Китайский фактор и модернизация инфраструктуры в России

Александр Салицкий


Перспективы сохранения высоких темпов экономического роста и внешней торговли в КНР.Анализ длительных тенденций развития Китая, его международной конкурентоспособности, инвестиционного потенциала, состояния финансовой системы и платежного баланса, а также стратегических установок, принятых в 2007 г., позволяют с уверенностью предполагать сохранение высоких темпов экономического роста в краткосрочной перспективе (2008-2009 гг.) и повышенных (около 7-8%) — вплоть до 2015 г.
Менее определенными в связи с возможным снижением темпов роста и даже спадом в экономике развитых стран выглядят возможности поддержания высокой динамики внешнеэкономических связей, достигнутых Китаем в середине нынешнего десятилетия.
В последнее десятилетие экономика Китая не очень чувствительна к спадам и кризисам в мировой торговле. Решающими в хозяйственной динамике остаются внутренние факторы. К ним, в первую очередь, следует отнести очень высокий уровень инвестиций. Норма накопления (показатель, очень тесно связанный с темпами экономического роста) в Китае существенно выше, чем в других странах Азии. Высокий инвестиционный «тонус» китайской экономики опирается на столь же высокую норму сбережений, как правило, превосходящую на 2-3% норму накопления. Финансирование инвестиций облегчается относительно невысокой процентной ставкой по кредитам (6.5% годовых). Фондовый рынок играет вспомогательную роль в инвестиционном процессе, его колебания практически не отражаются на реальной экономике. Ежегодный прирост инвестиций в КНР в последние два года превышал 20%, примерно на этом же уровне, как ожидается, этот показатель сохранится и в 2008 г.
В 2006-2007 гг. в экономике КНР появились некоторые симптомы «перегрева», в частности, в 2007 г. отмечено существенное повышение инфляции. Индекс потребительских цен в годовом исчислении составил 4.8% против 1.5% в 2006 г., 1.8% в 2005 г. и 3.9% в 2004 г.1 В основном рост цен обусловлен удорожанием сельскохозяйственной продукции на международном и внутреннем рынке. В связи с усилением инфляции на декабрьском совещании Госсовета и ЦК КПК по хозяйственным вопросам (2007 г.) провозглашен переход к жесткой кредитно-денежной политике. Вследствие ужесточения монетарной политики в 2008 г. ожидается снижение темпов роста ВВП до 10.2%, индекс потребительских цен планируется удержать в пределах 4.4%.
Активная и квалифицированная государственная экономическая политика является важнейшим фактором динамичного и стабильного роста. В отчетном докладе ЦК XVII съезду КПК (октябрь 2007 г.) подтверждена стратегическая установка на сочетание социализма и реформ или, иначе говоря, государственного регулирования и рынка, социальной справедливости и экономической эффективности. Нынешний генеральный секретарь в ряде формулировок дал понять, что ведущим элементом в системе «социализм-рынок» является первый. Это принципиально важное уточнение.
Подчеркнем, что государственное регулирование рынков в Китае выступает в нынешней ситуации гарантией низкой уязвимости экономики от возможных потрясений на глобальных финансовых рынках. Национальная валюта (жэньминьби, или юань) остается неконвертируемой по большинству счетов движения капитала. Специализированная банковская система ограничивает образование «экономики мыльного пузыря». Ограничиваются государством и спекулятивные тенденции в секторе недвижимости, а также нелегальный приток денег в китайскую финансовую систему.2
Макроэкономическая задача на грядущее пятилетие сформулирована в докладе Ху Цзиньтао предельно четко: повышать долю потребления населения в ВВП. Решение этой задачи потребует и существенных сдвигов в психологии населения, и куда более энергичной социальной политики в нынешней и двенадцатой пятилетках.
В 2006 г. рост реальных доходов крестьян и горожан в КНР составил, соответственно, 7.4% и 10.4%. В 2007 г. (отчасти из-за роста цен на сельскохозяйственную продукцию) весьма существенно возросли доходы сельского населения. В реальном выражении прирост составил 14.8%. Доходы горожан увеличились на 13.2%.
Важно отметить, что расширение внутреннего спроса в качестве главной цели в какой-то мере было противопоставлено в докладе Ху Цзиньтао на XVII съезде практиковавшейся ранее опоре на рост внутренних капиталовложений, экспорта и привлечение иностранных инвестиций. Это вполне назревший переход. Мартовская (2007 г.) сессия ВСНП уравняла налоги на иностранных и местных производителей. Ранее зарубежные инвесторы пользовались льготами. Конечно, в Китае не отказываются от внешнеэкономической экспансии и привлечения иностранного капитала. Однако теперь, во-первых, в экспортной политике акцент делается на качественные характеристики (в том числе продвижение на мировой рынок собственных торговых марок и транснациональных компаний, а также экспорт услуг), а во-вторых, в докладе Ху Цзиньтао выдвинута задача постепенного достижения сбалансированности внешних платежей.
Китай продолжит ревальвацию национальной валюты3 и будет осуществлять очень постепенный переход к ее обратимости по счетам движения капитала. Очевидно и то, что валютные резервы страны (превысившие в конце 2007 г. 1.5 трлн. долл. — для их разумной утилизации в сентябре 2007 г. учреждена специальная госкорпорация с собственным капиталом в 200 млрд. долл.) оцениваются как чрезмерные и затрудняющие, помимо прочего, нормальную работу международной финансовой системы. В докладе Ху Цзиньтао было отмечено, что возросшая роль Китая в мировой экономике требует стимулирования «открытости для самих себя и открытости для внешнего мира».
Внешнеэкономическую мощь современного Китая также предполагается постепенно трансформировать в инновационное, экологически опрятное хозяйство. На этом пути достигнуты обнадеживающие, но пока не удовлетворяющие руководство страны результаты, в частности, в 2006 г. впервые за несколько лет немного понизилась (на 1.3%) удельная энергоемкость производства. В 2007 г. она снизилась еще на 2.8%, что уже ближе к плановым показателям.4 Колоссальными темпами растут закупки энергосберегающих и других передовых технологий, а также инвестиции в науку. В 2006-2007 гг. введены новые ограничения на экспорт энергоемких товаров и сырья.
Весьма благоприятно выглядит финансовое положение страны. Государственные доходы в последние несколько лет росли темпами, намного опережавшими увеличение ВВП. В частности, в 2007 г. почти на 30% по сравнению с предыдущим годом увеличились доходы от индивидуального подоходного налога, более чем на 24% — таможенные поступления, в несколько раз — сумма гербового сбора по сделкам с ценными бумагами.5
Высокие темпы экономического роста КНР в последние годы главным образом опирались на развитие промышленности, в том числе ускоренный прогресс тяжелой индустрии (эта тенденция сохранилась и в 2007 г.). Продолжение индустриализации — вплоть до 2020 г. — заложено и в стратегические установки. Важно, опять-таки, заметить, что в гигантском китайском хозяйстве целенаправленное формирование комплексной промышленной системы опирается в основном на внутренние факторы. Комплексное развитие удается совмещать с реализацией сравнительных преимуществ страны на мировом рынке, причем отнюдь не только в трудоемких отраслях.
Понятно, что будущие темпы промышленного роста в КНР окажут очень значительное воздействие на мировые товарные и сырьевые рынки.
В некоторых странах Азии (особенно в Японии и ряде НИС первой волны) после завершения фазы бурной индустриализации начинался процесс сервисизации экономики (увеличение доли сферы услуг в ВВП), по схожему сценарию может пойти и экономическое развитие Китая. В этой стране почти половина ВВП приходится на промышленность (включая строительство) и менее 40% — на сферу услуг. Подобный переход, как правило, ведет к постепенному, растянутому на несколько лет, снижению темпов ежегодного прироста ВВП — на 2-4%. Куда более глубоким при неблагоприятных внешних обстоятельствах может оказаться падение темпов роста экспорта.
Дальнейшее усиление КНР как ведущей промышленной державы мира может, конечно, вызвать усиление протекционизма в других странах, спады и кризисы. Это, в свою очередь, ускорит сервисизацию китайского хозяйства, возможно, затормозит, но вряд ли серьезно подорвет экономическую динамику в Китае. Она, повторим, главным образом опирается на внутренние факторы.
Пока, впрочем, опережающий рост промышленности в КНР сохраняется. В 2007 г. (первые три квартала) прирост промышленного производства составил 13.5% против 11.0% в сфере услуг.
На XVII съезде КПК была несколько повышена планка долгосрочной экономической цели — учетверения ВВП (за 2001-2020 гг.): этот ориентир утвержден съездом уже в качестве среднедушевого показателя. Несмотря на амбициозность цели, китайская экономика ее, по-видимому, достигнет.
Определенное позитивное воздействие на темпы промышленного роста в Китае может оказать возобновившаяся модернизация в странах ШОС, восстановление и развитие в них транспортной инфраструктуры и энергетики. Масштабное экономическое сотрудничество России, Китая и стран Центральной Азии имеет в этом смысле прочную долгосрочную основу.
Товарная структура внешней торговли КНР и ее динамика
Динамика внешней торговли Китая за последние несколько лет подтверждает тезис о растущей комплексности или системности экономики этой страны. Значительное и устойчивое превосходство в 2005-2007 гг. темпов роста экспорта по сравнению с аналогичным показателем для импорта (в котором, заметим, росла доля быстро дорожавших энергоносителей) свидетельствует о трех важных обстоятельствах.
Во-первых, хозяйство Китая обладает очень высокой конкурентоспособностью. Она базируется не только на ценовых, но и системных факторах, поскольку, как известно, с июля 2005 г. курс жэньминьби по отношению к доллару повышался. Принимались в КНР в этот период и разнообразные меры ограничения экспорта.
Во-вторых, можно предположить, что китайские экспортеры промышленной продукции (в том числе и предприятия с участием иностранного капитала) в растущей мере используют местные компоненты и технологии. Это косвенно подтверждается данными о некотором снижении в китайском экспорте в 2005-2007 гг. доли предприятий, занимающихся операциями на давальческой основе («цзягун маои»6), т.е. изготовлением экспортных товаров из импортного сырья, полуфабрикатов, узлов и деталей.
В-третьих, дальнейшая интеграция внутреннего рынка (в том числе в результате ввода в строй крупнейших в мире инфраструктурных объектов), а также окончательная либерализация доступа на него зарубежных производителей товаров и услуг (в рамках обязательств, принятых при вступлении в ВТО в 2001 г.) не ведут к ослаблению позиций местных производителей.
Среднемесячный объем экспорта КНР в первом квартале 2007 г. составлял 84 млрд. долл. В четвертом квартале года этот индикатор вырос до 114 млрд. долл.7 Помесячная динамика импорта была выше во второй половине 2007 г. С 69 млрд. долл. в месяц в первом квартале усредненный показатель вырос почти до 88 млрд. долл. в четвертом квартале.8 Активное сальдо торговли увеличилось с 16 млрд. долл. в январе почти до 27 млрд. долл. в декабре 2007 г.9 За год активное сальдо по внешнеторговым операциям составило более 260 млрд. долл.10
Увеличение активного сальдо внешней торговли КНР продолжится и в 2008 г.; как ожидается, оно достигнет 330 млрд. долл.
Ведущей тенденцией структурных изменений в китайском экспорте является повышение качества и технического уровня вывозимой продукции. Обращает на себя внимание существенное ускорение экспорта из Китая на мировой рынок продукции высоких и новейших технологий. Если еще в 2002 г. импорт по этой агрегированной статье превосходил экспорт, то в 2007 г. картина стала противоположной. Актив же в торговле изделиями машиностроительной и электронной промышленности в 2007 г. превысил 200 млрд. долл. Налицо превращение КНР в одну из ведущих научно-технических держав, крупного экспортера технологий. О колоссальном внедренческом потенциале этой страны говорит простой факт: только за полгода (2007 г.) КНР приобрела зарубежных патентов и лицензий почти на 4 млрд. долл.11
Развернутых комментариев требуют данные о товарной структуре китайского экспорта.
В 1985-1995 гг. Китай еще только начинал масштабное сотрудничество с иностранным предпринимательским капиталом и вплоть до 1993 г. оставался нетто-экспортером нефти. В последние пять лет (2003-2007 гг.), когда экспорт КНР вырос в два с половиной раза, заметным сдвигом в его структуре было дальнейшее снижение доли сырьевой продукции (при сохранении роста вывоза в абсолютном выражении, в том числе продовольствия).
При сравнении долгосрочных трендов в структуре экспорта и импорта КНР возникает закономерное предположение о возможном переходе этой страны в будущем в число нетто-импортеров продовольствия (в 2007 г. внешняя торговля по этой товарной группе оказалась сбалансированной, ранее наблюдался актив у КНР).
Заметным явлением последних лет стал рост импорта в Китай некоторых потребительских товаров, особенно «престижных» марок, связанный со спросом состоятельной прослойки населения. В то же время сокращается ввоз алюминия, стали и проката.
С ростом благосостояния населения быстро растут расходы китайских туристов за рубежом. За полгода (2007) они составили 14.6 млрд. долл. и приблизились к доходам КНР от иностранного туризма (17.9 млрд. долл.).12
Отметим также несколько неожиданное появление КНР в качестве крупного экспортера на ряде товарных рынков, где эта страна традиционно была импортером. Это, в частности, черные металлы. За одиннадцать месяцев 2007 г. вывоз стали и проката из КНР составил 57.9 млн. т — на 54.5% больше, чем за аналогичный период 2006 г. Среди других крупных статей, экспорт которых в 2007 г. был особенно динамичным, упомянем кукурузу (прирост физического объема вывоза 85.3%), контейнеры (43.7%), автомобили (68.5%), суда (свыше 50%). В импорте особенно быстро нарастал физический объем ввоза растительного масла (прирост — 28.9%), меди (38.7%), автомобилей (37.5%).
Порты КНР обрабатывают свыше 1.5 млрд. т внешнеторговых грузов в год. Во внешних грузопотоках в 2007 г. (одиннадцать месяцев) наибольший вес в физическом выражении занимал импорт железной руды (почти 350 млн. т), нефти (150 млн. т) и нефтепродуктов (31 млн. т), а также ввоз соевых бобов (28 млн. т). В экспорте наиболее «весомыми» позициями были каменный уголь (47 млн. т) и нефтепродукты (14 млн. т). Среди других крупных по физическому объему статей — пластмассы и сырье для их производства, удобрения, древесина (более 40 млн. куб. м).
Топливно-энергетический комплекс Китая опирался в 2000-2007 гг. главным образом на быстро растущую угледобычу; импорт энергоресурсов, прежде всего нефти, увеличивался темпами менее высокими, чем ВВП. Основными поставщиками нефти в КНР в 2007 г. были Саудовская Аравия, Ангола, Иран и Россия. В среднесрочной и долгосрочной перспективе ожидается существенное расширение поставок углеводородного топлива из-за рубежа, ускоренная газификация страны, к 2020 г. намечено построить 30 АЭС. Масштабное производство этанола считается в КНР не соответствующим условиям страны.13
В географическом распределении китайского экспорта при грубой разбивке в последние годы заметна тенденция к увеличению доли европейских, африканских и латиноамериканских рынков. Импорт КНР в куда большей степени, чем экспорт, ориентирован на Азию.
В 2007 г. наблюдалось существенное увеличение внешней торговли Китая с Ираном, Афганистаном, Бирмой, Бутаном, Вьетнамом, Кипром и Кувейтом. Аналогичная тенденция распространилась на китайскую торговлю с Ливаном, Непалом, Турцией, ОАЭ, Сирией и Израилем, а также странами ШОС (за исключением Узбекистана) и Туркменистаном.
Среди африканских и латиноамериканских стран значительно расширили торговлю с КНР Алжир, Египет, Судан, ЮАР, Аргентина, Боливия, Колумбия и Чили. В Европе наблюдался быстрый рост товарооборота КНР с Албанией, Беларусью, Венгрией, Грецией и Польшей, а также Грузией и Арменией.
Торговля КНР с Россией в 2007 г. впервые за долгий период сложилась со значительным дефицитом у РФ. В немалой степени это объясняется сокращением поставок российской нефти. За 11 месяцев они составили 13.4 млн. т, на 10% меньше, чем за тот же период 2006 г. (железнодорожным транспортом было доставлено 8.5 млн. т). Снизились (на 7.9%) и поставки нефтепродуктов — до менее чем 4 млн. т. Быстрыми темпами с января по ноябрь 2007 г. росли поставки древесины. Они увеличились по сравнению с аналогичным периодом 2006 г. на 36% и достигли в стоимостном выражении 2.7 млрд. долл. (около 27 млн. куб. м).
Наблюдался также рост поставок из России химических товаров, значительно вырос экспорт никеля (64.4%), в 1.4 раза возросли поставки меди, в 2 раза — металлических руд.
Осенью 2007 г. Атомстройэкспорт получил контракт на строительство второй очереди (3-го и 4-го энергоблоков) Тяньваньской АЭС. Было также подписано соглашение о строительстве в Китае российскими специалистами газоцентрифужного завода (завода по обогащению урана).
За тот же период китайский импорт из Казахстана вырос на 77% (до 5.7 млрд. долл.) — в значительной мере благодаря прокачке нефти по новому трубопроводу Атасу — Алашанькоу.14
Общий объем торговли КНР с центральноазиатскими странами составил в январе-ноябре 2007 г. 17.5 млрд. долл., в том числе 12.4 млрд. долл. — с Казахстаном, 3.4 млрд. долл. — с Кыргызстаном.
Заметным явлением в территориальной структуре внешней торговли Китая в 2007 г. стал очень динамичный рост экспорта из регионов, непосредственно граничащих с Россией, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном. Так, при среднем по стране приросте экспорта на 26.1% (первые одиннадцать месяцев года) увеличение вывоза из провинции Хэйлунцзян составило 46.3%, в абсолютном измерении этот показатель превысил 11.5 млрд. долл. Еще выше был прирост экспорта Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) — 61.7% (объем достиг 10.2 млрд. долл.). Автономный район Внутренняя Монголия (АРВМ) увеличил вывоз на 36.1% — до 2.7 млрд. долл., провинция Цзилинь — на 27.6% (до 3.3 млрд. долл.). Очень высокими темпами растут поставки из КНР машин и оборудования, стали и проката, а также стройматериалов.
Китайские инвестиции в Евразии и перспективы их увеличения
КНР, как известно, является одним из крупнейших получателей прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Их кумулятивный объем на конец 2006 г. составил свыше 540 млрд. долл., а приток в 2007 г. — около 75 млрд. долл. Эта страна обладает и богатым опытом инвестирования в других государствах. Он накоплен за десятилетия тесного сотрудничества с Гонконгом, а также в ходе реализации программ технико-экономического содействия развивающимся странам (начатым еще в 50-е годы ХХ в.) и подрядного строительства за рубежом.
Стремительное нарастание валютных резервов КНР (их годовой прирост в 2007 г. превысил 400 млрд. долл. против 250 млрд. долл. годом ранее) обостряет необходимость масштабного вывоза капитала, поиска новых сфер его приложения. Накопленные валютные резервы, как уже отмечалось, превысили 1.5 трлн. долл. в конце 2007 г.
Начатая в первые годы нового столетия программа активизации зарубежных капиталовложений ориентировалась, главным образом, на прямые инвестиции. По состоянию на конец 2006 г. накопленные прямые инвестиции КНР в 172 странах и территориях превысили 90 млрд. долл.15 Около 5 тыс. китайских компаний открыли к этому времени за рубежом свыше 10 тыс. предприятий. В основном они работают в сфере горнодобывающей промышленности, деловых услуг, финансов, оптовой и розничной торговли. В 2007 г. объем реализованных прямых зарубежных инвестиций составил почти 20 млрд. долл. (в 8 раз больше, чем в 2002 г.), а число предприятий с участием китайского капитала увеличилось до 12 тыс.
В последнее время КНР активно приобретает ценные бумаги. Чистые портфельные инвестиции за рубеж составили в 2005 г. 5 млрд. долл. В 2006 г. годовой прирост возрос до 68 млрд. долл. Накопленное положительное сальдо по портфельным инвестициям на конец 2006 г. превысило 100 млрд. долл.
В первом полугодии 2007 г. по неполным данным прибавилось еще 5 млрд. долл. Новые крупные приобретения произошли и ожидаются в 2008 г.: как уже упоминалось, эта работа теперь координируется специальной государственной корпорацией.
По-видимому, представленные выше показатели не в полной мере отражают реально контролируемые Китаем активы. Немалая их часть приобретается через гонконгские компании.
Внешний долг Китая в конце 2007 г. примерно равнялся задолженности зарубежных заемщиков перед этой страной.
Зарубежная инвестиционная политика КНР характеризуется рядом особенностей, если сравнивать ее с практикой ТНК. Во-первых, для крупных инвесторов из КНР, которые часто представлены государственными компаниями, важны не только (не столько) показатели финансовой эффективности. Не меньшее значение имеют системные интересы китайского хозяйства, долгосрочные цели обеспечения его необходимыми ресурсами, в том числе углеводородным и прочим сырьем, включая железную руду, зерно, уголь и т.д. Во-вторых, немалую роль играют внешнеполитические мотивы. В-третьих, инвесторы из КНР больше тяготеют к реальной экономике и новому строительству.
Существенное значение имеют и интересы сбалансированного регионального развития. Западные районы КНР, отсталые в сравнении с приморскими восточными провинциями, пользуются в последние годы преференциальным подходом, здесь осуществляются крупные инвестиционные проекты. В 2007 г. прирост капиталовложений в данном регионе составил почти 30%.
Инвестиционное сотрудничество Китая со странами ШОС, Туркменистаном и Азербайджаном, на наш взгляд, находится еще на ранней стадии (накопленный объем инвестиций КНР в странах ШОС оценивается примерно в 8 млрд. долл. — около 4% от общего показателя). Однако, «разогретый» строительно-инвестиционный и машиностроительный комплекс Китая представляет собой реальную силу, сопоставимую с масштабом инфраструктурных и модернизационных задач, стоящих перед евразийскими странами. Здесь, как представляется, могут быть обнаружены нестандартные решения, позволяющие более полно использовать нынешний потенциал Китая и его потребности (например, создание единой энергосистемы стран ШОС, центральноазиатского рынка углеводородов, превентивные коллективные валютно-стабилизационные меры и т.п.).
Приток ПИИ из КНР в экономику РФ в последние три года ежегодно удваивается. Осенью 2006 г. было подписано межправительственное соглашение о поощрении и взаимной защите капиталовложений. К концу 2006 г. было заключено 27 инвестиционных соглашений на сумму свыше 3.3. млрд. долл. Крупнейшими инвестиционными проектами с участием китайского капитала в России являются многофункциональный комплекс «Балтийская жемчужина» в Санкт-Петербурге, два целлюлозно-бумажных комбината: в Читинской области и Хабаровском крае. Важной площадкой инвестиционного сотрудничества станет Владивосток, в котором намечено проведение саммита АТЭС в 2012 г. Начато совместное освоение Кызыл-Таштыгского месторождения полиметаллических руд (Тува). В 2007 г. китайская сторона выразила готовность инвестировать в переработку рыбы и морепродуктов на территории Дальнего Востока. В апреле 2007 г. Роснефть и Синопек заключили акционерное и операционное соглашение по разведке и освоению Венинского блока месторождений на шельфе острова Сахалин. Ресурсы нефти Венинского блока оцениваются в 169.4 млн. т, природного газа — в 258.1 млрд. куб. м.
В ходе визита в Россию премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао состоялись учредительное собрание российско-китайской палаты по торговле машинотехнической и инновационной продукцией, а также второй российско-китайский экономический форум на высшем уровне (6 ноября 2007 г.), в работе которого участвовали более тысячи крупнейших бизнесменов России и Китая. На форуме были подписаны соглашения на общую сумму 1.3 млрд. долл. Ранее, 20 сентября 2007 г., в Сочи состоялся четвертый российско-китайский инвестиционный форум, в рамках которого были заключены контракты на сумму свыше 1.1 млрд. долл. 16
По итогам двенадцатой регулярной встречи глав правительств КНР и РФ в ноябре 2007 г. сформулирована готовность Китая расширить импорт российской машиностроительной продукции, углубить сотрудничество между приграничными районами в области переработки древесины, а также усилить инфраструктурный и инвестиционный компонент кооперации.

Китай и ШОС. Китай в международных транспортных и энергетических проектах
КНР проводит последовательную стратегию расширения и углубления кооперации в рамках ШОС . Заметно желание усилить в деятельности организации финансово-экономический, научно-технический и культурно-гуманитарный компоненты. Инвестиционные ресурсы этой страны, ее внутренний рынок и транзитные возможности открывают перед другими членами организации новые возможности.
На шестом заседании Совета глав правительств стран ШОС в Ташкенте (ноябрь 2007 г., проводится ежегодно) премьер КНР предложил ускорить работу по разработке соглашения о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок, а также многостороннего соглашения о защите инвестиций и взаимном инвестировании. Сотрудничество в области сельского хозяйства и новых технологий, по мнению Вэнь Цзябао, также должно быть интенсифицировано. Китай выразил готовность к финансовой поддержке многосторонних и двусторонних проектов на транспорте, в энергетике и коммуникациях с привлечением к сотрудничеству Афганистана и Туркменистана. Туризм и образование — еще одна перспективная сфера кооперации.
Очевидны выгоды частичной переброски поставок энергоносителей из стран ШОС на Восток: давление на продавцов со стороны консолидирующихся европейских потребителей и транзитных стран, а также программы сокращения потребления обычных видов топлива в ЕС создают очень жесткий рынок. В Восточной Азии ситуация более благоприятна.
В 2007 г. производство энергоресурсов в КНР составило 2 210 млн. т у.т., потребление — 2 460 млн. т у.т. Даже при ускорении сервисизации, снижении темпов экономического и индустриального роста, резком замедлении роста промышленного экспорта хозяйство Китая сохранит устойчивый спрос на энергоносители. Отчасти это связано со структурными особенностями современной китайской экономики и общества. Продолжение искусственно затянутой урбанизации (переезд из деревни в город, по расчетам китайских экономистов, увеличивает личное энергопотребление более чем в два раза), быстрая автомобилизация, экологические проблемы и т.д. с неизбежностью означают сохранение за Китаем роли одного из наиболее устойчивых потребителей энергоресурсов и перспективных рынков сбыта углеводородного топлива. Импорт нефти, согласно прогнозам, достигнет 200 млн. т в 2010 г. и 250-300 млн. т в 2015 г. 18
В то же время спрос на импортные энергоресурсы в КНР не является безграничным. Даже при нынешней, «утяжеленной», структуре производства и потребления в Китае на единицу ВВП (при пересчете по ППС) тратят меньше энергоресурсов, чем в среднем по миру. 19
Инвестиционный потенциал Китая включает относительно дешевые строительно-инженерные услуги практически во всех видах транспорта, энергетики и коммуникаций. Быстро прогрессирует энергетическое и транспортное машиностроение страны.
Железнодорожный транспорт занимает скромное место в непосредственных перевозках внешнеторговых грузов КНР. На него приходится около 3% товарооборота по массовым грузам и менее 0.5% по контейнерным перевозкам. Последние могут быть многократно увеличены. Известно, что немалая часть китайских товаров попадает на рынок через европейские страны .
В начале января 2008 г. представители России, Китая, Монголии, Белоруссии, Польши и Германии подписали в Пекине базовый договор о регулярных транспортных перевозках грузов по железным дорогам этих стран. Этот маршрут перспективен для логистических компаний Евразии. Доставка грузов из КНР в Европу или обратно морским путем занимает минимум месяц, а по Транссибирской магистрали — две недели. Ниже и страховые расходы.
С этим транспортным коридором может быть состыкована Прикаспийская железная дорога, которая будет проложена из Ирана через территорию Туркмении и Казахстана в Россию и свяжет иранские порты на берегу Персидского залива с российской железнодорожной сетью и портами на берегу Балтийского, Баренцева и Белого морей.
Железная дорога Ляньюньган — Роттердам, проходящая через СУАР и Казахстан, представляется КНР не менее важной. Эта магистраль способствует дальнейшей интеграции внутреннего рынка страны. В Сианьской декларации (ноябрь 2007 г.), принятой Евразийским экономическим форумом (будет проводиться в Сиане раз в два года), развитие экономики и туризма вдоль этой трассы рассматривается как вторая по актуальности задача после региональной энергетической безопасности. При этом в Китае считают Транссиб и эту трассу взаимодополняющими.
На территории стран ШОС формируется новый «Шелковый путь», уже включающий протяженный нефтепровод, автодорожную и железнодорожные магистрали. В 2006-2007 гг. введены в эксплуатацию Цинхай-Тибетская железная дорога, государственная автотрасса Ляньюньган — Хоргос, автомагистраль, соединяющая Китай и Таджикистан, началась прокладка автодороги Китай — Кыргызстан — Узбекистан, подписаны контракты о строительстве или реконструкции автострад Таджикистан — Кыргызстан и Таджикистан — Узбекистан, обсуждалась возможность прокладки железной дороги, пересекающей территорию Казахстана с запада на восток, а также железной дороги Китай — Кыргызстан -Узбекистан.
Дальнейшее развитие «Шелкового пути», по мнению китайских ученых, может означать и «возвращение в Евразию речной экономики», а стало быть, и мощный импульс внутриконтинентальному водному транспорту. Здесь очевидна потенциальная роль России.
Среди конкретных проектов, интересующих КНР, железнодорожная ветка Дуннин (пров. Хэйлунцзян) — Уссурийск, строительство моста через Амур (Хэйхэ — Благовещенск)21 , перехода Логухэ (запад пров. Хэйлунцзян) — Покровка (Читинская обл.).
Крупные планы железнодорожного строительства после приобретения южно-якутских месторождений каменного угля имеет компания «Мечел».
В январе-ноябре 2007 г. продолжалась работа в рамках ШОС по проектам в сфере транспорта. В их число входили синхронное осуществление строительства автомобильной дороги «Волгоград — Астрахань — Атырау — Бейнеу — Кунград» и «Актау — Бейнеу — Кунград» в составе международного транспортного коридора Е-40 с сооружением моста через реку Кигач, а также развитие транспортного маршрута «Ош — Сарыташ — Иркештам — Кашгар» и «Братство — Душанбе — Джиргаталь — Карамык — Иркештам — Кашгар» со строительством в Кашгаре перегрузочного терминала для организации мультимодальных перевозок.
Выводы и рекомендации
При расширении связей России с КНР и государствами ШОС важно помнить, что среди стратегических целей, которые ставили перед собой китайские реформаторы на первоначальном этапе рыночных преобразований и открытой политики, было «использование внешнеэкономических связей для интеграции внутреннего рынка».22 Представляется, что схожая задача объективно стоит и перед Россией, в том числе при выстраивании связей с КНР в инвестиционной и инфраструктурной сфере. Ее решение, естественно, требует ускорения перехода от инерционного к модернизационному сценарию развития. Важно, в частности, использовать сотрудничество с КНР для упрочения связей центра России с Дальним Востоком.
Можно с уверенностью предполагать сохранение высоких темпов экономического роста в Китае в краткосрочной перспективе (2008-2009 гг.) и повышенных (около 7-8%) — вплоть до 2015 г. Это обстоятельство, в целом, благоприятно для России.
Интенсификация финансового и валютного сотрудничества с Китаем и другими странами ШОС (например, стабилизационные соглашения, регулярные встречи министров финансов или глав центральных банков, создание региональной валюты) в обстановке серьезных сбоев в международной системе может обеспечить крупные стратегические выигрыши для евразийских государств.
Мощный инвестиционный комплекс КНР представляется естественным партнером России в начинающейся модернизации.
Дополнительный эффект, несомненно, даст сопряжение железнодорожного, трубопроводного, внутреннего водного и морского транспорта. Одним из узлов такого рода может стать район Сковородино Амурской области.
Для России актуальна координация планов и действий с КНР в ходе реализации программ развития транспортной инфраструктуры. Однако такая координация будет успешной лишь при ее встраивании в пакет инициатив и согласований, в полной мере учитывающий новую роль Китая в мировой экономике и политике, а также потребности КНР (нынешние и будущие) в импорте древесины, железной руды, угля, продовольствия. В региональном плане особое значение для России имеет провинция Хэйлунцзян и ее центр Харбин, реально претендующий на роль «столицы Северо-Восточной Азии».
По-прежнему актуальна и частичная переброска поставок углеводородов на Восток, в том числе по причине устойчиво растущего спроса на них в Китае.


1. В США потребительские цены (с учетом энергии и продовольствия) выросли в 2004 г. на 2.6%, в 2005 г. — на 2.9%, в 2006 г. — на 3.5%.
2. О масштабах этого явления некоторое представление дает статья «Чистые ошибки и пропуски платежного баланса”. В первом полугодии 2006 г. нелегальный ввоз в КНР так называемой твердой валюты составил 0.4 млрд. долл., в первом полугодии 2007 г. — 13 млрд. долл.
3. С момента ее начала в июле 2005 г. курс юаня к доллару повысился более чем на 12%, что пока, правда, не привело к сколько-нибудь заметному снижению темпов роста китайского экспорта. В январе 2008 г. повышение курса жэньминьби к доллару ускорилось.
4. За одиннадцатую пятилетку (2006-2010 гг.) указанный показатель намечено сократить на 20%.
5. В мае 2007 г. ставка сбора была повышена втрое — до 0.3%. Поступления превысили 200 млрд. юаней, обеспечив 4% государственных доходов.
6. Буквально «торговля добавленной обработкой». В 2007 г. прирост экспорта в этом сегменте составил 21% против 30% в сегменте вывоза товаров, полностью произведенных в Китае.
7. В США аналогичный показатель равнялся 102 млрд. долл.
8. В США — 171 млрд. долл.
9. В США — 69 млрд. долл.
10. В 2007 г. торговый дефицит США составил 816 млрд. долл., против 838 млрд. в 2006 г. и 787 млрд. в 2005 г.
11. В первом полугодии 2006 г. этот показатель составил 3 млрд. долл.
12. В первом полугодии 2006 г. эти показатели составили 11 и 15 млрд. долл. соответственно.
13. По расчетам китайских экономистов, на производство эквивалента одной тонны бензина нужно пять тонн зерна. Эр Вэйдоу. Вого дэ нэнъюань сяньчжуань юй чжаньлюэ дуйцэ (Нынешняя ситуация в энергетике нашей страны и стратегия ее развития)// Синьхуа вэньчжай. 2007. № 7. С.142.
14. Введен в эксплуатацию в 2006 г. После прокладки второй части нефтепровода с казахского побережья Каспийского моря до Атасу пропускная способность магистрали составит 20 млн.т.
15. На конец 2002 г. накопленные инвестиции Китая в 7 тыс. зарубежных предприятий составили 10 млрд. долл.
16. Во время первого российско-китайского инвестиционного форума в Хабаровске летом 2004 г. было одобрено 12 инвестиционных проектов на сумму 690 млн. долл.
17. В августе 2007 г. прошел Бишкекский саммит, на котором был подписан договор о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. В ШОС создана зрелая организационная структура, которая будет дополнена Фондом развития. Быстро расширяются внешние контакты: государствами-наблюдателями при ШОС стали Монголия, Пакистан, Иран и Индия, создана контактная группа ШОС — Афганистан, установлены официальные связи с ОДКБ, ООН, АСЕАН, СНГ, ЕврАзЭС и другими международными и региональными организациями.
18. Жуков С.В. Китай: экономический рост и динамика спроса на нефть/ Мировая энергетика в условиях глобализации: вызовы для России. М.: ИМЭМО РАН. 2007. С. 19-20.
19. В 2005 г. на Китай пришлось 12.5% глобального энергопотребления и более 16% мирового ВВП. Энергоемкость выпуска реального продукта в Китае такая же, как в Сингапуре, ниже, чем в Южной Корее, в полтора раза ниже, чем в США. Выброс двуокиси углерода на душу населения в КНР в 3.5 раза ниже, чем в Сингапуре. (Key Indicators of Developing Asian and Pacific Countries. Hong Kong: ADB. 2007. P. 125, 205).
20. Их таможенная стоимость оценивается в 15 млрд. долл. «Немаловажное значение для дальнейшего поступательного развития российско-китайской торговли имеет расширение и совершенствование транспортной сети. В настоящее время ее узость является сдерживающим фактором», — считает торгпред РФ в КНР С.Цыплаков (ИТАР-ТАСС. 25.12.2007.).
21. В время пребывания в Благовещенске в сентябре 2005 г. Г.Греф скептически оценил этот проект.
22. Постановление ЦК КПК относительно реформы хозяйственной системы. Пекин. 1984. С. 37. Заметим, что пока в России поступают противоположным образом. В январе 2007 г. железнодорожные тарифы на внутрироссийские перевозки были повышены (на 10.9%), а на экспортно-импортные (через погранпереходы) — не менялись.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх