Капитализация природной ренты как этап создания глобальной инфраструктуры

Юрий Макеев


Сложившаяся в последние годы крайне благоприятная конъюнктура мировых сырьевых рынков обеспечивает беспрецедентно высокий уровень рентабельности российских предприятий, занимающихся добычей природных ископаемых. В настоящее время российское налоговое законодательство обеспечивает изъятие сверхприбыли лишь у предприятий нефтяной отрасли. Вступившая в силу с середины 2004 г. новая прогрессирующая шкала экспортной пошлины на нефть и нефте-продукты вместе с повышением НДПИ (налог на добычу природных ископаемых) на нефть с 1 января 2005 г.  обеспечивают изъятие в пользу государства более 90% с превышения нефтью цены в 25 долл. за баррель. В других добывающих отраслях, несмотря на резкий рост мировых цен на сырьевые товары, по-прежнему действует щадящий режим налогообложения. В результате получателями резко возросшей на фоне благоприятной конъюнктуры мировых рынков природной ренты стали владельцы добывающих предприятий, не относящихся к нефтяной отрасли.
Резкий рост рентабельности обеспечил многократное увеличение рыночной стоимости компаний цветной металлургии, угольной отрасли, производителей минеральных удобрений,  драгоценных металлов и т.д. В таких условиях с целью изъятия природной ренты логичным представлялось бы распространение в обозримой перспективе режима налогообложения, аналогичного действующему в нефтяной отрасли, на остальные сырьевые отрасли.
Однако существующую практику налогообложения нефтяной отрасли нельзя считать наиболее выгодной для России. Глобализация мировой  экономики и перспективы дальнейшего развития мировой хозяйственной системы дают нашей стране возможности более эффективного использования природной ренты. Капитализация природной ренты в форме обмена изымаемой у добывающего предприятия сверхприбыли на прямое участие в капитале предоставило бы нашей стране уникальную возможность повышения собственной роли в мире, обеспечив одновременно хеджирование рисков снижения сырьевых цен в будущем.
Большинство стран богатых природными ресурсами, в том числе и Россия, идут по пути увеличения налогообложения добывающих отраслей. В результате добывающая отрасль фактически выводится из рыночной системы. Ценовые механизмы оказываются неспособны стимулировать увеличение добычи ресурсов в ответ на рост мирового спроса. В условиях изъятия сверхприбыли  от высоких цен на сырье в пользу государства предприятия лишаются стимулов к расширению производства. Наглядным примером подобного положения вещей может служить российская нефтяная отрасль, где после введения режима изъятия с помощью налогов сверхприбыли, наблюдается стагнация добычи. Даже сверхвысокие цены нефть в таких условиях не способны обеспечить рост нефтедобычи.
Дефицит добывающих мощностей является одним из основных факторов ускорения инфляционных процессов в мире. Таким образом, страны, ужесточившие режим налогообложения сырьевых отраслей, несут значительную долю ответственности за наблюдаемое в настоящее время ускорение инфляционных процессов.
В настоящее время государство в РФ владеет около 75% акций Роснефти и 50%+1акций Газпрома (который в свою очередь контролирует 92% акций Газпромнефти), а также рядом менее значимых предприятий нефтяной отрасли. Схема, предусматривающая отказ от изъятия в бюджет сверхдоходов в нефтедобыче в обмен на переход в государственную собственность акций компаний нефтяной отрасли, обеспечила бы переход контроля над всеми нефтяными компаниями к государству. Данная схема могла бы быть реализована путем принятия  “Закона о капитализации природной ренты в нефтяной отрасли”, предусматривающего обязательную доп-эмиссию акций нефтяными компаниями для передачи в собственность государства в обмен на отмену экспортных пошлин на нефть и НДПИ. Возможны и другие механизмы капитализации природной ренты.
Капитализация природной ренты в нефтедобыче позволит увеличить участие государства в капитале нефтяных компаний до уровня более 80%. Государство в принципе имеет возможность довести участие в капитале нефтяных компаний и до большей величины, ужесточив перед принятием “Закона о капитализации природной ренты в нефтяной отрасли” режим налогообложения нефтедобычи.
Доведение налоговой нагрузки в газовой, угледобывающей, металлургической и др. отраслях, эксплуатирующих природные ресурсы, до уровня, аналогичного нефтяной отрасли, создало бы условия капитализации природной ренты во всех добывающих отраслях.
В результате капитализации природной ренты и государство, и собственники добывающих компаний ничего бы не потеряли. После отмены экспортных пошлин на нефть и НДПИ рентабельность нефтяных компаний значительно повысится, обеспечив тем самым, по крайней мере, соразмерное увеличение их рыночной стоимости. Таким образом, уменьшение доли участия в капитале компаний нынешних собственников будет компенсировано  ростом рыночной стоимости этих долей. В отраслях, не относящихся к нефтедобыче, изъятие природной ренты в размере, аналогичном нефтяной отрасли, представляется справедливым. Поэтому текущую высокую оценку рынком акций компаний газовой, угледобывающей, металлургической отраслей, производителей удобрений и т.д. можно считать нерациональной и чрезмерно оптимистичной. Выпадающие вследствие снижения налогового бремени на сырьевые отрасли бюджетные доходы будут полностью компенсированы дивидендными платежами в пользу государства.
Установление государственного контроля над сырьевыми отраслями позволило бы провести консолидацию и оптимизацию структуры добывающих предприятий. Укрупнение предприятий имело бы синергетический эффект, обеспечив тем самым некоторое повышение их эффективности и, соответственно, рентабельности.
Справедливая рыночная стоимость добывающих предприятий, освобожденных от уплаты экспортных пошлин и НДПИ, составит порядка 3-4 трлн. долл. (следует отметить, что, разработка стратегии, направленной на динамичное развитие сырьевых отраслей позволила бы еще более увеличить рыночную стоимость добывающих предприятий – до уровня не менее 5 трлн. долл.). При этом государство контролировало бы около 80% капитала в добывающих предприятиях. Оставшиеся 20% составляла бы доля нынешних владельцев сырьевых компаний, в том числе и институциональных и мелких инвесторов.
Для сохранения контроля государству достаточно было бы иметь в собственности более 50% голосующих акций в капитале добывающих компаний. Таким образом, порядка 30% акций добывающих компаний могли бы быть проданы, принеся государству 0.9-1.5 трлн. долларов. Доля в капитале компаний, потенциально доступная для инвесторов, могла бы возрасти до 42% (стоимость данной доли, как нетрудно подсчитать, составит не менее 1.26-2.1 трлн. долл.), если структура акционерного капитала добывающих компаний будет предусматривать наличие привилегированных (неголосующих) акций с долей в 25%. Однако продажу данных пакетов акций лишь с целью провести монетизацию активов, очевидно, нельзя считать разумной. Данные пакеты акций фактически обеспечивают доступ к дефицитным и стратегически важным природным ресурсам. Поэтому целесообразно было бы использовать их для получения долей участия в капитале наиболее привлекательных компаний по всему миру.
Огромный интерес акции российских сырьевых отраслей представляют для быстро увеличивающих потребление ресурсов крупнейших развивающихся стран — Китая и Индии, имеющих огромные валютные резервы. Большой интерес российские добывающие предприятия представляли бы для Европейского Союза (особенно Газпром) и Японии. Россия в обмен на акции добывающих компаний могла бы получить доступ в капитал крупнейших и наиболее привлекательных компаний из данных и других стран.
В настоящее время выгода для нашей страны от обмена акций российских сырьевых компаний на акции иностранных компаний заключалась бы, в основном, в снижении рисков, связанных с возможным падением цен на сырьевые товары. С целью хеджирования рисков ухудшения конъюнктуры мировых сырьевых рынков наиболее предпочтительно для вложения выбрать акции традиционных и инфраструктурных отраслей, отличающихся стабильным уровнем прибыльности и высоким коэффициентом дивидендных выплат.
Впрочем, хеджирование рисков падения цен на сырье вряд ли можно считать достаточным основанием для начала кардинального пересмотра структуры собственности в российских сырьевых компаниях. В долгосрочной перспективе интернационализация структуры собственности российских сырьевых отраслей за счет вхождения в их капитал крупнейших стран — потребителей сырья служила бы более значимым целям. В частности, такая процедура значительно снизила бы вероятность возникновения конфликтных ситуаций в мире в случае ограничения предложения сырьевых товаров. В будущем по пути капитализации природной ренты и интернационализации структуры собственности сырьевых отраслей могли бы пойти и другие страны — экспортеры ресурсов. В отдаленной перспективе мог бы рассматриваться вопрос о консолидации мировой добывающей отрасли. Интернационализация структуры собственности мировой сырьевой отрасли позволила бы избежать в будущем конфликтных ситуаций в результате возрастания конкуренции за сырьевые ресурсы.
Возрастающая мощь КНР сделает вполне оправданной, с точки зрения ее руководства, в условиях недостаточности природных ресурсов выработать более агрессивную политику борьбы за сырье уже в скором будущем. Не следует исключать и того, что с целью сдерживания темпов усиления Китая будут предприняты попытки ограничения поставок в эту страну сырья с мировых рынков. Таким образом, в длительной перспективе возникновение конфликтов из-за усиления дефицита природных ресурсов в мире весьма вероятно. Помимо КНР, другие импортирующие сырье страны вряд ли потенциально способны прибегнуть к агрессивным методам борьбы за сырье. Интернационализацию структуры собственности российских сырьевых отраслей можно рассматривать как один из элементов увеличения степени вовлечения КНР в мировую систему. Покупка Китаем доли участия в капитале российских, а в дальнейшем и глобальных добывающих компаний, резко снизит необходимость агрессивной борьбы за сырье. Продажа акций добывающих компаний правительственным структурам КНР могла бы быть увязана с принятием Пекином шагов по увеличению интеграции в мировую систему. В результате, в том числе и России, удалось бы избежать дополнительных  оборонных расходов. Необходимо также отметить то,  что обеспечение безопасности российских сырьевых отраслей, ставших элементом глобальной инфраструктуры, стало бы  проблемой не только России.
С точки зрения обеспечения национальной безопасности России, достаточно было бы сохранить полный контроль над предприятиями, обеспечивающими собственные потребности страны в сырье. Доли в 50%+1 акция от голосующих акций добывающих предприятий хватило бы для гарантирования поставок сырья на внутренний рынок. С целью обеспечения стратегических интересов можно было бы также рассмотреть вопрос о постепенном (более медленном) выходе из капитала топливодобывающих компаний, расположенных в европейской части России.
Очевидно, что данный сценарий изменения структуры собственности в сырьевой отрасли требует тщательной проработки и может быть реализован лишь на протяжении длительного времени. Однако первый этап — капитализация природной ренты и установление государственного контроля над сырьевой отраслью — может быть запущен уже сейчас. Интернационализацию структуры собственности добывающих отраслей можно было бы начать не ранее чем через 5 лет. Начало обсуждения вопросов о возможном вхождении крупнейших стран — потребителей сырья в капитал российских добывающих компаний также можно было бы не откладывать.
Продажа доли в капитале сырьевых отраслей, конечно, будет рассматриваться некоторыми политиками как частичная утрата суверенитета. Однако текущие реалии и тенденции мирового развития свидетельствуют о неадекватности данной оценки. С каждым годом зависимость отдельных стран друг от друга и от общей ситуации в мире, в целом, будет возрастать, повышая тем самым заинтересованность крупнейших экономических агентов (государств) в обеспечении условий для устойчивого развития мирового хозяйства. Россия могла бы внести свой вклад в создание условий для устойчивого мирового развития, став инициатором интернационализации структуры собственности мировой сырьевой отрасли. Мировая сырьевая отрасль  в результате стала бы элементом глобальной инфраструктуры — фундамента стабильного мирового развития. Помимо сырьевой отрасли, приспособления к условиям глобализации требуют и ряд других отраслей в мировом хозяйстве (в первую очередь это касается упрощения передачи технологий в страны с развивающейся экономикой). Рыночные механизмы не способны обеспечить необходимой трансформации данных отраслей в целях повышения эффективности мировой экономики в целом. Поэтому Россия в обмен на согласие интернационализировать сырьевую отрасль получила бы возможность требовать преобразований в других отраслях. Наша страна имеет все возможности для того, чтобы стать одним из лидеров глобализации мировой системы, повысив тем самым собственную роль в мире и обеспечив соблюдение национальных интересов.

Оставьте Ваш комментарий о статье


Ваш комментарий


Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх