Иран и Россия: к новым горизонтам делового сотрудничества

Владимир Юртаев

Запасы энергетических ресурсов и географическое положение делают Иран так же, как и Россию, фокусом современных геоэкономических войн. Чтобы выдержать конкуренцию, президент М. Ахмадинежад вполне логично готовит Иран к роли «региональной сверхдержавы», для чего и нужны, прежде всего, ядерные технологии. Атомная программа Ирана сегодня — это квинтэссенция стратегии развития Исламской Республики Иран (ИРИ), нацеленной, как подчеркивают в Тегеране, на построение глобального общества социальной справедливости на основе «великих традиций исламской цивилизации». Однако пропуск ИРИ в клуб ядерных держав при сохранении Тегераном верности заветам имама Хомейни многим кажется самоубийственным. В последнее время происходит изменение масштаба конфликта вокруг атомной программы Ирана, когда проведение краткой локальной боевой операции может быть сравнимо по своим последствиям с фатальным выстрелом в Сараево в 1914 году.
Внешнеполитические амбиции Ирана вписываются в современную трактовку регионального лидерства. Такой лидер должен быть вовлечен на паритетной основе в реализуемые мировым сообществом проекты глобального масштаба и разделение труда. В этом контексте понятна заинтересованность Ирана участвовать в международных проектах, имеющих геоэкономическое содержание, — таких, как Международный транспортный коридор «Север — Юг», строительство газопровода в Индию, планы в области энергетики, авиастроения и космоса,  полноправное членство в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и др.
У Ирана сегодня самые сильные экономика и армия в регионе Средне-Западной Азии1 и в южном поясе постсоветского пространства. По оценкам экспертов, Иран сохранит за собой вторую позицию в системе ОПЕК как минимум до 2015 года с 7% производства и экспорта нефти на мировых энергетических рынках. Иран обладает значительным людским потенциалом (72 млн. человек населения), срединным пространством на пересечении стратегически важных транспортных коммуникаций («новый Шелковый Путь»), великим цивилизационным наследием. Генеральный ориентир Ирана — занять первое место к 2025 году в экономике, науке и технологиях в регионе в целом, стать «исламской Японией». В случае реализации заявленных геоэкономических проектов и сохранения устойчивого развития Иран  войдет в число ведущих мировых держав в ближайшие 10-15 лет.
В хрониках начала XXI века зафиксировано несколько важных проблем, в решении которых Россия и Иран принимали и принимают ключевое участие. Среди них — атомная тема, проблематика Каспия, вопросы мира и безопасности на Кавказе и в Центральной Азии, в Афганистане, в Ираке и на Ближнем Востоке, участие в процессах региональной интеграции и международных энергетических и транспортных проектах. Российско-иранское сотрудничество сопровождалось реализацией конкретных проектов в сферах экономики и торговли. Опыт работы российского бизнеса в этом геополитически чувствительном регионе уникален и достаточно успешен. Он показывает возможность созидательного сотрудничества даже в условиях внешних ограничений и меняющейся динамики идущих процессов. Во многом это стало результатом продуманной системы развития двусторонних торгово-экономических отношений, основанной на понимании специфики Исламской Республики как государства.
В свою очередь, иранская сторона никогда не скрывала, что за годы «холодной войны» сформировался отрицательный имидж России (СССР), когда северный сосед оказался для иранцев в культурном отношении «совершенно чужим». В 1990-2000-е годы взаимными усилиями были созданы значительно более благоприятные условия для общения между двумя древними культурными регионами — иранским и восточнославянским. Взаимное сближение во многом было обусловлено стремлением народов Ирана и России найти свой собственный ответ на вызовы глобализации.
В целях координации деятельности российских ведомств, компаний и организаций на ирано-российском рынке была создана и действует Постоянная Российско-Иранская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству (МПК).2 На пятом заседании МПК (Москва, 14-17 декабря 2004 г.) была дана положительная оценка развитию торгово-экономических связей России и Ирана и стороны подтвердили обоюдное стремление к их активизации и углублению.3 Товарооборот между двумя странами впервые превысил сумму в 2 млрд. долл. США. Можно сказать, что в 2004 году закончился начатый в 2000 году этап активизации торгово-экономического сотрудничества между двумя странами и наступил период их стабилизации на новом уровне.
13 декабря 2007 года в Москве состоялось седьмое заседание Постоянной Российско-Иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Заседание Комиссии должно было конкретизировать договоренности, достигнутые между президентами России и Ирана на встрече 16 октября 2007 года.  Тогда В. Путин прибыл в Тегеран для участия во Втором Каспийском саммите и провел переговоры с духовным лидером ИРИ А. Хаменеи и президентом М. Ахмадинежадом. Президент Ирана назвал итоги визита В. Путина «рубежными» в развитии отношений между Россией и Ираном. Руководители двух государств в области решения ключевых вопросов мировой политики высказались за сотрудничество с целью создания «более справедливого и демократического мирового порядка, обеспечивающего глобальную и региональную безопасность и создающего условия для всестороннего развития», подчеркнув при этом необходимость укрепления «координирующей роли Организации Объединенных Наций (п. 16)».5 В ходе заседания Комиссии её сопредседатели — руководитель Федерального агентства по атомной энергии Российской Федерации С.В. Кириенко и министр иностранных дел Исламской Республики Иран (ИРИ) М. Моттаки — подписали Меморандум о намерениях развития долгосрочного торгово-экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества между двумя странами. Кроме того, состоялось подписание межправительственного Соглашения о сотрудничестве в сфере туризма, что подтвердило серьезность намерений Ирана стать одним из мировых центров туристского бизнеса.
По итогам 2007 года можно сказать, что российско-иранские отношения имеют шанс перейти на качественно иной тип взаимодействия — «стратегическое партнерство».  Главной отличительной чертой такого партнерства в иранском понимании выступает единство политического и экономического начал («тоухидность» в исламской терминологии). Важно подчеркнуть, что именно руководство Ирана резко повысило планку переговорного процесса, предложив перспективу последовательных и системных отношений с Россией. В результате достигнутых договоренностей, подтвержденных в ходе прошедших в декабре 2007 года заседаний межправительственных комиссий по военно-техническому и торгово-экономическому сотрудничеству, начался процесс углубления стратегических отношений Ирана и России. Среди приоритетов сотрудничества — авиация и космос, нефтегазовая промышленность и энергетика, в том числе атомная, транспорт и др. Иранские специалисты полагают возможным обеспечить стократное увеличение товарооборота Ирана с Россией — до 200 млрд. долларов США в 2018 году.
В новый этап сотрудничества две страны входят с успешным опытом реализации масштабных проектов. В рамках международного консорциума ОАО «Газпром» завершило работу по проекту обустройства второй и третьей очередей газового месторождения «Южный Парс» на условиях «под ключ», вложив в него около 750 млн. долл. Официальная передача иранской стороне операторства над пусковым комплексом по добыче и переработке 20 млрд. куб. метров природного газа в год состоялась в июне 2004 года. В настоящее время проект находится в компенсационной стадии, завершение которой ожидается в 2009 году. Как ожидается, Газпром совместно с Национальной иранской компанией по экспорту газа примет участие в экспорте иранского природного газа на рынки третьих стран и формировании нового транспортного коридора для поставок природного газа на Восток. В числе перспективных планов Газпрома  остается  участие в реализации проекта строительства газопровода из Ирана в Индию и Пакистан. В планах двух стран — организация постоянного Форума стран экспортеров природного газа. Будущее Ирана в XXI веке связано, прежде всего, с газом. Что касается запасов природного газа Ирана, то, по иранским оценкам, они составляют не менее 26 трлн. кубометров, что соответствует 1 трлн. долл.6 По данным Бритиш Петролеум, запасы газа в Иране составляют 23 трлн. кубических метров. По доказанным запасам эту страну опережает лишь Россия — 48 трлн. кубометров.7 Относительно маршрутов газопроводов Иран предложил проект МИР (перевод английского названия PEACE — Pipeline Extending from Asia Сountries to Europe) с целью создания сети газопроводов, соединяющих Иран, страны Персидского залива и Центральной Азии, Турцию, Европу и Индию на третьей фазе проекта.8 По экспертной оценке, такая сеть могла бы быть создана за 2 года и могла бы объединить 70% мировых запасов газа. Есть также два варианта обойти транзитное участие России. Первый — это вывод трубы на Китай. Второй — подключение казахского газа к трубе на Азербайджан — Турцию — Европу, проложенной по дну Каспийского моря.
С 2003 года в Иране действует Лукойл Оверсиз Холдинг Лтд., которая в середине 2006 года совместно с норвежской фирмой «Норск гидро» завершила разведочные работы на месторождении нефти на блоке «Анаран» по проекту «Азар». В настоящее время проводится технико-экономический анализ целесообразности ее участия в дальнейшей разработке данного месторождения. В феврале 2006 года Лукойл Оверсиз заключил контракт на совместное с Иранской национальной нефтяной компанией геологическое изучение нефтяных блоков «Моган» и «Лали», расположенных на севере Ирана, близ границы с Азербайджаном.
С 1996 года на нефтегазовом рынке Ирана присутствует ОАО «Татнефть», которое реализует контракты по демеркаптанизации (очистке от серы) нефти на одном из НПЗ на о. Харк, по поиску пресных вод методом ядерно-магнитного резонанса, по освоению месторождения «Загех». Созданное в 2005 году СП «ПарсТатнефтьКиш» в 2006 году завершило выполнение обязательств по контракту на геофизические исследования методом сейсмолокации бокового обзора в районе нефтяного месторождения «Монд».
В целом, российские компании (Газпром, «Газпром нефть», «ЛУКОЙЛ», Татнефть, «Нефтемаш-Наука» и др.) взаимодействуют с иранскими государственными и частными компаниями в области газо- и нефтехимии, разведки, добычи и переработки углеводородного сырья, строительстве хранилищ природного газа, производстве и транспортировке углеводородов и реализации проектов повышения нефтеотдачи пластов на действующих иранских и российских месторождениях.
В области электроэнергетики стороны считают целесообразным четырехстороннее сотрудничество Исламской Республики Иран, Грузии, Республики Армения и Российской Федерации с целью создания условий для организации параллельной работы энергосистем указанных государств. На седьмом заседании МПК стороны договорились, что ЗАО «ИНТЕР РАО ЕЭС» до конца 2007 года направит на рассмотрение компании «Таванир» проект долгосрочного контракта по взаимным сезонным коммерческим поставкам электроэнергии между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран через третьи страны (Азербайджан, Грузию и Армению).
К концу 2007 года специалистами ОАО ВО «Технопромэкспорт» были сданы в постоянную эксплуатацию 8 энергоблоков общей мощностью 1680 МВт на ТЭС «Шахид Мохаммад Монтазери» в г. Исфагане и 6 блоков общей мощностью 1890 МВт на ТЭС «Рамин» в г. Ахвазе. Завершено выполнение контракта на совместную с Организацией развития электроэнергетики Ирана разработку технико-экономических докладов-обоснований сооружения угольного разреза на месторождении «Мазино-1″ и двух блоков мощностью по 315 МВт на ТЭС «Табас».
Основной статьей экспорта России в Иран продолжают оставаться поставки металла и металлоизделий. Основными экспортерами данной продукции являются Магнитогорский металлургический комбинат, Белорецкий металлургический комбинат, завод «Северсталь». Развивается сотрудничество с Ираном в области машиностроения. В мае 2007 года в Тебризе состоялась церемония пуска сборочного производства грузовиков «КАМАЗ» (лицензионное соглашение с ОАО «КАМАЗ» от 2005 г.). «ВО Тяжпромэкспорт» продолжает поставку запчастей и сменного оборудования для Исфаганского металлургического завода. Осуществляется подписанный в октябре 2003 года между российской компанией «УАЗ» и Иранской компанией развития автомобильной промышленности  контракт на сумму 20 млн. долл. США на поставку автозапчастей из Ирана в Россию. В Россию с 2005 года идут поставки легковых автомобилей «Саманд» и «Пежо 206″ иранского производства.
В 2007 году был подписан и вступил в силу контракт на поставку компанией ОАО «Ильюшин Финанс Ко.» иранской авиакомпании «Иран Эйртур» пяти пассажирских самолетов ТУ-204-100. В перспективе иранская сторона высказала пожелание о продолжении сотрудничества в сфере авиационной промышленности, включая продвижение на иранский рынок современных самолетов и вертолетов российского производства, организацию сервисных центров и обучения летно-технического состава, а также лизинг самолетов Ту-154М, Ил-96-300, Ил-114.
В области космоса продолжается работа по реализации ряда проектов, включая создание геостационарной спутниковой системы связи для Телекоммуникационной Компании Ирана (проект «Зохре»); создание на территории Ирана комплекса приема космической информации дистанционного зондирования Земли с российских спутников, в том числе со спутника «Метеор-3М»; сотрудничество в рамках российской программы создания системы прогнозирования землетрясений из космоса; проектирование, изготовление и запуск спутника «Компас-Ир». В соответствии с подписанным в 2002 году контрактом, 27 октября 2005 года с космодрома «Плесецк» был запущен иранский космический аппарат дистанционного зондирования Земли «Сина-1″. Космические исследования в Иране ведутся в соответствии с 10-летней программой, которая была принята правительством в 2007 году, и руководство ими осуществляет президент Исламской Республики. В начале февраля 2008 года в Иране был осуществлен успешный запуск в космос научно-исследовательской ракеты «Кавешгяр-1″. К 2010 году планируется вывести на околоземную орбиту 5 спутников типа «Надежда» иранского производства.
После вступления в силу Соглашения о международном транспортном коридоре «Север — Юг» взаимодействие с Ираном по данному проекту осуществляется в рамках Координационного совета  МТК. С целью развития МТК «Север — Юг», этой во многом ключевой для Евразии международной транспортной артерии, Иран и Россия активизировали работу по строительству и модернизации сооружений и транспортных терминалов на российском и иранском побережьях Каспийского моря. В Иране значительно расширяются существующие порты Энзели и Ноушахр, завершается строительство порта «Хазар» в Амир-Абаде. В России предпринимаются меры по развитию контейнерных мощностей в портах Оля и Астрахани. В Махачкале в морском торговом порту завершается строительство второй очереди железнодорожного паромного комплекса мощностью 1,5 млн. тонн в год. Завершено строительство железнодорожной ветки, соединяющей порт Оля с Приволжской железной дорогой. В России в фазе экспертной оценки находится предложение по строительству морского глубоководного судоходного канала «Евразия», призванного соединить Каспийское море с Азово-Черноморским бассейном и дополняющего действующий маршрут ВДСК-1 и проектируемый ВДСК-2 (Волго-Донской судоходный канал). Стоимость этого проекта оценивается в 4 млрд. евро. В Иране рассматривается возможность строительства сквозного канала между Каспием и Персидским заливом.
В идеале, МТК «Север — Юг» должен стать проходящим через Сингапур, Индию, Иран и Россию сквозным водно-сухопутным путем, соединяющим страны Азии и Европы.
Уникальна его потенциальная пространственная характеристика. Маршруты МТК в случае его дальнейшего развития охватят транспортно-коммуникационное пространство Южной и Юго-Восточной Азии, Среднего и Ближнего Востока, России (в полосе коридора находится 14 субъектов Федерации), стран СНГ, Балтии, Центральной и Восточной Европы.
Всего к 2007 году свою заинтересованность в реализации проекта выразили (с учетом стран-участниц): Россия, Индия, Иран, Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан, Украина, Бахрейн, Египет, Ирак, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия, Сирия, Турция, Пакистан, Шри-Ланка, Республика Корея, Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Латвия, Литва, Финляндия, Болгария, Польша, Сербия, Германия.
По оценкам специалистов министерств транспорта России, Индии и Ирана, в 2010 году объемы контейнерных перевозок по МТК «Север — Юг» могут возрасти до 5-7 млн. тонн в год, и до 40 млн. тонн с учетом наливных грузов, перевозимых в бассейне Каспия. Совокупные доходы от реализации возможностей МТК  оцениваются ориентировочно в 5-6 млрд. долл. США ежегодно. За контейнерными и контрейлерными перевозками — будущее МТК «Север — Юг». Этот путь позволяет сократить срок доставки товаров из Европы в Азию на 10-12 дней, в сравнении с 35 днями следования грузов маршрутом через Средиземное море и Суэцкий канал. Однако до сих пор в системе международных грузоперевозок Азия — Европа (по оси Токио — Франкфурт-на-Майне) МТК «Север — Юг» не входит в семь основных, чаще других упоминаемых маршрутов («Суэц», «Китай-Турция», «ТРАСЕКА», «Транссиб-1, 2″ «Северный морской путь» и «Китай-Россия»).9
Это связано не только с незавершенностью выработки общей стратегии развития МТК, но и с проблемой развития линейного судоходства на Каспии в интересах наращивания транзита. Актуальной задачей здесь является создание специализированной российско-иранской судоходной компании.
В последние годы активное развитие получило сотрудничество субъектов Российской Федерации с городами и провинциями Ирана. Наиболее активно с российской стороны в этом плане работают Москва, Санкт-Петербург, Республика Татарстан, Республика Мордовия, Астраханская, Саратовская, Волгоградская, Нижегородская, Омская области. С развитием МТК «Север — Юг» региональное сотрудничество может стать существенным фактором торгово-экономических отношений двух стран.
В области атомной энергетики в 2008 году ожидается пуск первого блока АЭС «Бушер», строительство которого осуществляет ЗАО «Атомстройэкспорт». Стоимость контракта с подписанными на сегодняшний день дополнениями к нему составляет 1278185 тыс. долларов США и 811758 млн. иранских риалов. В феврале 2005 года был подписан Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Исламской Республики Иран о внесении дополнения в Соглашение о сотрудничестве в сооружении на территории Ирана атомной электростанции от 25 августа 1992 года, регламентирующий возврат в Российскую Федерацию отработанного ядерного топлива АЭС «Бушер» и  Изменение №1 к Топливному контракту. Торгово-экономическое сотрудничество с Ираном осуществляется в строгом соответствии с законодательством Российской Федерации, в том числе в области экспортного контроля, с соблюдением международных обязательств России по нераспространению оружия массового уничтожения, ракетных средств его доставки и других видов оружия.
Как получилось, что именно Россия построила для Ирана первую АЭС? История создания атомной энергетики в Иране началась три с половиной десятилетия тому назад, и атомный проект сразу получил «зеленый свет» со стороны ведущих ядерных держав Запада. Советский Союз априори не мог рассчитывать на получение столь выгодного контракта, в силу тогдашнего разделения мира на две противоборствовавшие системы. Атомный центр при Тегеранском государственном университете возник в 1958 году. Содействие работе Центра в 1960-1970-е годы, наряду с МАГАТЭ, оказывали научные учреждения США, Англии и Франции. Свой первый атомный реактор и топливо для него Иран приобрёл у США ещё в 1960-е годы.
На гребне нефтяного бума и потока нефтедолларов начала 1970-х годов Иран начал реализацию амбициозных проектов нового этапа «белой революции шаха и народа», обещавших превратить его к 2000-му году в «пятую индустриальную державу мира». Атомная программа Ирана предусматривала покупку и установку 20-25 ядерных реакторов, которые работали бы только на импортированном уране. Вопрос о ядерной энергетике в Иране возник в 1971 году, когда в рамках разработки Пятого пятилетнего плана развития была поставлена перспективная задача увеличения производства электроэнергии на 23 тыс. МВт. Переговорный процесс со странами Запада начался в том же 1971 году.
С 1974 года Иран при содействии США, ФРГ, Франции и Великобритании начал разворачивать свою программу мирного атома. Была достигнута договоренность о строительстве двух блоков АЭС в Бушере (провинция Фарс) и двух в Дарховейне в районе г. Ахваз (провинция Хузестан).
В июне 1974 года между Ираном и Францией было подписано экономическое соглашение сроком на 10 лет на общую сумму контрактов и проектов в 4 млрд. долл., в том числе на продажу Ирану 5-ти ядерных реакторов общей мощностью 1000 МВт, стоимостью 1,1 млрд. долл. При этом Иран согласился внести во Французский банк аванс в 1 млрд. долл. и погасить три четверти стоимости реакторов в пятилетний срок при завершении их фактической поставки к 1985 г. Планировалось, что Франция будет заниматься строительством АЭС в провинции Ахваз и Центра ядерных технологий в Исфахане. Однако только немецкая компания Kraftwerk Union A.G. (Siemens/KWU) приступила к работе по сооружению двух блоков мощностью по 1300 МВт каждый для  АЭС в Бушере.
Учитывая несогласие западных стран на производство ядерного топлива в Иране, была достигнута договоренность о предоставлении Комиссариату по атомной энергии Франции  займа в размере 1 млрд. долл. сроком на 15 лет в обмен на 10%-ую долю продукции завода по обогащению урана, который строился в долине р. Роны. После свержения шахского режима в 1979 году все контракты были расторгнуты и строительство АЭС в Бушере прекратилось. К кануну революции было полностью завершено строительство здания АЭС и на 80% выполнен монтаж установок. В ходе ирано-иракской войны станция подвергалась бомбовым ударам и была сильно повреждена, особенно во время налетов весной и летом 1988 года.10 В 1991-1992 гг. иранцы провели серию работ по восстановлению разрушенного и демонтажу поврежденного оборудования.
25 августа 1992 года останется в истории как дата начала российско-иранского партнерства в области атомной энергии. Тогда были подписаны два Межправительственных соглашения — «О сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии» и «О сотрудничестве в сооружении на территории Ирана атомной электростанции». К декабрю 1995 года российскими специалистами был подготовлен детальный отчет по имеющейся документации и техническому состоянию сооружений АЭС. По мнению генерального директора, начальника управления «Бушератомстрой» Владимира Дудника, самым тяжелым в строительстве Бушерской АЭС стало то, что все приходилось подстраивать под немецкий проект. По условиям контракта, российские специалисты должны были максимально использовать оборудование, ранее завезенное KWU. Кроме стандартных трудностей, связанных с освоением чужого оборудования, к тому же порядком устаревшего, специалистам ЗАО «Атомстройэкспорт» не удалось обнаружить большей части технической документации на него. Поскольку, подписывая контракт, Россия взяла на себя обязательства не только достроить станцию, но и гарантировать ее безопасную работу, «немецкое наследие» пришлось тщательно обследовать, сертифицировать, получать на него новые технологические паспорта и т.д.
Контракт на завершение строительства первого блока АЭС «Бушер» был подписан 8 января 1995 года. Выполнение этого контракта стало наиболее важным направлением российско-иранского сотрудничества в области атомной энергетики. Альфа-банк (Россия) выступил гарантом обеспечения финансовой стороны реализации контракта. Предполагалось, что Россия поставит и смонтирует основное оборудование станции (реактор, турбину), а все остальные работы иранцы проведут сами. Тогда достройка 1-го энергоблока АЭС «Бушер-1″ могла быть в основном завершена к 2001 году. Примерный объем обязательств российской стороны с учетом возможных дополнительных контрактов оценивался в 1,1 млрд. долл.
Время заключения контракта не случайно пришлось на конец 1995 года. В ходе двусторонних консультаций на высоком уровне весной-летом 1995 г. была сформулирована идея о возможности ирано-российского стратегического партнерства и определены приоритетные направления торгово-экономического сотрудничества: энергетика (атомная энергетика, нефтегазовые цепочки и сопутствующие отрасли промышленности); транспорт и связь; строительство; совместное использование ресурсов Каспийского моря и др. Получила разрешение ключевая на тот момент проблема неплатежей в двусторонних торгово-экономических отношениях (иранская задолженность России составляла сумму порядка 500 млн. долл. США).
Постепенно выяснилось, что самостоятельно достроить АЭС иранские специалисты не смогут. Однако время было упущено, и, как отметил вице-президент по международным делам и планированию Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Мохаммед Саиди, «серьезный шаг в выполнении ядерного проекта был сделан в 1997 году с избранием М.С. Хатами президентом страны». По его указанию было осуществлено финансирование проекта строительства 1-го блока АЭС «Бушер», а сам президент возглавил созданный Высший совет по технологиям, с тем, чтобы развивать проекты ядерной отрасли.
В итоге в 1998 г. Тегеран и Москва внесли изменения в контракт. Российская компания ЗАО «Атомстройэкспорт» взяла на себя все обязательства по строительству станции «под ключ» и ее вводу в эксплуатацию. Проектная стоимость завершения строительства атомного реактора оценивалась в сумму около 800 млн. долл. По внутриполитическим причинам иранцы настояли на том, чтобы Москва взяла на себя обязательства закончить строительство станции в течение 52 месяцев (вместо необходимых 69).11
Другой всплывшей в ходе работы проблемой стал отказ украинского предприятия «Харьковская турбина» поставить для АЭС в Бушере турбину. «Атомстройэкспорт» в сентябре 1999 г. подписал договор на поставку турбоустановки с Ленинградским механическим заводом. В работах также принимали участие специалисты ЗАО «ЛМЗ-Инжиниринг», АО «Электросила», АО «Ижорский завод» и др. 16  ноября 2001 года в Санкт-Петербурге состоялась отгрузка корпуса реактора для Бушерской АЭС.
В развитие ведущихся работ Правительством России в 2002 году было подписано постановление «О заключении долгосрочной программы развития торговли, экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран на период до 2012 г.». В области электроэнергетики постановление предусматривало строительство АЭС «Бушер-1″ и «Бушер-2″.
К маю 2003 года был успешно завершен первый самостоятельный иранский ядерный проект по производству обогащенного урана (проект UCF), и произведены, впервые в Иране, необходимые для производства ядерного топлива элементы UF4 и UF6. Первоначально контракт на организацию производства  UF6 и обучение специалистов был подписан в 1992 году с Китаем, который в 1995 году под давлением США отказался от его выполнения, несмотря на выплату 50% стоимости в качестве аванса. Иран в этот период рассчитывал также на реализацию соглашения с Китаем о строительстве двух атомных электростанций.12 Примечательно, что в 1996 году о своей готовности участвовать в 10 крупных нефтяных проектах, предусмотренных во втором пятилетнем плане ИРИ, заявили 133 компании из 19 стран мира — Франции, Италии, Германии, Англии, Испании, Норвегии, Финляндии, Голландии, Дании, Австрии, Греции, Австралии, Японии, Южной Кореи, Индии, Малайзии, Сингапура, Канады и США. Стоимость реализации этих проектов должна была составить 7 млрд. долл.
По информации М. Саиди, и в 1998 году, когда началось строительство проекта UCF в Исфагане, и в 2003 году «никто в стране не представлял, что мы можем производить UF4 и UF6″. Тем самым Иран сделал важный шаг к приобретению ядерной независимости. В целом расходы ИРИ на ядерные объекты, благодаря помощи России, составили менее половины от международных норм.13
В 2004 году была завершена технико-экономическая оценка сооружения второго блока АЭС на территории Ирана.
В начале 2005 года в Бушере работало более 1500 инженеров из России.14 В производстве оборудования для иранской АЭС было задействовано в общей сложности более 300 российских предприятий, в том числе концерны «Силовые машины» и «Объединенные машиностроительные заводы», «Нижегородкабельэнерго», ОКБ им. Африкантова и др. Привлекая российских специалистов, Иран решает также проблемы безработицы и обучения кадров: на одного россиянина по контракту должно приходиться три иранца, которые получают драгоценную рабочую практику будущих строителей новых иранских атомных станций.15 Современная программа развития атомной энергетики ИРИ предусматривает производство к 2025 году 7 тысяч мегаватт атомной электроэнергии.
Позицию России определяет объективная заинтересованность в продолжении и расширении ядерного строительства в Иране с ее участием и признание права Ирана на собственную технологическую программу мирного атома. Для этого нужны политические условия — устойчивость отношений и невмешательство во внутренние дела Ирана извне. Евросоюз со своей стороны также мог бы участвовать в ядерной программе Ирана и получать как дивиденды, так и необходимые гарантии ее мирного характера.
Россия снова идет на Восток, как это было не раз в прошлом. И, очевидно, находится в самых выгодных условиях по сравнению со странами-конкурентами. В частности, накоплен позитивный опыт работы по обустройству  турбулентного постсоветского пространства вокруг Каспия. Важно сохранить найденный алгоритм обеспечения развития и безопасности в регионе. Тем более, что в условиях дестабилизации соседних стран (Афганистан и Ирак) вопрос ненарушения суверенитета Ирана уже перестал быть проблемой даже регионального уровня — он затрагивает глобальную стратегическую безопасность в целом. Задачи сохранения мира и обеспечения безопасности в регионе Средне-Западной Азии выступают как составляющие безопасности глобальной, а не только одного Ирана.


1 Вячеслав Белокреницкий. Средне-Западная Азия в мировой политике: перспектива-2008. // 09.01.2008 г. / http://www.fondsk.ru/article.php?id=1147
2 В 2001 году подписано Соглашение о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах. 5 апреля 2002 года вступил в силу Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран, подписанный Президентами двух стран в марте 2001 года. 5 марта 2002 года вступило в силу Соглашение об избежании двойного налогообложения, 16 мая 2002 года — Соглашение о международном транспортном коридоре «Север — Юг» между Россией, Индией и Ираном. 4 ноября 2003 года подписана Рамочная Конвенция по защите морской среды Каспийского моря. В 2005 году были подписаны Соглашение между Торгово-промышленной палатой России и Палатой торговли, промышленности и рудников Ирана «О создании «Делового совета», а также Соглашение о сотрудничестве между Торгово-промышленной палатой России и Палатой торговли, промышленности и рудников Ирана в области обмена деловой информацией. В феврале 2007 года в Москве состоялось первое совместное заседание Российско-Иранского Делового совета.

3 Протокол пятого заседания Постоянной Российско-Иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Москва, 14-17 декабря 2004 г.
4 За девять месяцев 2007 года объем взаимной торговли составил 2,29 млрд. долл. США, что более чем в 2 раза превышает уровень товарооборота за аналогичный период 2006 года. Свыше 70% стоимости российского экспорта в Иран приходится на металлы и изделия из них. Экспорт указанной группы товаров за период с января по сентябрь 2007 года вырос в 3 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В структуре российского экспорта заметное место занимают такие товарные группы, как лесоматериалы и целлюлозно-бумажные изделия (7,4%). Хотя в российском экспорте в Иран доля машин, оборудования и транспортных средств в настоящее время невелика и составляет 2,3%, стоимость экспорта этой товарной группы быстро увеличивается, например, за 9 месяцев 2007 года её прирост составил около 50%. В российском импорте товаров из Ирана традиционно свыше половины (60%) стоимости приходится на продовольственные товары, фрукты и орехи. За  9 месяцев 2007 года в 3,7 раза возросли закупки российскими импортерами в Иране автомобилей, в первую очередь, иранских автомобилей марки «Саманд» и средств водного транспорта. Доля этих товаров в импорте из Ирана сегодня достигает 28%. — По материалам МЭРиТ РФ, 14.13.2007 г.
5 17.10.2007 г. / http://www.president.ir/fa/
www.mineral.ru/Chapters/News/1373.html
7 Газета «Джомхури-йе эслами», 13.03.03. //www.oilru.com/news/ 856/oilru.com
8 Международная научно-практическая конференция «Правовой статус Каспийского моря, проблемы и перспективы сотрудничества прикаспийских госудрств. Алматы, 15-16 мая 1995 г. (стенографический отчет). — Алматы, КИСИ, 1995 г. — С. 88-89.
9 В.Ю. Малов, В.Н. Павлов. Оценка конкурентных преимуществ вариантов транспортных коридоров «Азия — Европа». Вестник Евроазиатского транспортного союза. Выпуск № 1, июнь 2005 г. — С. 198-199.
10 Современный Иран. Справочник. М.: Наука, 1993 г. — С.244; М.С. Иванов. Иран в 60 — 70-х годах XX века. М.: Наука, 1977 г. — С. 190.
11 www.vremya.ru/2001/42/3/9940.html
12 Третий взгляд.  № 42, 1 июня 1996 г., с. 30-32.
13 Газета «Шарг», 11.01.2005 г. — на перс. яз.
14 В Иранской провинции Бушер, в трех километрах от площадки, на которой строится АЭС, в поселке Нируга проживали в отдельных трехкомнатных домиках, оборудованных всеми необходимыми для жизни коммуникациями приехавшие российские специалисты и их семьи. В поселке действовала русская школа, медпункт, магазин, теннисные корты, бассейн. Порядок жизни и устройство поселка чем-то напоминали «закрытый» город советских времен: выезд за пределы территории только организованно на автобусе, дискотеки по четвергам и строго регламентированный порядок поведения. Все это обусловлено иранскими законами. Иран — тот монастырь, в который ходить со своим уставом не дозволяется никому. Российский поселок патрулировали на мотоциклах представители иранской службы безопасности, которые следили за соблюдением исламских законов. -
- http://eco-pravda.km.ru/smi/rf13m3.htm
15 Газета «Шарг», 14.02.2005 г. — на перс. яз.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх