Перспективы энергодиалога Россия — Индия

Игорь Томберг


Энергетика сегодня признана наиболее многообещающей темой индийско-российского стратегического партнерства. Россия готова к расширению сотрудничества с Индией в нефтегазовой отрасли, заявил в интервью индийским СМИ премьер-министр РФ Виктор Зубков накануне своего официального визита в Индию в феврале 2008 г. И это не дань моде. Сотрудничество в этой области имеет глубокие исторические корни.
Индия в мировой экономике
В результате начатых в 1991 г. либеральных реформ индийская экономика превратилась в одну из самых динамично развивающихся в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). По размерам ВВП Индия уже находится на пятом месте в мире, обогнав такие страны, как Франция и Великобритания. В отличие от «азиатских тигров», она довольно быстро сумела справиться с последствиями мирового финансового кризиса. Так, темпы роста ВВП Индии в 1998 г. сократились незначительно — всего лишь с 5,1 до 4,5%. При этом уже в 2000 г. они составили около 6,0%.
За последние десять лет Индия добилась 50-процентного роста объема промышленного производства и 65-процентного увеличения экспорта высокотехнологичной продукции. За это же время парк легковых автомобилей увеличился более чем в два раза, собственное производство автомобилей достигло свыше 700 тыс. штук.
В 2006/07 фин. г., по данным Центральной статистической организации Индии (Central Statistical Organization), объем ВВП в текущих ценах достиг $837,3 млрд. (рост в базовых ценах 1999/2000 фин. года на 9,4%). Прогнозируется, что в 2007/08 фин. г. ВВП вырастет на 8,5%.
Быстрыми темпами росло и население страны — только в 1990 — 2002 годах его рост составил более 198 миллионов человек, превысив в середине 2006 г. 1, 02 млрд. Если темпы роста населения Индии сохранятся, то в ближайшем будущем она опередит Китай по численности населения и станет самой населенной страной в мире.
– Приходится серьезно менять отношение к Индии как слаборазвитой и бедной стране. В последние годы она явно сделала мощный рывок в своем индустриальном и экономическом развитии, начиная претендовать на роль как минимум региональной «сверхдержавы».
Энергетическая стратегия Индии: попытка снизить энергозависимость
В то же время существенным фактором, сдерживающим рост национальной экономики, продолжает оставаться слабое развитие индийского ТЭК. Страна, где проживает 15% населения планеты, обладает лишь менее 1% глобальных резервов нефти и нефтепродуктов.
По оценкам экспертов, годовое потребление топливно-энергетических ресурсов в нефтяном эквиваленте в Индии составляет 345 млн. т — это 3,5% от объема потребления во всем мире.  В энергобалансе нефть составляет 32%. Согласно расчетам правительства страны, спрос на нефть в Индии будет расти ежегодно на 5% в последующие двадцать лет, а потребности в природном газе — увеличиваться  на 3-4 процента ежегодно.  Это значит, что спрос на нефть в ближайшие десять лет удвоится и составит 3,1 млн. баррелей в сутки.
При нынешних темпах добычи (около 750 тыс. баррелей в сутки) разведанных запасов хватит не более чем на 11-12 лет.
Нефть и газ
При собственной добыче нефти на уровне 32-33 млн. т в год в последние несколько лет, текущие же потребности оцениваются в 120-130 млн. т в год. Индии необходимо импортировать порядка 2 млн. баррелей нефти в сутки, что составляет 70% внутреннего спроса. Нефть поступает в основном из государств Персидского залива.
Доказанные запасы природного газа Индии составляют 850 млрд. куб. м — пятое место в Азиатско-тихоокеанском регионе (после Индонезии, Австралии, Малайзии и Китая). Собственная добыча природного газа составляет около 90 млн. куб. м в сутки (примерно 33 млрд. куб. м в год), в то время как текущий спрос достигает 150 млн. куб. м в сутки. В энергобалансе страны природный газ составляет 8%. В соответствии с прогнозами, к 2010 году спрос на природный газ в стране увеличится до 110 млрд. куб. м.
Не так давно ONGC  объявила о новых открытиях месторождений нефти и газа у западного побережья Индии. Президент компании С. Раха заявил, что газовые залежи найдены на структурах GS-15-9 и GS-15-10 в 8 милях от Амалапурамского берега (штат АндхраПрадеш). Газ также найден в морской части НГБ Кришна-Годавери, в скважинах G-4-4 и GS-KW-3. Три упомянутых газовых месторождения могут обеспечить добычу объемом 3 млн. куб. м газа в сутки. Нефть обнаружена в структуре RV-1 на берегу Ратнагари (шт. Махараштра), но С.Раха не уточнил масштабов открытия. С.Раха сообщил, что за полвека существования ONGC подняла (геологические) запасы Индии с 40 млн. т до 8241 млн.т. Президент ONGC объявил также об открытии метана в угольных пластах блока Bokaro. Геологические запасы этого месторождения определены в 1.625 трлн. кубических футов газа.
– Последние данные о результатах геологоразведочных работ на территории Индии позволяют высказать предположение, что мнение о бедности страны углеводородными запасами несколько преждевременно. Территория Индостанского полуострова ввиду труднодоступности значительной его части пока геологически мало изучена. Так же как и огромный прибрежный шельф. Поэтому усиление внимания в последние годы к разведке месторождений нефти и газа дало весомые результаты. Очевидно, что эта сфера имеет хорошие перспективы, учитывая резкий рост стоимости запасов в последнее время.
Переработка
Индия, ранее являвшаяся крупнейшим в Азии покупателем дизельного топлива, к концу 1990-х годов превратилась в крупнейшего экспортера очищенных нефтепродуктов, когда компания Reliance Industries открыла собственное нефтеперерабатывающее предприятие, которое сейчас перерабатывает до 600 000 баррелей нефти в сутки.
Однако быстрый рост потребления снова создает проблемы. Спрос на нефть в Индии в ближайшие два-три года превысит мощности НПЗ страны, считают в ONGC, и профицит НПЗ страны исчезнет. Компания планирует строить новые перерабатывающие мощности, а ее дочернее предприятие — Mangalore Refinery and Petrochemicals Ltd — намерено увеличить мощность до 300 000 барр. нефти в сутки с нынешних 194 000 барр. в сутки. Индия также является одним из крупнейших оставшихся в мире потребителей такого экзотического продукта как осветительный керосин.
Импорт
Индия стоит на 6-м месте среди главных мировых потребителей энергоносителей. В 2003-2004 финансовом году из-за рубежа было ввезено 90,7 млн. т нефти на сумму $18 млрд. В связи с высокими мировыми ценами на данный энергоноситель расходы индийских компаний на его импорт в 2006/2007 финансовом году достигли, по предварительным оценкам, $30 млрд.
Это означает не только повышение себестоимости экономической деятельности, но и увеличение валютных расходов. Особенно это стало очевидным в связи с резким ростом нефтяных цен последнего времени. Как утверждают в Дели, повышение цены на нефть за баррель на пять долларов ведет к снижению экономического роста Индии на 0,5 % и увеличению инфляции на 1,4%.
Структурные реформы в ТЭКе
Стремясь не допустить тотальной зависимости Индии от импорта энергоносителей, а, по сути, обеспечить энергетическую безопасность страны, Дели приступил к реформированию нефтегазового комплекса. Прежде всего, поставлена задача усилить геологическую разведку и освоение нефти. Ее решение ведется по нескольким направлениям. Одно из них — либерализация энергетического сектора и снижение роли в нем государства. В частности, государство приступило к постепенной отмене «административного ценового механизма», при этом, однако, не спешило с отказом от регулирования цен на бензин, дизельное и авиационное топливо, керосин и сжиженный газ.
Также было принято решение о создании на базе нефтедобывающих и перерабатывающих компаний вертикально интегрированных холдингов, образовании совместных предприятий, а также частичной приватизации принадлежащих государству фирм. Еще в 1994 году нефтегазовая комиссия ONGC была преобразована в государственную нефтяную компанию Oil and Natural Gas Corporation Ltd. с правом самостоятельно определять объем и очередность капиталовложений в текущие проекты (аналогичное право получила и Oil India Ltd.). А не так давно было объявлено, что 14 крупнейших государственных нефтяных и газовых компаний могут быть объединены в одну — две компании.
Индийское правительство намерено провести масштабную реструктуризацию отрасли. «Мы должны усилить наши нефтяные компании и превратить их в предприятия мирового уровня,» — заявил премьер-министр Индии Манмохан Сингх, открывая международную нефтегазовую конференцию Petrotech-2005. Существует несколько вариантов реструктуризации отрасли. Первый — создание на базе госактивов единой государственной мегакорпорации, второй — формирование двух гигантов путем объединения Hindustan Petroleum Corporation (HPCL), Bharat Petroleum Corporation (BPCL) и Oil and Natural Gas Corporation (ONGC) с одной стороны и Oil India Ltd (OIL) с Indian Oil Corporation (IOC) — с другой. В то же время не исключено, что специальная правительственная комиссия решит сохранить нынешнюю структуру отрасли, разработав принципы большей координации и повышения эффективности работы госкомпаний.
На сегодня структура отрасли представляет собой симбиоз монополии (в добыче и транспортировке) и конкуренции (в сфере импорта, маркетинга и сбыта конечным потребителям). Фактическим монополистом в сфере добычи нефти и газа является госкомпания ONGC, которая контролирует 57% резервов страны и 84% добычи нефти и газа. Монополия в сфере маркетинга и поставок природного газа принадлежит другой госкомпании — GAIL. Переработку и продажу нефти внутри страны на 95% контролируют госкомпании, такие, как IOCL, BPCL и HPCL. Первой частной компанией в секторе стала MRPL, после которой на рынок вышли Reliance и Essar.
Импорт сжиженного природного газа — одно из приоритетных направлений развития энергетической безопасности Индии, газовые резервы которой в полной мере не могут покрыть растущий спрос. В связи с этим четыре госкомпании — ONGC, IOC, GAIL и BPCL — объединились в консорциум Petronet LNG Ltd., который строит два терминала по приему СПГ на западном побережье страны общей мощностью 7,5 млн. тонн в год. Индийские участники получили по 12,5% в этом проекте, а оставшиеся 50% будут предложены иностранным партнерам.
Инвестиционный климат
Внешнее измерение новой энергостратегии страны направлено на создание    для иностранных инвесторов льготных условий. По замыслу, либерализация энергетического сектора призвана привлечь в него дополнительные инвестиции и технологии, прежде всего зарубежные. Тогдашний министр нефти и газа Индии Мани Шанкар Айяр призвал зарубежные компании активно включаться в разработку индийских месторождений углеводородного сырья, отметив, что в стране имеются большие запасы нефти и газа, которые еще предстоит освоить. «С этой точки зрения Бенгальский залив можно назвать азиатским Северным морем», — сказал он.
В привлечении иностранных инвесторов упор делается на переработку сырья и маркетинг нефтепродуктов, которые, по расчетам, с экономической точки зрения являются крайне привлекательными для инвесторов. Прежде всего, за счет высоких темпов и значительного потенциала роста потребностей населения, транспорта и промышленности страны в продукции перерабатывающих предприятий.
Индийский рынок может представлять также интерес для компаний, специализирующихся на создании транспортной инфраструктуры (в первую очередь на строительстве трубопроводов). На сегодня большинство импортных терминалов, так же как и нефтеперерабатывающих заводов, располагаются вдоль протяженной береговой линии Индии, поэтому транспортировка нефтепродуктов во внутренние районы страны представляет собой достаточно сложную проблему — около 40% от их общего объема перевозится по железным дорогам, что значительно увеличивает затраты. Поэтому индийское правительство вынуждено идти на привлечение инвестиций с целью увеличения пропускной способности существующих и строительства новых трубопроводных систем.
Поиск внешних
источников сырья
Решать проблему обеспечения энергетической безопасности страны Дели намерен решать за счет увеличения инвестиций в разработку зарубежной нефти и повышения уровня самостоятельной разработки зарубежной нефти. Так, с 2001 года ONGC инвестировала $750 млн. в проект в Судане, $600 млн. в разработки в Анголе. К 2010 году компания планирует добывать за рубежом 20 млн. т нефти против 4 млн. т в настоящее время. Индийское правительство подписало с Ираном соглашение стоимостью в $40 млрд. об импортных поставках сжиженного природного газа и совместной разработке трех иранских нефтяных месторождений. Крупнейшее в стране нефтеперерабатывающее предприятие Indian Oil в скором времени начнет строительство завода по переработке сжиженного природного газа совместно с компанией Petropars, добывающим подразделением иранского гиганта National Iranian Oil, которое способно добывать приблизительно 9 млн. т нефти в год.
Индийская государственная компания GAIL India в течение 25 лет обязуется поставить из Ирана 7,5 млн. т сжиженного пригодного газа. А компания ONGC намерена приобрести 20 % иранского нефтяного месторождения Ядаваран.
Индия, импортировавшая в 2006 г. порядка 8 млрд. куб. м газа в виде СПГ, изначально стала ориентироваться на создание максимально диверсифицированного круга импортеров газа из разных регионов мира. Если в 2004 г. Индия импортировала СПГ только из Катара, то уже на следующий год число импортеров увеличилось до трех, а в 2006 г. достигло восьми, представляющих сразу три района мировой добычи газа — Персидский залив, Северную Африку и Юго-Восточную Азию.
Ободренный успехами в диверсификации импорта СПГ, Дели значительно активизировал дипломатию в интересах поиска новых каналов импорта нефти. А программа развития собственных нефтеперерабатывающих мощностей должна превратить Индию в крупнейшего экспортера нефтепродуктов в Южной Азии.
Сегодня Индия импортирует сырую нефть в основном из Саудовской Аравии, Кувейта, Ирана, Ирака, ОАЭ и Малайзии. Меньшие объемы поступают в страну из Северного моря, Западной Африки, Алжира, Египта, Индонезии и Австралии.
Параметры интереса к российскому ТЭКу
В сентябре 2004 г.  начала формироваться «нефтяная стратегия» Индии. В общих чертах ее основой стали две внешнеполитических задачи:
- обеспечение ценовой стабильности за счет создания «единого азиатского рынка» нефтепродуктов и передачи усовершенствованных технологий нефтедобычи и нефтепереработки;
-  координация политики в отношении других государств, регионов, группировок на базе взаимных поставок углеводородов и обмена технологиями.
В рамках данной стратегии одной из наиболее перспективных стран, с помощью которых Индия намерена решить проблему обеспечения своей энергетической безопасности, является Россия. «Если во второй половине прошлого столетия в условиях становления Индии как независимого государства Россия внесла свой вклад в сохранение нашей территориальной целостности, то теперь Россия выступает гарантом нашей энергетической независимости», — заявил тогдашний министр нефти и газа Индии Мани Шанкар Айяр..
Расширять с Дели сотрудничество в сфере добычи и поставки углеводородов готова и Москва. Устойчивость экономики и масштабность планов развития энергетического сектора делают Индию достаточно привлекательным партнером для России. Более того, Индия по сравнению с Ближним Востоком и Северной Африкой — регионов с низкой себестоимостью добычи и высоким уровнем политических рисков, — предлагает более дорогие проекты и гарантии цивилизованного подхода к экономическому сотрудничеству.
Как отметил в ходе декабрьского (2004 г.) визита в Дели Президент РФ Владимир Путин, укрепление энергетического партнерства России и Индии выгодно экономикам обеих стран. «Россия как давний и проверенный партнер Индии готова внести свой вклад в обеспечение энергетической стабильности крепнущей индийской экономики, в развитие ее топливно-энергетического комплекса», — заявил Владимир Путин. По его словам, российские компании придут в Индию с передовыми технологиями повышения продуктивности нефтяных скважин, реанимации старых, «простаивающих» нефтяных полей и освоения месторождений, содержащих трудноизвлекаемую нефть. «То есть для выполнения именно тех производственных задач, которые представляют для Индии особый интерес», — подчеркнул российский лидер.
Российские компании ГП РВО «Зарубежнефть», ОАО «Стройтрансгаз», ЗАО ВТК «Нефтегазэкспорт», «Тюменьнефтегеофизика» уже имеют опыт работы в Индии и готовы оказывать содействие в разработке ее нефтяных и газовых месторождений. Так, РВО «Зарубежнефть» в рамках сотрудничества с госкомпанией ONGC подписала и реализует контракт на работы по бурению на месторождениях в индийском штате Ассам и осуществляет поставки запчастей к агрегатам для капитального ремонта скважин. По словам президента ONGC С. Рахи, сотрудничество с российской компанией позволит индийской стороне сэкономить огромные средства, увеличив при этом ежегодную добычу нефти на 150 тыс. тонн. Нынешняя добыча составляет 1 млн. 850 тыс. тонн.
Газпром ведет разведочные работы на нефтегазоносном блоке i26 в Бенгальском заливе, которые только в этом году обойдутся российской монополии в $18 млн.. А дочернее предприятие Газпрома — Стройтрансгаз — в составе консорциума с Essar Constructions и Indian Oil Corp. в феврале 2003 года подписало контракт с компанией Gujarat State Petronet на строительство газопровода Барода — Ахмадабад. Еще Стройтрансгаз совместно с Indian Oil создали консорциум для строительства нефтепровода от границ Ирака по территории Иордании протяженностью около 300 км.
Между компанией ЛУКОЙЛ и Индийской нефтяной корпорацией (IOC) еще в декабре 1998 года было подписано соглашение, предусматривающее долгосрочные поставки в эту страну нефти и нефтепродуктов в объеме 15 млн. т в год.
Кроме геологоразведки и строительства трубопроводов российским компаниям удалось занять еще одну нишу — сервисные работы на месторождениях. ОАО «Объединенные машиностроительные заводы» продолжает с декабря 2003 года поставлять компании ONGC мобильные буровые установки. При этом программа развития ONGC на ближайшие годы предусматривает затраты на перестройку работы месторождений и модернизацию буровых установок в размере $400 млн.
Индия готова заплатить астрономическую сумму за право добывать нефть и газ в России. В 2005 г. индийская сторона предложила вложить $25 млрд. в российскую нефтянку, купив доли в Юганскнефтегазе, «Северной нефти» и сахалинских проектах. Тогдашний глава индийского министерства нефти и газа Мани Шанкар Айар 21 февраля 2005 г. лично приезжал в Москву, чтобы обсудить проблему с российскими чиновниками и бизнесменами. Сумма, действительно, выглядит несколько колоссальной, хотя, судя по всему, речь идет об инвестиционной программе, рассчитанной на 15-20 лет.
Индийская нефтегазовая компания ONGC рассматривает возможность участия в освоении Ковыктинского газоконденсатного месторождения. По данным компании «Русиа Петролеум», Индия готова вложить в этот проект около  $6,5 млрд.
Ковыктинское месторождение — уже третий российский проект, интерес к которому проявила индийская ONGC. ONGC также вела переговоры с Роснефтью о совместном освоении Ванкорского месторождения, проектах на Каспии и «Сахалине-3″.
«Дочка» государственной ONGC.  — «ONGC Videsh Ltd» имеет 20-процентную долю в проекте «Сахалин-1″. Индийская корпорация уже вложила в проект 1,7 млрд. долларов, и это будет самое крупное ее капиталовложение за рубежом. В конечном итоге «Сахалин-1″ будет давать 2,3 млрд. баррелей нефти, а также 17,3 трлн. кубометров природного газа. К добыче нефти партнеры приступили в 2006 г.
Индия также намеревается инвестировать в проект «Сахалин-3″, который, согласно оценкам, имеет запасы нефти в размере 4,6 млрд. баррелей и запасы природного газа в размере 770 млрд. куб. м. Партнеры планируют подать совместную заявку на аукцион по четырем лицензионным блокам — Восточно-Одоптинскому, Аяшскому, Венинскому и Южно-Киринскому.  Индия также хотела бы инвестировать в совместный российско-казахский проект освоения нефтегазового месторождения Курмангазы в Каспийском море. Во время визита в Индию президента В. Путина в декабре 2005 г. две страны подписали Меморандум о взаимопонимании относительно совместной разведки и распределения природного газа Каспийского бассейна, а также строительства в Индии подземных резервуаров для хранения природного газа.
По итогам январского (2007 г.) визита российского президента В. Путина в Индию российская государственная Роснефть и индийская ONGC объявили о подписании общего меморандума о расширении сотрудничества. Как говорится в официальном сообщении российской компании, решающим фактором стал положительный опыт сотрудничества в рамках проекта «Сахалин-1″.
В феврале 2007 г. индийская компания сообщила, что Газпром пригласил ее к участию в восьми российских проектах, в том числе в нефтегазовых, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. ONGC уточнила, что в свою очередь расширила предложение на участие российской компании в интегрированных нефтехимических, электроэнергетических и СПГ — проектах. Таким образом, приглашение ONGC к участию в российских проектах является ответным реверансом индийским партнерам, заинтересованным в получении доступа к российскому углеводородному сырью.
На сегодняшний день ONGC становится одним из главных азиатских партнеров Газпрома и Роснефти. Для обеих российских компаний интерес представляет, прежде всего, сама Индия — ее перспективный и быстрорастущий рынок нефти и газа, разведка и добыча углеводородов на шельфе Индийского океана, крупные газотранспортные проекты, в том числе строительство газопровода Иран — Пакистан — Индия.
В феврале 2008 г. российская компания «Итера» и индийская газовая компания GAIL Ltd. подписали меморандум о взаимопонимании относительно сотрудничества в сфере разведки и добычи сырья на территории России и стран СНГ, о перспективах сотрудничества в сфере производства сжатого природного газа (CNG), а также возможности строительства нефтехимических предприятий в России.
В сентябре 2007 г. появилась информация о том, что индийские нефтяные компании Reliance Industries и GAIL рассматривают возможность строительства в России нефтеперерабатывающих мощностей.
Достаточно медленное развитие событий в нефтегазовом сотрудничестве двух стран породило в экспертной среде мнение о том, что в обмен на политическую лояльность и расширение партнерства в военно-технической сфере Индия требует у России долю в нефтегазовых проектах. В частности, Дели стремится увязать подписание масштабных российско-индийских военных контрактов с привлечением корпорации ONGC в проект «Сахалин-3″ и в разработку Ванкорского месторождения. Надо заметить, что шансы индийской компании высоки, и что Роснефть будет работать с теми, кого в Кремле считают стратегическими партнерами. Тем более что очередной шаг навстречу ONGC позволил бы вернуть баланс в нефтяном сотрудничестве с Индией и Китаем после создания СП «Роснефти» с китайской Sinopec. Ранее это СП получило разрешение на освоение небольшого участка в рамках «Сахалина-3″ и приступило к разведочному бурению одного из блоков.
Нельзя сказать, что между участием индийских компаний в разработке российских нефтяных месторождений и военно-техническим сотрудничеством двух стран не существует взаимосвязи. Именно вице-премьер и тогдашний министр обороны России С.  Иванов в ходе визита в Дели в январе 2007 г. заявил: «Мы заинтересованы в участии индийского капитала в реализации проекта «Сахалин-3″ и в освоении Ванкорского месторождения в Красноярском крае». Притом, что его главной задачей как министра обороны было обсуждение перспектив российско-индийского военного сотрудничества.
И хотя по итогам прошлогодних январских переговоров с руководством России индийцам не удалось реализовать планы по участию в проекте «Сахалин-3″, но был достигнут ряд принципиальных договоренностей с компанией «Роснефть». Сотрудничество предполагается расширить как в России, так и в третьих странах. Согласно договоренностям, Роснефть и ONGC изучат возможности для совместного участия в проектах по геологоразведке, добыче, транспортировке, экспорту, а также в аукционах по приобретению активов и компаний в России, Индии и третьих странах. Роснефть и ONGC также договорились провести совместное изучение возможностей участия в проектах по нефтепереработке и розничному маркетингу на территории Индии.
В ходе своего февральского (2008 г.) визита в Дели премьер-министр РФ В.Зубков уверял индийскую сторону в том, что российско-индийские проекты в нефтегазовой отрасли для нас приоритетны. В 2006 г. Индия начала получать нефть с сахалинского шельфа: уже отправлено 28 танкеров, или 2,5 млн. т. А в самом конце февраля 2008 г. ONGC Videsh выставила на свободный мировой нефтяной рынок партию российской нефти сорта Sokol с месторождения «Сахалин-1″ в объеме 700 тыс. баррелей. При этом индийская компания имеет долгосрочную стратегию по превращению российского сорта Sokol в эталон для товарных бирж Юго-Восточной Азии и Индостана.Как отмечают сегодня трейдеры Лондонской нефтяной биржи, сорт Sokol быстро укрепляет свои позиции в качестве одного из «элитных». Это происходит на фоне быстрого истощения нефтяных месторождений в Северном море, где добывается нефть, составляющая знаменитый сорт Brent.
На проект «Сахалин-1″, в котором доля индийской нефтегазовой корпорации ONGC составляет 20%, здесь делается большая ставка, так как в перспективе Индия намерена стать великой транзитной страной, использующей сырье из Ирана и России. Планы амбициозны, о чем говорит хотя бы намерение индийского правительства построить на своей территории 16 тыс. км нефтегазопроводов.
Попытки индийского правительства привлечь инвесторов в сферу маркетинга и сбыта нефтепродуктов могут представить интерес для российских сбытовых компаний. Как уже отмечалось, создание государственной системы сбыта предусматривает сооружение целой сети внутренних продуктопроводов, что, в свою очередь подразумевает участие как инвесторов и строителей, так и производителей  труб и соответствующего оборудования.
И в этом плане не менее интересен еще один проект сотрудничества России и Индии в энергетической сфере. Речь идет о наиболее масштабном и политизированном проекте в сфере нефтегазового строительства — газопроводе Иран-Пакистан-Индия (стоимость $7 млрд.).
Газпром неоднократно заявлял, что готов участвовать в проекте и как заказчик ТЭО, и как инвестор. Начало строительства было запланировано на середину этого года, однако заключению конкретных договоренностей мешают как политические трения между Ираном и Пакистаном, так и коммерческие соображения. Недавно переговоры между странами-участниками продвинулись: Индия согласилась закупать дополнительные объемы сжиженного природного газа в Иране по более высокой цене. Очевидно, Россия готова прилагать политические усилия к реализации проекта. В прошлом году во время пребывания в Дели и российский президент и вице-премьер С. Иванов отмечали интерес российской стороны к участию в этом проекте. А С. Иванов прямо заявил: «Мы возлагаем большие надежды на стратегическое партнерство между Газпромом и GAIL, включая строительство газопровода Иран-Пакистан-Индия».
– Безусловно, перспективным направлением сотрудничества с индийскими компаниями может стать (и уже стала) сфера сервисных работ. Прежде всего, индийцы заинтересованы в разработке своих шельфовых месторождений. Участие российских сервисных компаний может быть интересно не только с коммерческой точки зрения, но и в плане освоения новых технологий и методов. А это весьма важно для реализации недавно принятой программы  разработки северных шельфовых месторождений России.
– Рост потребления, политика создания резервов и планы по расширению перерабатывающих мощностей превращают Индию в один из наиболее крупных и перспективных рынков сбыта российских углеводородов. Здесь необходим поиск новых, возможно, нетрадиционных способов и маршрутов доставки (например, через Китай). Ясно, однако, что вне зависимости от ценовой ситуации индийский рынок более прибылен, чем традиционные рынки российских поставщиков.
– Попытки индийского правительства привлечь инвесторов в сферу маркетинга и сбыта нефтепродуктов могут представить интерес для российских компаний. Как уже отмечалось, создание государственной системы сбыта предусматривает сооружение целой сети внутренних продуктопроводов, что, в свою очередь подразумевает участие как инвесторов и строителей, так и производителей  труб и соответствующего оборудования.
Нет сомнения, что огромные перспективы имеет сотрудничество двух стран в сфере атомной энергетики. С участием России в Куданкуламе уже идет строительство двух реакторов. Теперь речь идет о том, чтобы дополнить проект еще четырьмя энергоблоками. В принципе Дели дал на него добро. Однако по ряду политических причин соглашение о начале строительства блоков №№ 3-6 так и не было подписано в ходе визита в Россию премьер-министра Индии Манмохана Сингха в ноябре 2007 г.
В ходе визита российской делегации во главе с премьер-министром РФ В. Зубковым в феврале с.г. помимо нефтегазовых проектов обсуждалась и проблема совместной эксплуатации мирного атома. Как сообщил вицепремьер России А. Жуков, удалось парафировать соглашение о строительстве четырех новых блоков АЭС «Куданкулам». Россияне не смогли подписать соглашение, потому что на сегодняшний день действует мировое эмбарго на сотрудничество с Индией в атомной сфере ввиду проведенных этой страной несанкционированных ядерных испытаний. Однако, по словам А. Жукова, Россия надеется в будущем расширить сотрудничество в данной сфере с Дели и довести количество энергоблоков до десяти. В сотрудничестве с Индией важную роль может сыграть не только ресурсное богатство России, но и ее научно-технический потенциал в сфере технологий, в т.ч., ядерных.
– Надо отметить, что перенос на неопределенный срок подписания ключевого на сегодня соглашения о российском участии в строительстве новых АЭС в Индии создает крайне негативный политический фон, порождая утверждения о «похолодании» в российско-индийских отношениях.
Геополитический контекст
До сих пор альянс Москва — Пекин — Дели не воспринимался серьезно, но он постепенно выстраивается. Россия, Индия и Китай, безусловно, имеют общие интересы в борьбе против терроризма, в продвижении идеи многополюсного мира и уважения принципов государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела (касающиеся сепаратистских движений в Чечне, Кашмире и на Тайване, соответственно).
На сегодня Индия и Китай подготовили соглашение о 3500 километрах совместной границы в Гималаях. Товарооборот Индии и Китая ежегодно удваивается. Китай уже стал для Индии вторым партнером по объему экспортно-импортных операций.
В настоящий момент к списку общих интересов может быть добавлен энергетический сектор. Индия и Китай уже сотрудничают в освоении нефтяного месторождения Яхаваран (Yahavaran) в Иране, а ведущая индийская государственная газовая компания «Gas Authority of India Limited» (G.A.I.L.) приобрела 10% акций в китайской управляющей компании «China Gas Holdings». В декабре 2004 г. года, во время встречи В. Путина в Нью-Дели с индийским премьер-министром Манмоханом Сингхом, было опубликовано совместное заявление, которое включало предложение усилить сотрудничество с Китаем, констатируя, что «стороны выражают свое убеждение в необходимости последовательного расширения трехстороннего сотрудничества, которое ведет также к социально-экономическому развитию всех трех стран».
Сегодня Китай активно предлагает себя в качестве транзитной страны. Имеется в виду как создание нефтепровода, связывающего Россию, Казахстан и Индию через Каракорум, так и вариант «подмены» российского сырья на китайское с Таримского месторождения, расположенного близко к границе с Индией. Такого рода маршруты требуют очень серьезной проработки. Однако решимость Индии и Китая обеспечить собственное снабжение нефтью может привести к их реализации. И в этом случае участие России желательно.
Как сообщала в начале 2005 г. газета «Чжунго  шихуа бао» (орган китайской нефтехимической корпорации Sinopec),  китайские специалисты предложили  новый вариант поставки российской  нефти  — строительство нефтепровода Роcсия — Китай — Индия. «Исследовательская группа китайских специалистов предложила правительствам Китая, России и Индии вариант строительства нефтепровода из России  в  Индию  через территорию Китая. В этом проекте 2000-2500 км трубы проходило  бы  по территории Китая, 700 км — по территории России, 300 км — по территории Индии. Индия  в  настоящее  время  горячо поддерживает  эту идею. Однако Россия, исходя из геополитических и других соображений, не может сразу согласиться на реализацию такого проекта».
Пока российская сторона ограничивалась общими фразами о расширении сотрудничества с Индией, несмотря на обещание Дели вложить в российскую энергетическую область десятки миллиардов долларов. В то же время, понятно, что уступки и индийцам, и китайцам в плане допуска к российским энергоресурсам неизбежны. Особенно с учетом взаимосвязи между участием индийских компаний в разработке российских нефтяных месторождений и военно-техническим сотрудничеством двух стран.
По свидетельству прессы, высокопоставленный чиновник из администрации президента в свое время обещал, что Россия будет договариваться о сотрудничестве с обеими странами. «Мы не можем игнорировать Индию или Китай. Оба партнера нам одинаково важны», — пояснял он, напоминая, что на каждую из этих стран приходится по 40% продаж вооружений из России.1
В то же время, нельзя не отметить и фундаментальных проблем,  препятствующих формированию трехстороннего альянса, который президент Путин не раз называл базой для «дуги стабильности» в Азии. Подразумевается, что альянс способен положить начало возрождению многополюсного мира, исчезнувшего с окончанием холодной войны. Однако строительство такого союза отнюдь не обречено на успех.
Во-первых, несмотря на очевидное потепление последнего времени, Китай и Индию трудно назвать близкими союзниками. В обеих странах происходит быстрый экономический рост, и в обозримой перспективе неизбежна конкуренция между ними сначала на азиатском, а потом и на мировом рынке. Пример тому — победа китайцев в конкуренции за газовые ресурсы Бирмы. В марте 2007 г. было объявлено, что Мьянма решила продавать газ со своих западных морских месторождений Китаю, а не Индии.
Кроме того, основным партнером для Китая (который в 2007 году стал второй державой мира по объему внешней торговли) остаются Соединенные Штаты (на них приходится около 40% внешнеторгового оборота КНР), а для Индии — Европейский союз (четверть внешнеторгового оборота). Роль же России, обеспечивающей соответственно 2,1% и 1,1% товарооборота Китая и Индии, вряд ли станет для них критически важной в обозримом будущем.
Во-вторых, многое изменилось с тех пор, когда Китай, а позднее Индия, воспринимались в Советском Союзе как потенциальные союзники, реципиенты советской помощи или импортеры продукции машиностроительного комплекса. Сегодня чуть ли единственным несырьевым товаром, поставляемым Россией этим странам, является оружие. И Индия и Китай часто прибегают к заявлениям о стратегическом партнерстве с Россией. И в то же время, в ходе последних визитов российских руководителей  в Индию часто звучит мнение о том, что отношения Индии т Россией больше не носят особого характера.
***
Энергетическое сотрудничество двух стран имеет два важнейших компонента — исторические традиции и политическую волю руководства к поступательному развитию. Вполне очевидно, что коммерческая реализация проектов — вопрос времени и работы.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх