Постсоветские региональные объединения: достижения, проблемы, перспективы

Алексей Шурубович

 Прошло уже почти двадцать лет с тех пор, как прекратил свое существование Союз Советских Социалистических Республик и на его пространстве возникло межгосударственное объединение – Содружество Независимых Государств (СНГ), призванное обеспечить в новых условиях сохранение и развитие существующих между бывшими союзными республиками многообразных связей в экономической, политической, гуманитарной и других областях.

В состав СНГ первоначально вошли Белоруссия, Россия и Украина, руководители которых 8 декабря 1991 г. подписали в Беловежской пуще Соглашение о создании Содружества Независимых Государств. 21 декабря 1991 г.  к ним присоединились Азербайджан, Армения, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан. В 1993 г. к СНГ присоединилась Грузия, которая, однако, в 2009 г. после вооруженного конфликта с Россией в Южной Осетии, вышла из  Содружества.

В январе 1993 г. был принят Устав Содружества, который подписали и ратифицировали 9 государств-участников. Туркменистан, не подписавший Устав СНГ,  в 2005 г. заявил, что будет участвовать в Содружестве в качестве  ассоциированного члена. Украина, также не подписавшая Устав, де-юре не является государством-членом СНГ.

При создании СНГ предполагалось, в частности, сохранение сложившегося единого экономического, гуманитарного, информационного пространства без единого государства; расчет делался на то, что после «освобождения» от союзного центра сотрудничество между бывшими республиками СССР станет более тесным и эффективным. Однако за годы существования СНГ выявилось острое противоречие между потенциальными возможностями Содружества  (прежде всего в экономике) и фактическим состоянием взаимного сотрудничества. С одной стороны, сложившаяся  во времена СССР взаимозависимость национальных экономик стран СНГ, их производственно-технологическая сопряженность, а также многолетний опыт взаимодействия в рамках единого государства объективно благоприятствуют тесному сотрудничеству этих стран и развитию интеграционных процессов в Содружестве. СНГ имеет весьма значительный природный и экономический потенциал, который при полном его использовании может обеспечить Содружеству прочные позиции в мировом хозяйстве, превратить его в одно из мощных и влиятельных международных экономических объединений.

Страны СНГ располагают, по имеющимся оценкам, 16,3% мировой территории, почти 5% численности населения, 25% разведанных запасов природных ресурсов (в т.ч. 7% мировых запасов нефти и 40% – природного газа), 10% мирового промышленного потенциала[1]. Относительная дешевизна рабочей силы и энергоресурсов объективно способствует завоеванию государствами Содружества выгодных конкурентных позиций на мировом рынке.

С другой стороны, после распада СССР не только не наблюдалось (по крайней мере, в масштабах всего СНГ) активизации интеграционных процессов на новой, рыночной основе, как предполагалось вначале, но и произошло резкое ослабление взаимных экономических связей. Первые годы существования Содружества характеризовались стремительным свертыванием взаимных торгово-экономических отношений. Объем взаимного товарооборота за десять лет (1992–2001 гг.) упал более чем втрое; доля взаимной торговли в общем внешнеторговом обороте стран Содружества снизилась с 60% в 1991 г. до 28% в 2001 г.    .                                   

В 2000-е годы спад взаимного внешнеторгового оборота сменился ростом, что было обусловлено прежде всего оживлением в национальных экономиках стран Содружества после длительного спада.. Объем взаимного товарооборота возрос с 56,7 млрд долл. в 2000 г. до 157,9 млрд долл. в 2009 г.[2], или в 2,8 раза. Вместе с тем продолжалось снижение доли взаимной торговли в общем внешнеторговом обороте стран Содружества: в 2009 г. она составила лишь 22%.

Большинство государств Содружества (и прежде всего Россия) переориентировали свои внешнеэкономические связи на третьи страны. Доля стран СНГ во внешней торговле РФ снизилась с 54,6% в 1991 г. до 14,6% в 2009 г.[3], а объем торговли России с партнерами по Содружеству сократился за указанный период с 138,1 млрд долл. до 68,5 млрд долл.

Интеграционные документы, принятые в первые годы существования СНГ, – Договор об Экономическом союзе от 24 сентября 1993 г., Соглашение  о создании зоны  свободной торговли от 15 апреля 1994 г., Соглашение о создании Платежного союза от 21 октября 1994 г. и др., – составители которых ориентировались прежде всего на опыт ЕС без должного учета специфики постсоветского пространства, на практике не были реализованы. Очевидную слабость  демонстрирует организационно-правовой инструментарий СНГ. Органы Содружества лишены реальных властных полномочий, без которых невозможно эффективное развитие интеграционных процессов. Подписанные в рамках СНГ соглашения, как правило, не выполняются.

Доля Содружества в мировом ВВП не превышает в последние годы 2–3%; его доля в мировом экспорте в 2007 г. составляла 3,7%, тогда как, для сравнения, доля ЕС достигала 39,1%, НАФТА – 13,6%, АСЕАН – 6,3%[4]. Товарная и географическая структура торговли стран СНГ, как отмечает известный российский экономист Л.З. Зевин, «не способствует решению стратегической задачи региона – преодолеть отставание от среднемировых экономических показателей и укрепить позиции в мировом хозяйстве»[5].

Причины ослабления взаимных экономических связей и «пробуксовки» интеграционных процессов в СНГ многообразны. Это и рыночная трансформация национальных экономик, сделавшая неизбежным свертывание межреспубликанских связей, которые оказались в новых условиях неэффективными, и многолетний экономический спад в странах-участницах, и углубляющиеся различия между странами СНГ по ряду ключевых экономических параметров (избранная модель рыночных реформ, достигнутые результаты в реформировании экономики, отраслевая и территориальная структура экономики, обеспеченность природными ресурсами и др.), и многое другое.

Следует при этом особо отметить роль политических и стратегических факторов в торможении процессов интеграции в СНГ. Неудача интеграционного проекта в масштабе Содружества во многом связана с нежеланием правящих элит стран-участниц поступаться недавно обретенным суверенитетом, без чего невозможна реальная (а не декларативная) интеграция – во всяком случае, ее продвинутые стадии, предполагающие создание наднациональных органов. Необходимо также учитывать особое положение России на пространстве СНГ, объективно затрудняющее развертывание интеграционных процессов с ее участием. Россия, как отмечалось в научной литературе, «слишком велика для равноправной многосторонней интеграции – если на одну страну приходится больше двух третей экономического потенциала группы из 12 стран, неминуемо возникает очень серьезная и объективная проблема согласования интересов и принятия интеграционных решений… Доминирование России в СНГ неприемлемо для его остальных членов, а «координация на равных» сплошь и рядом противоречит российским интересам»[6].

Значительное воздействие на развитие сотрудничества в рамках СНГ оказывает «внешний фактор». Пространство Содружества стало ареной жесткой международной конкуренции: за влияние на нем активно борются не только Россия, но и США, Евросоюз, Китай, Турция и некоторые другие государства. Страны Запада (и прежде всего США) противодействуют любым объединительным тенденциям в СНГ, стремясь не допустить усиления позиций России, которую они рассматривают прежде всего как своего геополитического конкурента.

Естественным следствием неудачи интеграционного проекта в масштабе всего СНГ стало усиление фрагментации его экономического и политического пространства. Уже в середине 1990-х годов началось создание субрегиональных группировок в составе нескольких стран СНГ, ориентированных на более тесное взаимодействие, чем в Содружестве в целом. В настоящее время действуют 4 таких группировки: Союзное государство России и Белоруссии; Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) в составе Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана[7], Таможенный союз в составе Белоруссии, Казахстана и России в рамках ЕврАзЭС, а также  Организация за демократию и экономическое развитие – ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия). Функционировавшая в течение более десяти лет под различными названиями Организация Центрально-азиатское сотрудничество (ОЦАС)  в  2006 г. влилась  в ЕврАзЭС.  При этом, если  Союзное  государство  и ЕврАзЭС, в которых ведущую роль играет Россия, выражают центростремительные тенденции в Содружестве (в их рамках развиваются, хотя и достаточно непоследовательно и противоречиво, интеграционные процессы, которые в масштабе СНГ в целом пока «не идут»), то ГУАМ, важную роль в создании и функционировании которого сыграли недружественные России внешние силы, выражает центробежные тенденции, объединяя государства, не желающие признавать лидерства России на пространстве СНГ. Подробнее о каждой из субрегиональных группировок будет сказано ниже.

Развитие ситуации на пространстве Содружества дало основание известному германскому политологу Александру Рару сделать неутешительный вывод: «СНГ разваливается на глазах, и это надо признать Москве, которая не замечает, сколько негатива в последнее время накопилось в ее отношениях с партнерами по Содружеству»[8].

Однако этот вывод – при всех проблемах и трудностях в развитии СНГ – представляется не вполне правомерным. Не состоявшись  как интеграционное объединение, Содружество в целом успешно решает ряд других важных задач, поэтому вряд ли можно согласиться с распространенным мнением  о желательности и даже неизбежности роспуска этой организации.

В течение почти двух десятилетий Содружество является «переговорной площадкой» для обсуждения (в том числе на высшем уровне) всеми странами-участницами широкого круга вопросов, представляющих взаимный интерес. В рамках многосторонних мероприятий СНГ – прежде всего встреч «в верхах» – происходят и многочисленные двусторонние встречи, на которых страны-участницы обсуждают вопросы взаимных отношений.

Существование СНГ во многом способствовало «сглаживанию» потенциально опасных конфликтов  между государствами-участниками, обеспечению относительно мирного характера межгосударственных отношений в период после распада СССР[9]. СНГ и создаваемые в его рамках миротворческие силы играют важную роль в поддержании мира в «проблемных» районах (Таджикистан, Абхазия, Приднестровье и др.)  Содружество и его органы вносят вклад в совместную борьбу против общих угроз безопасности стран-участниц – международного терроризма, распространения наркотиков, нелегальной миграции и др.

Одним из важнейших направлений деятельности СНГ стало в последнее время сотрудничество в гуманитарной и информационной  сферах. О возрастании роли гуманитарного сотрудничества говорят, в частности, подписание в 2005 г. Соглашения о гуманитарном сотрудничестве государств-участников СНГ, а также формирование новых структур, призванных вывести взаимодействие в данной сфере на более высокий уровень, – Межгосударственного фонда и Совета по гуманитарному сотрудничеству государств-участников СНГ.

Следует особо отметить достигнутые позитивные результаты  в развитии экономического взаимодействия в рамках СНГ, которые в последнее время часто предлагают вывести из компетенции Содружества и перевести на уровень субрегиональных интеграционных группировок и двусторонних отношений. Так, несмотря на имеющиеся трудности, за годы существования СНГ достигнут определенный  прогресс в формировании зоны свободной торговли  (ЗСТ) в рамках Содружества; уменьшилось число различного рода ограничений во взаимной торговле. Сейчас в СНГ находятся в свободном обращении товары около 11 тыс. товарных позиций, и лишь по 27 из них официально зафиксированы в 10 двусторонних протоколах тарифные изъятия; кроме того, по примерно 200 позициям используются нетарифные ограничения. Либерализация взаимной торговли стала одним из важных факторов роста ее объема в последние годы.

Экономический рост в странах СНГ в сочетании с продвижением рыночных реформ активизировал взаимодействие на уровне хозяйствующих субъектов, что выразилось, в частности, в формировании совместных хозяйственных структур, реализации совместных проектов, участии в приватизации госсобственности на территории стран-партнеров. Заметно активизировалось (особенно в отношениях России с партнерами) инвестиционное сотрудничество. Таким образом, создаются предпосылки для развертывания интеграционных процессов на микроуровне.

При содействии органов СНГ реализуется ряд совместных проектов в различных отраслях экономики.

Новый импульс развитию Содружества призвана дать реализация принятых в последние годы программных документов – прежде всего Концепции дальнейшего развития СНГ (2007 г.) и Стратегии экономического развития СНГ на период до 2020 года (2008 г.) В этих документах намечены как первоочередные меры интеграционного характера (прежде всего, создание многосторонней зоны свободной торговли без изъятий и ограничений, соответствующей требованиям ВТО), так и меры по развитию  взаимодействия стран-участниц в тех сферах экономики, сотрудничество в которых жизненно необходимо для всех стран Содружества – в частности, в энергетике, транспорте, агропромышленном комплексе, инновационной сфере.

Как уже отмечалось, с середины 1990-х годов на пространстве СНГ начали формироваться субрегиональные группировки, ориентированные на более тесное взаимодействие, чем в Содружестве в целом. Эти группировки значительно различаются по своему экономическому потенциалу и достигнутому уровню интеграции.

Наиболее «продвинутой» интеграционной группировкой на пространстве СНГ является – при всех проблемах в отношениях между странами-участницами – Союзное государство, создаваемое  Россией и Белоруссией. Формирование российско-белорусского интеграционного объединения  началось в 1996 г., когда было создано Сообщество Беларуси и России. В 1997 г. Сообщество было преобразовано в Союз Беларуси и России, а в декабре 1999 г. между двумя странами был подписан Договор о создании Союзного государства, вступивший в силу 26 января 2000 г. Одновременно с этим была принята Программа действий по реализации положений данного документа, рассчитанная на период до 2005 г.

Договор о создании Союзного государства предусматривал самую высокую степень интеграции между двумя странами, охватывающей все сферы общественной жизни. В соответствии с Договором к исключительному вéдению Союзного государства  и его органов были, в частности, отнесены ключевые вопросы экономической политики (формирование единого экономического пространства, денежно-кредитная, валютная, налоговая, ценовая политика и др.) В Союзном государстве предусматривалось создание объединенных транспортной и энергетической систем, разработка и размещение совместного оборонного заказа, проведение единой пограничной политики.

Результаты развития российско-белорусской интеграции в рамках Союзного государства достаточно противоречивы. На отдельных направлениях взаимодействия обозначился заметный прогресс; развиваются формы и инструменты интеграции, пока не получившие распространения в других субрегиональных объединениях. Так, Россия и Белоруссия реализуют десятки союзных программ в экономической, научно-технической и других областях, выполнение которых вносит весомый вклад в решение важнейшей задачи, стоящей перед обеими странами, – модернизации экономики и перехода на инновационный путь развития. В реализации союзных программ участвуют тысячи предприятий РФ и РБ; благодаря им уже к началу 2007 г. было создано 330 тыс. рабочих мест[10], а экономический эффект от выполнения этих программ исчисляется десятками миллиардов российских рублей. С 1998 г. разрабатывается и исполняется союзный бюджет; при этом подавляющая часть (более 90%) средств бюджета направляется на реализацию совместных программ. В соответствии с достигнутыми в рамках Союзного государства договоренностями РФ и РБ регулярно составляют балансы спроса и предложения по важнейшим видам продукции, совместные  топливно-энергетические балансы; приняты Концепция единой социальной политики и Концепция единой аграрной политики Союзного государства.

Ощутимые результаты, непосредственно касающиеся миллионов  граждан двух стран, принесла  реализация документов, направленных на обеспечение равных прав граждан РФ и РБ на территории Союзного государства. Так, уже в течение длительного времени обеспечены равные права граждан двух стран на трудоустройство и оплату труда: для граждан РФ в РБ и РБ в РФ нет ограничений при приеме на работу, они не учитываются в качестве иностранной рабочей  силы. В соответствии с документами, принятыми в январе 2006 г., гражданам двух стран обеспечивается  свобода передвижения и выбора места  пребывания и жительства, облегчается доступ к медицинской помощи и социальному обеспечению на территории страны-партнера.

Следует особо отметить успешное развитие российско-белорусского сотрудничества в военно-стратегической сфере, которому нередко не уделяют должного внимания при анализе отношений между партнерами по Союзному государству. Принята военная доктрина Союзного государства и ряд других документов, направленных на укрепление военно-политического взаимодействия. Создана региональная группировка войск РФ и РБ численностью около 300 тыс. человек для защиты западных рубежей Союзного государства, регулярно проводятся совместные учения вооруженных сил двух стран, успешно развивается военно-техническое сотрудничество[11].

Вместе с тем приходится констатировать, что в развитии интеграции в рамках Союзного государства в целом не достигнуто ощутимых результатов, а по некоторым ключевым направлениям в последние годы произошел явный откат. Из-за серьезных разногласий между Россией и Белоруссией  до сих пор не подписан основополагающий документ Союзного государства – Конституционный акт. В результате решение принципиальных вопросов союзного строительства находится «в подвешенном состоянии».

За годы формирования  Союзного государства не удалось добиться прорыва в развитии экономической  интеграции двух стран. Вопреки интеграционным документам, предусматривающим режим свободной торговли без изъятий и ограничений, Россия и Белоруссия неоднократно вводили ограничения на ввоз отдельных товаров из страны-партнера. В 2010 г., например, Россия применяла 12 ограничительных мер в отношении белорусских товаров, и Белоруссия – 22 меры в отношении российских[12].

Торгово-экономические отношения двух стран нередко омрачались конфликтами – нефтяными, газовыми, молочными, сахарными. Особенно сильный удар по российско-белорусской интеграции нанесли конфликты вокруг условий поставок российских энергоресурсов в РБ в конце 2006 – начале 2007 гг. и в начале 2010 г., поставившие под вопрос судьбу этого процесса. Фактически отложено на неопределенный срок предусмотренное Договором о создании Союзного государства введение единой валюты.

Наглядным подтверждением трудностей в развитии интеграции стало невыполнение в намеченные сроки по большинству позиций Программы действий РФ и РБ по реализации положений Договора о создании Союзного государства, рассчитанной на период до 2005 г. Из 19 ее базовых пунктов выполнены лишь 7. В дальнейшем Россия и Белоруссия отказалась от разработки подобной программы.

Особенно трудным для российско-белорусской интеграции был 2010 г., когда между двумя  странами разразилась крупномасштабная информационная война с участием руководителей РФ и РБ и государственных СМИ. Хотя после встречи президентов двух стран в Москве в декабре 2010 г., на которой был решен ряд ключевых вопросов, связанных с поставками российской нефти в Белоруссию, информационная война пошла на убыль, она в будущем может возобновиться с  новой силой, поскольку между сторонами сохраняются принципиальные разногласия по многим проблемам взаимных отношений.

Существенные различия в подходах России и Белоруссии к  интеграции являются главной причиной  «пробуксовки» интеграционного процесса в рамках Союзного государства. Если Белоруссия выступает за интеграцию «на равных», не желая  поступаться своим суверенитетом, то Россия, чей экономический потенциал многократно превышает белорусский[13], претендует на доминирование в формируемом совместном государстве.

Нестыковка позиций двух стран в этом фундаментальном вопросе осложняет и решение проблем экономической интеграции: так, введение единой валюты тормозится, в частности, различием представлений о едином эмиссионном центре – Россия, исходя из своего экономического «веса», видит в роли такого центра Центробанк РФ, а Белоруссия  – систему центробанков двух стран во главе с формируемым на паритетной основе Межбанковским валютным советом.                                                  

Отдельный серьезный вопрос – «несопряженность» хозяйственных систем России и Белоруссии. Если в России реализуется, хотя и с серьезными оговорками, либеральная экономическая модель, основанная на свободной игре рыночных сил при ограничении государственного вмешательства  в экономику, то в Белоруссии – модель, основанная на активной регулирующей роли государства. Распространение экономической системы России как более  мощного партнера на Белоруссию неприемлемо для РБ, поскольку слом сложившейся в республике (и в целом  показавшей неплохие результаты) модели хозяйствования неизбежно привел бы ее к тяжелым экономическим и социальным потерям.

В целом идея создания Союзного государства,  как представляется, опередила свое время: Россия и Белоруссия пока не готовы к высшим формам экономической и, тем более,   политической интеграции.   

В предстоящий период существенное влияние на российско-белорусскую интеграцию, очевидно,  будет оказывать созданный в рамках ЕврАзЭС Таможенный союз Белоруссии, Казахстана и России.  «Центр тяжести»  интеграционной активности обеих стран в сфере экономики переместится на уровень таможенной «тройки»; российско-белорусское интеграционное сотрудничество в этой сфере станет частью сотрудничества в рамках  «тройки», хотя едва ли в нем полностью растворится.

Среди многосторонних субрегиональных объединений на пространстве СНГ наиболее мощным и развитым является Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). В истории ЕврАзЭС можно выделить  два этапа. Первый из них (1995–2000 гг.) охватывает период существования предшественника ЕврАзЭС – Таможенного союза, а второй (с 2001 г.) – функционирование в формате ЕврАзЭС – официально оформленной международной экономической организации.

Таможенный союз (ТС) был создан в январе  1995 г. первоначально в составе трех стран – России, Белоруссии и Казахстана; в марте 1996 г. к ТС присоединилась Киргизия и в феврале 1999 г. – Таджикистан.

В рамках ТС в 1995­–2000 гг. был намечен ряд мероприятий по развитию интеграционных процессов и началась их реализация. Были, в частности, отменены тарифные и количественные ограничения во взаимной торговле стран-участниц, согласованы импортные таможенные тарифы России, Белоруссии и Казахстана по большинству товарных позиций, сделаны первые шаги по пути координации экономической политики, активизировалось взаимодействие национальных финансовых систем. В феврале 1999 г. был подписан Договор о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве, предусматривавший поэтапное формирование единого экономического пространства России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана.

Вместе с тем, в указанный период не удалось достигнуть большинства намеченных целей в области экономической интеграции стран ТС. В конце 1990-х годов произошел откат назад в формировании Таможенного союза: в результате пересмотра Россией, Белоруссией и Казахстаном  в одностороннем порядке своих импортных тарифов уровень согласования тарифных ставок в ТС значительно снизился по сравнению с 1996 г., когда они были почти полностью унифицированы. Таможенные тарифы Киргизии и Таджикистана сильно отличались от тарифов первых трех стран. Неоднократно отмечались случаи одностороннего введения отдельными государствами ограничений на ввоз тех или иных товаров из стран-партнеров (или на вывоз в эти страны).

Развитие интеграции в ТС осложнялось и отсутствием согласованной  политики в отношениях с внешним миром, что наглядно продемонстрировало вступление в 1998 г. Киргизии во Всемирную торговую организацию (ВТО) без согласования с другими участниками ТС.

Неудачи в формировании Таможенного союза в рамках «пятерки» выявили необходимость новых подходов к сотрудничеству, создания эффективного многостороннего организационно-правового механизма реализации интеграционных договоренностей. 10 октября 2000 г. в Астане был подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) в соответствии с которым Таможенный союз был преобразован в международную экономическую организацию с четкой структурой и детально прописанным механизмом принятия решений.

Главные цели создания ЕврАзЭС – эффективное продвижение процесса формирования таможенного союза и единого экономического пространства, координация действий государств-участников при интеграции в мировую экономику и международную торговую систему[14].

В мае 2003 г. ООН зафиксировала статус Сообщества как международной организации, а в декабре того же года ЕврАзЭС был предоставлен статус наблюдателя в Генеральной ассамблее ООН.

В январе 2006 г. к ЕврАзЭС  присоединился Узбекистан, который, однако, в конце 2008 г. приостановил свое членство в Сообществе. В мае 2002 г. статус наблюдателя при ЕврАзЭС получили Украина и Молдавия, а в мае 2003 г. – Армения.

В 2003 г. были приняты Приоритетные направления развития ЕврАзЭС на 2003–2006 гг. и последующие годы. В этом документе в качестве основных направлений интеграционного сотрудничества обозначены: формирование таможенного союза; проведение согласованной экономической политики; взаимодействие в реальном секторе экономики; формирование и совместное развитие энергетического рынка; создание Транспортного союза и реализация транзитного потенциала ЕврАзЭС; взаимодействие в агропромышленном секторе; формирование общего рынка услуг; создание общего финансового рынка и развитие валютной интеграции; сотрудничество в социально-гуманитарной сфере и в области миграционной политики; расширение полномочий органов ЕврАзЭС[15].

За десять лет своего существования Сообщество заметно продвинулось вперед в решении многих намеченных задач. Так, в рамках ЕврАзЭС снято большинство ограничений на взаимные поставки товаров, что способствовало быстрому росту товарооборота между странами-участницами: с 29 млрд долл. в 2000 г. он увеличился до 123 млрд долл. в 2008 г., или в 4,1 раза[16].

Сделаны первые шаги по формированию общего рынка транспортных услуг и единой транспортной системы, а также общего энергетического рынка ЕврАзЭС. Подписано и реализуется транспортное соглашение, позволяющее перевозчикам стран ЕврАзЭС беспрепятственно осуществлять передвижение товаров по территории других государств Сообщества. Взаимодействие в рамках ЕврАзЭС способствовало синхронизации работы большинства энергосистем этих стран. Реализуется принятая в апреле 2003 г. программа освоения гидроэнергетических ресурсов Киргизии и Таджикистана, ставшая первым крупным совместным многосторонним проектом Сообщества.

В 2006 г. Россия и Казахстан создали Евразийский банк развития (ЕАБР) с целью финансирования крупных проектов в странах ЕврАзЭС, а в перспективе –  в других государствах СНГ. В 2009 г. участниками ЕАБР стали Армения и Таджикистан, в 2010 г. – Белоруссия. Уставный капитал Банка превышает 1,5 млрд долл. На 1 июля 2010 г. инвестиционный портфель банка составил 1,845 млрд долл.; в портфеле ЕАБР находились 26 инвестиционных проектов в энергетике, горнорудной промышленности, машиностроении и других отраслях  на территории стран-участниц[17].

В активе ЕврАзЭС также успешная реализация мер по противодействию мировому финансовому кризису 2008–2009 гг.,  серьезно затронувшему страны Сообщества. В 2009 г. был создан Антикризисный фонд ЕврАзЭС, размер которого со временем достигнет 10 млрд долл. Фонд уже предоставил стабилизационный кредит Таджикистану в размере 70 млн долл., рассматриваются и другие заявки[18].

В то же время необходимо отметить, что за годы существования ЕврАзЭС в развитии интеграционных процессов в рамках Сообщества были сделаны лишь первые шаги. Темпы формирования Таможенного союза  в масштабе ЕврАзЭС замедлились; поставленная задача завершения  уже в 2006 г. формирования Таможенного союза в формате Сообщества не была решена. Таджикистан и, особенно, вступившая в ВТО Киргизия значительно отстали в этом отношении от России, Белоруссии и Казахстана.

Не удалось пока добиться серьезного прогресса в развитии интеграции в транспортной сфере; на железнодорожном транспорте тарифы на перевозки, в частности, грузов Казахстана на территории России по-прежнему в 2–2,5 раза выше, чем на перевозки российских грузов. С множеством проблем сталкивается формирование общего энергетического рынка (едва ли не серьезнейшей из них является формирование цен на энергоносители, поставляемые странами-экспортерами партнерам по Сообществу). В начальной стадии своего развития находится и интеграция в финансовой сфере.

В целом в рамках «пятерки» интеграционный процесс  приобрел волнообразный характер. Сначала принимаются основополагающие  интеграционные решения, намечаются конкретные мероприятия и начинается их реализация; затем выполнение этих мероприятий начинает «пробуксовывать», а по  некоторым направлениям происходит откат назад. После этого принимаются новые интеграционные документы, намечаются новые мероприятия (многие из которых по существу наследуются от прежних, так и не  реализованных документов), затем снова следует «пробуксовка».

Причины трудностей в развитии ЕврАзЭС носят в основном объективный характер. Для Сообщества характерны огромные различия между странами по величине территории, численности населения и размерам экономики (так, экономический потенциал и емкость  рынка России более чем в 8 раз превосходит суммарный потенциал остальных членов «пятерки»). Страны  ЕврАзЭС сильно различаются по степени вовлеченности во внешнеэкономические связи, по отраслевой структуре экономики[19]  и другим важнейшим параметрам. На пространстве ЕврАзЭС можно выделить два слабо связанных между собой субрегиона: экономически более развитый и относительно стабильный северный субрегион, включающий Россию, Белоруссию и Казахстан, и менее развитый, характеризующийся высокой этнической и политической напряженностью и геополитической нестабильностью южный  субрегион, включающий Киргизию и Таджикистан (в 2006–2008 гг. южный субрегион включал также Узбекистан).

Экономическое сотрудничество стран ЕврАзЭС сдерживается  также большой географической протяженностью пространства Сообщества, значительно увеличивающей транспортные издержки, отсутствием у многих предприятий стран Сообщества реальной заинтересованности в товарах партнеров, слабостью «организационно-маркетингового» обеспечения взаимных экономических связей.

Осложняют сотрудничество в рамках ЕврАзЭС и значительные геополитические угрозы для южного субрегиона Сообщества, связанные с межэтническими конфликтами и угрозой исламского радикализма и обусловливающие высокие риски инвестиционной деятельности и сотрудничества.

Следует особо отметить, что Евразийское экономическое сообщество было в значительной мере  политическим проектом: в его состав вошли Россия и страны, политически ориентированные на нее, из которых не все были готовы к реальной экономической интеграции.

В последние годы обозначились новые подходы к развитию интеграции в рамках ЕврАзЭС, учитывающие во многом  негативный опыт предыдущих лет. Они проявились прежде всего в решении создать Таможенный союз первоначально в составе трех наиболее подготовленных к этому стран – России, Белоруссии и Казахстана, тогда как остальные государства Сообщества будут подключаться по мере готовности.

В ноябре 2009 г. руководители трех стран подписали пакет документов, предусматривающих создание Таможенного союза (ТС) с 1 января 2010 г.  В соответствии с этими документами с 1 января 2010 г. вступил в силу Единый таможенный тариф, а с 1 июля 2010 г. – Таможенный кодекс Таможенного союза. С 1 июля 2010 г. снят таможенный контроль на российско-белорусской границе, а с 1 июля 2011 г. намечается снятие такого контроля и на границе между Россией и Казахстаном. Единый таможенный тариф ТС  на импортируемые товары охватывает более 11 тыс. единиц – подавляющую часть Единой товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности ТС[20].

Приступила к работе Комиссия Таможенного союза, ставшая на пространстве СНГ первым наднациональным органом, решения которого обязательны для стран-участниц.

По расчетам ученых российского Института народнохозяйственного прогнозирования, суммарный эффект от создания Таможенного союза, измеряемый дополнительным ВВП стран-участниц, к 2015 г. составит около 400 млрд долл. При этом Россия за счет интеграционного фактора должна получить дополнительно 16,8% от современного уровня ВВП, Белоруссия – 16,1%, а Казахстан – 14,7%[21]. На наш взгляд, эти оценки являются несколько завышенными; однако сама возможность получения значительного экономического эффекта от создания Таможенного союза не вызывает сомнений.

В декабре 2009 г. – еще до запуска  Таможенного союза – президенты стран-участниц ТС договорились перейти к 2012 г. к следующему, более  высокому этапу интеграции – Единому экономическому пространству (ЕЭП) и утвердили План действий по формированию ЕЭП.  9 декабря 2010 г.  президенты Белоруссии, Казахстана и России приняли Декларацию о создании Единого экономического пространства и утвердили пакет документов, обеспечивающих в ЕЭП свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, функционирование однотипных механизмов регулирования экономики, основанных на рыночных принципах и применении гармонизированных правовых норм. Предполагается, что ЕЭП начнет функционировать с 1 января 2012 г. после ратификации странами-участницами документов о его создании.

Рассматривая создание ТС как безусловно положительное явление, необходимо иметь в виду и проблемы, которые неизбежно возникнут в ходе реализации этого проекта. Создание ТС (а затем и ЕЭП) в сжатые сроки, при сохраняющихся больших различиях между странами-участницами может привести,  как это неоднократно бывало ранее, к нарушениям странами достигнутых договоренностей. Остается открытым вопрос о том, как отразится на ТС предполагаемое вступление стран-участниц в ВТО. Следует также отметить, что формирование ТС создает проблемы и в деятельности ЕврАзЭС, в рамках которого официально действует эта организация. Учитывая, что Киргизия и Таджикистан в обозримом будущем объективно не будут готовы к вхождению в ТС, эти страны могут быть фактически выключены из интеграционного процесса, что серьезно ограничит возможности ЕврАзЭС как интеграционного объединения.

Особое место среди субрегиональных группировок на пространстве СНГ занимает Организация за демократию и экономические развитие – ГУАМ, выражающая, в отличие от рассмотренных выше объединений, центробежные тенденции в Содружестве.

Объединение ГУАМ было создано в октябре 1997 г. и получило название по первым буквам названий государств-участников (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия). В 1999 г. в Объединение вступил Узбекистан, и оно стало называться ГУУАМ. 7 июня 2001 г. на первом саммите ГУУАМ в Ялте была принята Хартия ГУУАМ, определяющая цели и принципы этого объединения.

В июне 2002 г. Узбекистан ограничил формат своего участия в ГУУАМ, а в мае 2005 г. заявил о выходе из него. После этого объединение вернуло себе прежнее название – ГУАМ.

В июне 2003 г. объединению ГУУАМ был предоставлен статус наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН.

Новый этап в развитии ГУАМ начался в мае 2006 г., когда была создана Организация за демократию и экономическое развитие и принят ее Устав. По мнению многих экспертов, фактически главной целью организации  ГУАМ, участники которой (прежде всего Грузия, Молдавия и до недавнего времени Украина) находятся в напряженных отношениях с Россией, является избавление от энергетической зависимости от нее с помощью переброски каспийской нефти и газа в обход российской территории[22]. В достижении этой цели страны ГУАМ опираются на поддержку США и ЕС, заинтересованных в  появлении альтернативных (в обход России) путей транзита энергоресурсов на Запад.

В целом в деятельности ГУАМ явно преобладает  геополитическая и геоэкономическая  составляющая.

Экономики стран ГУАМ слабо связаны между собой; пространство ГУАМ, в отличие от пространств Союзного государства, ЕврАзЭС и Таможенного союза, не представляет собой единый территориальный массив, что затрудняет экономическое сотрудничество стран-участниц. Доля взаимной торговли в общем объеме внешней  торговли стран-участниц ГУАМ в последние годы составляет не более 2–3%, поэтому интеграционный потенциал данной организации весьма невелик.

В июле 2002 г. было подписано Соглашение о создании зоны свободной торговли, опирающееся на основные нормы и принципы ВТО и предусматривающее отмену  налогов и сборов, таможенных пошлин и количественных ограничений во взаимной торговле стран-участниц ГУУАМ. Реализация данного соглашения способствовала значительному росту взаимной торговли: только за 2001–2006 гг. она увеличилась почти в 4 раза. Однако ожидаемого существенного увеличения ее доли в общем объеме внешней торговли стран ГУАМ не произошло.

В последних документах ГУАМ предусматривается интеграция   потенциалов национальных экономик стран-участниц в целях повышения привлекательности региона и значимости ГУАМ в межрегиональном и мировом масштабах. Представляется, однако, что эта цель едва ли достижима. Страны ГУАМ не готовы к реальной интеграции; существование и деятельность этой организации в решающей мере определяется  внешними факторами. Поэтому  перспективы ГУАМ представляются неопределенными; они будут зависеть прежде  всего от развития общей геополитической и геоэкономической ситуации в регионе.

 


[1] Доклад Национального экономического совета «Экономическое сотрудничество – фактор интеграции стран СНГ». Екатеринбург, 2004.  С. 9; Независимая газета, 2007, 22 января.

[2]  Содружество Независимых Государств  в 2009 году. Статистический ежегодник. М., 2010.  С. 101.

[3]  10 лет Содружества Независимых Государств: иллюзии, разочарования, надежды. М.,  2001. С. 6; БИКИ,  2010, 25 февраля. С. 2.

[4]  Зевин Л. Векторы внешнеэкономической политики России//Вопросы экономики. 2009. № 10.  С. 138.

[5]  Там же.

[6]  10 лет Содружества Независимых Государств: иллюзии, разочарования, надежды.  С. 15.

[7]  В 2006–2008 гг.  в ЕврАзЭС входил также Узбекистан, в конце 2008 г. приостановивший свое членство в Сообществе.

[8]  Независимая газета. 2009, 8 октября.

[9] По мнению ряда политиков и экспертов, СНГ создавалось прежде всего как инструмент  «цивилизованного развода» бывших республик СССР. С этой точки зрения (хотя она представляется спорной), Содружество свою задачу выполнило.

[10]  Союз. Беларусь – Россия. 2007, 8 февраля.

[11]  По имеющимся оценкам, на Белоруссию приходится 56% общего объема военно-технического сотрудничества России со странами СНГ.

[12]  Белорусы и рынок. 2010. 14–21 июня.

[13]  ВВП России в 2009 г. составлял 1233,1 млрд долл., а ВВП Белоруссии – 48,8 млрд долл.//Содружество Независимых Государств в 2009 году. Статистический ежегодник. М 2010. С. 27.

[14]  ЕврАзЭС в вопросах и ответах. М. 2004. С. 2.

[15]  Панорама Содружества. 2004. № 1. С. 21–25.

[16]  Известия. 2010, 8 октября .

[17]  http://ru.wikipedia.org/wiki/%DO%95%DO%B2%D1%80%DO%.

[18]  Известия. 2010, 8 октября

[19]  Белоруссия, Казахстан и Россия относятся к числу индустриальных стран, а Киргизия и Таджикистан – к числу аграрных.

[20]  Известия. 2010, 8 октября. По отдельным товарам тарифы по-прежнему устанавливаются пока на национальном уровне.

[21] http://www.ukragroconsult.com/content/view/69961/60.

[22]  Как отмечалось в российской печати, «экономическая концепция ГУАМ замешана на азербайджанской нефти» (Российская газета. 2006, 24 мая).



Аналитические записки

Сборник «Аналитические записки», приложение к журналу «Международная жизнь», предлагает читателю анализ ситуации в России и мире.

добавить на Яндекс



  наверх