001 г. и поддержки алжирским руководством объявленной США «войны с международным терроризмом». В рамках этого сотрудничества алжирская армия в 2004 г. получила от США для борьбы с «остаточным терроризмом» (так алжирские власти называют продолжающиеся террористические акции вооруженных исламистских группировок в Алжире) современное вооружение, в том числе вертолеты и приборы ночного видения. Президент США Дж. Буш в послании, направленном Бутефлике по случаю 43-летней годовщины независимости Алжира 4 июля 2005 г.,  подтверждал, что «в США рассматривают Алжир как значимого партнера в деле борьбы с терроризмом, продвижения демократии и прогресса во всем мире». Тем не менее, Бутефлика достаточно критически высказался по поводу «демократизации арабского мира» в соответствии с американским проектом «Большого Ближнего Востока», предложенным на саммите G-8 в Си Айленде (США) в июне 2004 г. Бутефлика, приглашенный на саммит наряду с руководителями Нигерии, ЮАР, Сенегала, Ганы и Уганды, заявил, что «план стандартных реформ в отношении всего арабского мира не является обоснованным, так как каждая арабская страна имеет свои специфические особенности».
США в свою очередь пытаются закрепиться на алжирском рынке, прежде всего в нефтегазовом секторе. Ведущие позиции здесь занимают такие американские компании, как Анадарко, Мобил, Амоко, Филипс, Лэндэ. Ежегодные инвестиции американских нефтяных компаний в Алжире в последние годы достигли примерно 500 млн. долл., а численность американских специалистов, работающих на алжирских нефтегазовых промыслах составляет примерно 3 тыс. чел. Вашингтон стал вторым после Франции торговым партнером Алжира (в конце 90-х гг. товарооборот между США и Алжиром составил более 3 млрд. долл. с положительным для Алжира сальдо в 1,9 млрд. долл.), причем 95% американского импорта приходится на энергоносители, преимущественно на природный газ. Однако после вступления в действие в Алжире в 2006 г. нового закона по нефтегазовой отрасли, в соответствии с которым была увеличена доля отчислений иностранных компаний в алжирский бюджет, а также Сонатраку предоставлено преимущественное право на разработку 51% всех нефтегазовых месторождений страны, активность американских и других иностранных компаний на алжирском нефтегазовом рынке несколько снизилась.
Алжир уверенно восстанавливает свое лидирующее положение в Магрибе, являясь ведущим членом Союза арабского Магриба (САМ), куда входят, кроме Алжира, Марокко, Тунис, Ливия и Мавритания. Алжир плодотворно сотрудничает с европейскими средиземноморскими странами в рамках региональной средиземноморской организации «Пять плюс пять», в которую входят пять членов САМ, а также Франция, Испания, Италия, Португалия и Мальта. Алжир — активный член Африканского союза (АС) и соучредитель созданной во многом благодаря инициативе президента Бутефлики в начале 2000-х гг. межафриканской организации «Новое партнерство для развития Африки» (NEPAD). Алжир также является одним из наиболее влиятельных членов Организации исламская конференция (ОИК) и Лиги арабских государств (ЛАГ), от позиции которого во многом зависит принятия этими организациями тех или иных решений. В частности, на сессии ЛАГ в мае 2004 г. президент Бутефлика активно поддержал борьбу палестинского народа за создание своего «суверенного государства со столицей в Иерусалиме», высказался в «поддержку Сирии, испытывающей давление со стороны внешних сил» и подтвердил «необходимость скорейшего прекращения военной оккупации Ирака и восстановления его подлинного суверенитета». В январе 2008 г. во время экономической блокады Израилем сектора Газа и военной акции израильской армии против палестинского движения Хамас, внеочередная сессия ЛАГ, председателем которой был представитель Алжира, осудила действия Израиля, потребовала немедленного снятия блокады сектора Газа и срочного созыва Комитета по правам человека ООН и СБ ООН.
Что касается внутренней ситуации в Алжире, то в последние годы она значительно стабилизировалась по сравнению с периодом середины 90-х гг., когда страна переживала социально-экономический кризис и целые области Алжира были охвачены исламистским террором. В настоящее время со значительной долей уверенности можно сказать, что большинство алжирцев поддерживает политический курс Бутефлики, направленный на улучшение социально-экономической ситуации в стране. Отражением этого курса стала президентская программа экономического, социального и политического развития Алжира на период с 2005 по 2009 гг., одобренная в мае 2004 г. подавляющим большинством алжирского парламента.
Конституция Алжира, принятая в 1989 г., провозгласившая отказ от всевластия одной правящей партии и вводившая многопартийность, положила начало этапу перехода алжирского общества от «социалистической ориентации» к построению демократической государственно-политической системы. Однако многие законодательные акты оставались прежними, принятыми еще в 70-е гг. Такая ситуация затрудняла переход алжирской экономики к рыночной модели. Нынешняя президентская программа и, в частности, масштабное реформирование законодательной базы, затрагивающее все аспекты жизни общества, как бы подводит черту под «социалистическим» периодом и закрепляет переход Алжира на новый этап демократического развития.  Следующим шагом в восстановлении гражданского согласия стало одобрение в сентябре 2005 г. в ходе общенационального референдума «Хартии за мир и национальное примирение», в которой намечены конкретные меры по преодолению последствий многолетнего вооруженного противостояния исламистской радикальной оппозиции с властями.
Программа предусматривает также завершение в ближайшее время новой редакции гражданского, уголовного и семейного кодексов. Наряду с этим планируется существенным образом повысить роль местных органов власти и совершенствовать процесс демократизации общественно-политической жизни, в связи с чем вносятся изменения и дополнения в законы о местном самоуправлении, политических партиях и СМИ. Правительство намеревается также ускорить претворение в жизнь «Национальной хартии по соблюдению прав человека», принятой парламентом в 2003 г. Хартия провозглашает роль арабского языка «как главного вектора культурно-образовательной политики государства» и то же время подтверждает значение берберской культуры (берберы — коренные жители, проживавшие на территории Алжира до его арабского завоевания в VII-VIII вв., составляют сейчас более 20% населения Алжира) и берберского языка как неотъемлемой части алжирского национального наследия.
Важным аспектом президентской программы является продолжение начатого в 2002 г. трехстороннего диалога между правительством, профсоюзами и предпринимателями по достижению консенсуса в обществе. Проходящие в рамках этого диалога постоянные переговоры между представителями трех сторон, в частности, по вопросам приватизации должны способствовать разрешению возникающих в ее ходе проблем и предотвращению роста социальной напряженности. В связи с этим необходимо отметить, что именно значительное снижение уровня жизни большого числа алжирцев и вызванный им социальный протест стали главными катализаторами подъема исламистского движения в Алжире в начале 90-х гг., поставившего страну на грань гражданской войны. Программа планирует дальнейшее развитие системы мусульманского образования. С этой целью, а также для повышения роли мечетей в достижении гражданского согласия намечено реформировать и усовершенствовать подготовку имамов с тем, чтобы не допустить превращения мечетей в инструмент пропаганды радикального фундаментализма (как это произошло в конце 80-х гг.) и продолжить интеграцию исламистского движения в рамки действующей политической системы.
При разработке экономической стратегии Программы были  использованы положения теории Джона Кейнса (1883-1946) и неокейнсианцев о том, что для увеличения экономического роста в стране необходимо стимулировать внутренний спрос и занятость населения, в том числе посредством регулирования рыночных механизмов, а также привлечения как частных, так и государственных инвестиций. На реализацию принятой Программы выделяются значительные финансовые ресурсы — 4 трлн. 202 млрд. 700 млн. алжирских динаров (примерно 55 млрд. долл.). Причем на программу улучшения качества жизни населения выделяется 45,4% этой суммы. Это предполагает, в частности, финансирование строительства 1 млн. 10 тыс. жилищ (что практически решит проблему жилья в Алжире), улучшение снабжения населения природным газом, электроэнергией, питьевой водой, существенное повышение качества здравоохранения, всех уровней образования, профессиональной подготовки и обустройства территорий городов и деревень. На втором месте по объемам финансирования стоит развитие базовой инфраструктуры — 40,5% всех затрат. Данный план предполагает реализацию крупных проектов, которые смогли бы привлечь большое количество рабочей силы, в частности в гражданском строительстве, модернизации всех видов транспортной инфраструктуры, а также сельского хозяйства.
Алжирское руководство и до принятия данной Программы развития предпринимало серьезные усилия по улучшению социально-экономической ситуации в стране. Так, по словам Абдель Кадера Келиля, алжирского министра экономического развития, в результате реализации предыдущей Программы развития на 1999 — 2001 г. были полностью завершены 7 тыс. 760 проектов и улучшены условия жизни более 4,3 млн. алжирцев. Речь шла о существенном улучшении наиболее важных компонентов качества жизни: бесперебойном снабжении питьевой водой, электроэнергией и предоставлении возможности получить образование детям школьного возраста. Другим не менее важным результатом  стало создание 500 тыс. новых рабочих мест, из них 49% — постоянных, что способствовало снижению безработицы. В рамках решения жилищной проблемы, в частности в районе Митиджа (40 км к западу от столицы), в 2003 г. началось строительство нового города Сиди Абдалла, рассчитанного на 200 тысяч жителей. В этом же районе будут построены еще три новых города, проекты которых находятся в стадии разработки.
В Алжире продолжается процесс закрепления демократических преобразований, начатых в конце 80-х гг. принятием новой конституции и закона о многопартийности. В 2007 г. в парламенте Алжира была представлена 21 политическая партия. Наиболее влиятельными парламентскими фракциями, входящими в правительственную коалицию, являются представители партий «Фронт национального освобождения» (ФНО) и «Национально-демократическое объединение» (НДО), которые по результатам парламентских выборов 2007 г. обладают подавляющим большинством депутатских мест — соответственно 136 и 61 из общего числа депутатов 389. Необходимо отметить, что алжирские умеренные исламисты, которые, согласно их заявлениям, разделяют демократические принципы, достаточно полно представлены в парламенте — тремя политическими партиями. Две из них — «Движение общества за мир» (ДОМ), имеющая 52 депутатских места, и «Возрождение», представленная 5 депутатами, входят в правительственную коалицию и поддерживают президентский курс. Третья партия — «Движение за национальную реформу» (ДНР), имеющая 3 места в парламенте и возглавляемая видным исламистским лидером Абдаллой Джабаллой, состоит в оппозиции правительственному курсу. В программе ДНР не фигурирует пункт о создании исламского государства (использование религии в политических целях запрещено алжирской конституцией). Тем не менее, ДНР выступает против правительственной программы широкомасштабной приватизации, ратует за сохранение «мусульманских ценностей», требует проведения социально-ориентированной экономической политики и усиления борьбы с коррупцией и преступностью.
Вместе с тем радикальные исламистские группировки в Алжире продолжают действовать. Они представлены в основном двумя вооруженными формированиями — «Салафитской группой для проповеди и борьбы» (СГПБ) и «Вооруженными исламскими группами» (ВИГ), насчитывающими в своих рядах, по разным оценкам, от 650 до 1 тыс. боевиков. Сейчас ВИГ распались на несколько враждующих между собой группировок. В то же время «СГПБ-Аль-Каида исламского государства Магриб» (КИГМ)2, возглавляемая «национальным эмиром» (полевым командиром) Абд аль-Ваххабом Друкделем и базирующаяся в основном в горном районе Большой Кабилии (300 км к востоку от г. Алжира), продолжает террористические акции. Наиболее известными из них стали два взрыва в алжирской столице 11 апреля 2007 г., повлекшие гибель более 30 человек, и около 200 было ранено, серия террористических актов на востоке страны в сентябре 2007 г. и взрыв в декабре 2007 г. вблизи представительства ООН в г. Алжире, в результате которого погибли 11 сотрудников ООН. Среди жертв боевиков КИГМ были и российские специалисты, четверо из которых погибли в марте 2006 г.
Необходимо признать, что после провозглашенного присоединения к Аль-Каиде в конце 2006 г. экстремистская группировка КИГМ активизировала свою террористическую деятельность. Причем значительную роль в КИГМ играют «алжирские иракцы», т.е. молодые алжирцы (по различным оценкам, их несколько сот), получившие боевой опыт «джихада» против оккупационных сил США в Ираке. По возвращении в Алжир многие из них вступают в ряды КИГМ и применяют здесь свой «иракский опыт».
Алжирские силовые структуры достаточно активно борются против экстремистских группировок. Так, в марте-апреле 2007 г. объединенные силы армии, полиции и жандармерии (более 5 тыс. военнослужащих) при поддержке боевых вертолетов провели войсковую операцию в районе г. Беджая (около 300 км к востоку от столицы), в результате которой был разгромлен крупный отряд КИГМ (около 30 боевиков), его опорный пункт, склады с оружием и взрывчаткой.
В целом, эскалация террористической активности радикального исламизма в Алжире, в 2006-2007 гг., связанная во многом с внешними факторами, не привела к дестабилизации внутриполитической ситуации в стране. Алжирское руководство продолжает реализацию политики восстановления гражданского согласия и закрепления демократического развития. В настоящее время в Алжире начинается подготовка к президентским выборам 2009 г. Положительный резонанс и дискуссию в обществе вызвало предложение, поддержанное парламентом, «Национальной организацией муджахидов (ветеранов национально-освободительной борьбы 1954-1962 гг.)» и премьер-министром о внесении изменений в конституцию Алжира, предусматривающее, в том числе, предоставление третьего мандата для действующего президента страны.
Если ретроспективно рассмотреть историю российско-алжирского экономического и политического сотрудничества, то можно отметить, что его пик приходился на 70-е — 80-е гг. ХХ века. В то время в Алжире одновременно работали до 30 тыс. российских специалистов в самых различных отраслях экономики (от военной до рыболовства) и культуры. Кроме того, целое поколение алжирских специалистов в различных областях знаний было подготовлено в российских вузах (в СССР алжирские специалисты готовились в 22 вузах), многие из которых в последствии выдвинулись на ответственные посты в алжирском руководстве. Десятки алжирских промышленных объектов и целые отрасли (например, полный цикл металлургического производства) и структуры народного хозяйства (национальная геологическая служба) были созданы при помощи СССР. При содействии советских специалистов была создана и система подготовки алжирских национальных кадров. После распада СССР сотрудничество с Алжиром было свернуто, как и с другими арабскими странами — экономическими партнерами и союзниками бывшего СССР.
Определенным толчком для возобновления экономического сотрудничества между Россией и Алжиром стал первый визит в 2001 г. президента Алжира А. Бутефлики в РФ и подписание уже упомянутой «Декларации о стратегическом партнерстве» между Алжиром и Россией. Затем последовал обмен визитами на правительственном уровне, во время которых были конкретизированы направления двустороннего сотрудничества. Россию с официальными визитами посетили в марте 2002 г. министр энергетики и горного дела Алжира и в мае 2002 г. начальник Генерального штаба алжирской армии. Активный обмен визитами российских официальных лиц и представителей российского крупного бизнеса с алжирской стороной продолжался в 2001-2002 гг. Среди участников переговоров с российской стороны были министр энергетики РФ И. Юсуфов, президент ОАО «Стройтрансгаз» А. Беккер, с алжирской стороны министр энегетики и горного дела Ш. Халиль (который в недавнем прошлом занимал пост президента ОПЕК) и руководство государственной нефтегазовой компании «Сонатрак». Необходимо отметить, что в результате взаимной заинтересованности в расширении экономического сотрудничества и конкретных действий в этом направлении торговый обмен между РФ и Алжиром увеличился за период с 2001 г. по 2006 г. с 203 до 591 млн.  долл.
В настоящее время Россия осуществляет экономическое сотрудничество с Алжиром в целом ряде областей. Российский ВПК имеет контракты на поставку различных систем вооружений для алжирской армии. До настоящего времени алжирская армия в достаточно большом количестве имеет на вооружении военную технику советского и российского производства и соответственно нуждается в ее модернизации, поставках запчастей и т.д.  Одновременно, после начала активного сотрудничества алжирской армии с НАТО, намерены расширить поставки своих вооружений в Алжир США и Франция. Активно выходят на алжирский рынок вооружений Украина и Белоруссия.
Продолжается сотрудничество между Россией и Алжиром в космической области. В 2002 г. российская ракета-носитель «Космос-3М» вывела на околоземную орбиту алжирский искусственный спутник «Альсат-1″. В октябре 2004 г. Российское космическое агентство пописало меморандум о сотрудничестве в космической области с Алжирским космическим агентством о расширение работ на этом направлении. Достаточно плодотворно сотрудничество в металлургической отрасли. В частности, российские специалисты проводят работы по модернизации и расширению крупнейшего алжирского металлургического комбината «Эль-Хаджар» (на востоке страны, в районе г. Аннаба), построенного при помощи СССР в 80-е гг. Расширение комбината является актуальной задачей для Алжира, так как потребности страны в металле, особенно в сортовом прокате для машиностроения, а так-же для металлоконструкций для гражданского строительства полностью не удовлетворяются местными предприятиями, и Алжир импортирует примерно 2 млн. т проката в год. В последние годы российские компании вновь пришли на такие сектора алжирского рынка, как электроэнергетика (продолжаются работы на крупнейшей ТЭС на востоке Алжира в районе г. Жижель, построенной при помощи СССР), реконструкция и строительство автомобильных и железных дорог, мелиорация и строительство плотин (в провинциях Скикда и Буира). В 2005 г. заключено соглашение между крупнейшей российской компанией «Альфа Телеком» и алжирской «Алжери Телеком» по постройке российскими специалистами в Алжире завода по производству оптиковолоконного кабеля и научно-техническому сотрудничеству по внедрению на алжирских предприятиях новейших технологий в области телекоммуникаций и мобильной связи.
И все же наиболее успешно, как уже сказано, развивается сотрудничество в нефтегазовой отрасли, в частности, между российскими нефтегазовыми компаниями и алжирской государственной компанией «Сонатрак». Алжирская нефть по своему качеству считается одной из лучших в мире (алжирский сорт Saharan Blend имеет плотность 45° АР1 при содержании серы 0,05%). По данным компании «Сонатрак», разведанные геологические запасы углеводородов Алжира составляют нефтяном эквиваленте 120 млрд. баррелей, извлекаемые запасы — 39 млрд. баррелей, в том числе природного газа — около 20 млрд. баррелей. Наиболее крупное месторождение газа — Хасси-Рмель, нефти — Хасси-Мессауд (в центральной части Алжира, у «ворот» Сахары).
Алжир имеет возможность экспортировать по газопроводам 32 млрд. куб. м природного газа, в том числе в Италию 24 млрд. куб. м, в Испанию и Португалию — 8 млрд. куб.м. Кроме того, четыре комплекса по сжижению природного газа в Арзеве и Скикде (порты на побережье Средиземного моря) перерабатывают около 27 млрд. куб.м этого сырья. Нефть перерабатывается на 6 заводах, которые производят около 20 млн. т в год бензина, а также дизельное топливо, керосин и мазут. Строятся новые газопроводы Айн Салах-Хасс — Рмель (535 км), Хасс-Рмель — Скикда (573 км), Запад — Восток (1000 км.), замена участка Хасси-Рмель — Арзев (296 км.), сооружается мощная компрессорная станция в целях увеличения пропускной способности газопровода Магриб — Европа через Марокко на Испанию с 8 до 20 млн. куб. м. В перспективе Алжир намерен увеличить добычу углеводородных энергоносителей на 50% . В первую очередь эти перспективы связаны с открытием на территории страны новых месторождений. Реализация столь масштабных планов потребует наряду с национальными капиталовложениями привлечения в страну крупных иностранных инвестиций. Участие российских компаний в нефтегазовых проектах в Алжире может способствовать координации и сближению позиций наших стран в вопросах поставок природного газа в Европу.
Основными российскими компаниями, работающими в Алжире, являются Газпром, ЛУКОЙЛ, Роснефть, Стройтрансгаз, Союзнефтегаз, Гелеомаш. На сегодняшний день наиболее широко на алжирском рынке представлены Роснефть и Стойтрансгаз (партнеры «Газпрома»), которые пришли в Алжир в 2000-2001 гг. Государственный статус Роснефти позволяет предполагать наличие в ее зарубежных проектах не только чисто коммерческой выгоды, но и более широких интересов продвижения России в Северо-африканский регион. Представители Роснефти входят в состав рабочих групп, занятых реализацией конкретных российско-алжирских проектов в области нефтегазовой промышленности. Эти рабочие группы встречаются два раза в год, попеременно в Москве и Алжире и представляют доклады о своей работе в министерства энергетики.
Стройтрансгаз в свою очередь является ведущей российской нефтегазо-строительной кампанией, мощности которой позволяют ежегодно сооружать не менее 2,5 тыс. км трубопроводов большого диаметра, производить реконструкцию не менее 19 линейных газоперекачивающих станций единичной мощностью 80 МВт, строить другие объекты ТЭК. В структуру ОАО «Стройтрансгаз» входят строительные, промышленные, нефтегазовые, агропромышленные организации и предприятия. Подразделения, филиалы и представительства компании работают в 21 регионе России и в 14 странах мира. В 2000 г. Стройтрансгаз выиграл проводившийся компанией Сонатрак тендер на проектирование, поставку оборудования и сооружение северного участка (403 км.) очередной нитки магистрального нефтепровода, который соединяет основное месторождение Алжира Хасси Мессауд с нефтяным терминалом Арзев на Средиземном море. Стройтрансгаз вышел победителем в конкурентной борьбе за этот проект с американской компанией Willbross, предложив алжирской стороне наиболее выгодные по сравнению с американскими коммерческие условия — 79 млн. долл. (американские условия — 98 млн. долл.).
Затем в 2001 г. альянс Роснефти и Стройтрансгаза выиграл тендер на разведку, разработку и добычу углеводородов на территории блока «245-Юг» (на юге Алжира недалеко от ливийской границы). На конкурс выставлялись три блока, из которых отечественному консорциуму достался один. Российские компании для освоения этого проекта на паритетных началах оформили свой альянс и создали «Роснефть — Стройтрансгаз Лимитед» (РН-СТГ). В мае 2001 г. между РН-СТТ и Сонатраком, был подписан контракт на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) на освоение блока «245-Юг». Проект разработки включает затраты 30-40 млн. долл. на геологоразведку, а также 100-150 млн. долл. на разработку месторождения. Ориентировочный объем инвестиций, который РН-СТГ вложил в проект в течение первых трех лет, составил 15 млн. долл.,  срок окупаемости проекта определен в 7 лет. Извлекаемые запасы блока оцениваются в 47 млн. т нефти, общая стоимость проекта — 1,03 млрд. долл.
В июне 2005 г. ОАО «Стройтрансгаз» вышел также победителем тендерных торгов на строительство газопровода Сугер — Хаджерет-Эннус в рамках международного проекта «Медгаз», предусматривавшего поставки алжирского газа в Испанию и другие европейские страны. Стоимость контракта, в котором с алжирской стороны будет участвовать  Сонатрак, — 200 млн. евро. Со своей стороны российские компании ЛУКОЙЛ и Союзнефтегаз в сентябре 2005 г. участвовали в тендере по разработке новых алжирских месторождений. Согласно заявлению президента компании ЛУКОЙЛ Оверсиз (оператор международных добывающих проектов ЛУКОЙЛА) А.Кузяева, ОАО ЛУКОЙЛ стремится к 2013 г. сосредоточить на Ближнем Востоке 25% своих международных проектов, в которых Алжир займет одно из первых мест. В то же время компании ЛУКОЙЛ и Газпром с российской стороны и Сонатрак с алжирской подтвердили свою заинтересованность в создании совместных проектов по разработке углеводородных месторождений на территории России. В то же время уровень сотрудничества, существовавший в советский период между Россией и Алжиром, пока еще не достигнут.
В последние годы в мире все более заметно формирование новых центров силы, которые по своему военно-экономическому и научно-техническому потенциалу приближаются к уровню ведущих мировых держав. Арабо-мусульманский мир также выдвигает своих лидеров, и один из них — Алжир.
Алжир с его динамично развивающейся экономикой, большим людским потенциалом, имеющим тенденцию к постоянному росту, наличию многочисленных диаспор в странах ЕС, Канаде,  США, а также заметным местом, которое он занимает в мусульманском мире, со временем, несомненно, будет играть все большую роль в мировой политике.


1 В ходе визита была также затронута проблема, возникшая в связи с решением алжирской стороны летом 2007 г. возвратить 15 истребителей МИГ-29 (из 36), поставляемых российской стороной в соответствии с ранее заключенными контрактами. По утверждению алжирских экспертов эти самолеты не отвечают необ-ходимым качественным критериям, что не подтверждают российские специалисты. Тем не менее, Россия предложила заменить данные самолеты на более современные и более дорогие МИГ-29М2 или МИГ-35. Однако некоторые СМИ, в том числе алжирские, предполагают, что речь идет о лоббировании частью ал-жирских военных интересов французских компаний, которые намерены продать Алжиру французские ис-требители Rafale.
2 Салафитская группа для проповеди и борьбы (СГПБ) после объявления ее «национальным эмиром» Друк-делем о присоединении к Аль-Каиде в конце 2006 г. изменила название и теперь называется «Аль-Каида исламского государства Магриб» (КИГМ).

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх